Каменное яйцо.

Первый отпуск на море я проводил в Батуми в 1982 году. Развлечений там было много и выпито красного домашнего вина с чачей тоже немало.
Один раз, выйдя на берег моря и искупавшись в нём, я рухнул на берег усыпанного галькой пляжа. Гальки было много. Моё внимание привлек абсолютно белый камень, по форме очень напоминающий яйцо и был принесён мной в столовую на следующий день.
Многие пытались очистить яйцекамень от скорлупы с энтузиазмом! Энтузиазма было много!

Сочи в апреле!

 Хорошо в Сочи в апреле, потому, что нет жары. Правда, море холодное и я не купался, потому что солидные и молодые мужчины в холод не купаются. Прошло то время, когда я будучи молодым и зелёным открывал купальный сезон в Чёрном море в марте под Ялтой.
Первый раз в Сочи всем семейством мы были в 88 году, когда ребёнок на весь пляж закричала “ Папа, папа, гляди твоя знакомая стюардесса!”
Это волнительное событие описано в главе “Летний Кайф”, а рисунок от туда очень понравился моей знакомой англичанке из города Лондона, когда я переводил эту главу. Что она сделала его фоном рабочего стола! Так что моя акварель уже известна далеко за пределами России, впрочем, как и моя Книга.
Потом мы часто ездили в Сочи, даже взяв Хрюшку, нашу морскую свинку. В Сочи ей было хорошо, потому, что было много зелени и было тепло. А один раз ездили вообще без Люды. Потому, что Люду отправили на курсы усовершенствования. Обратно, я возвращался один, потому что Оля осталась в детском лагере в Сочи.
Мы часто летали в Сочи. Там можно было купить всякую фруктовую вкусноту, а цветы там продавались охапками. Раз я купил Люде пару килограммов роз!
Приключений в воздухе над Сочи было немало. Все они в моей Книге изложены.
В Книге не написан уникальный факт как мы летели туда и обратно через день при попутном ветре, сэкономив около 30 минут времени и полторы тонны керосина!
Причём, ситуацию я сообщил экипажу, и они просто были потрясены моей прозорливости! (Это были обыкновенные знания. Ничего более.)
Последний раз я летал в Сочи в феврале.
“Февраль 2004 года. Мне ещё осталось только 46 часов до моего последнего полёта. Мы летим в Сочи. Наш стандартный экипаж и проверяющий, наш Павел, зам. командира эскадрильи. Если честно, то погода была дрянь, снег, плохая видимость, и я не очень- то верил, что это заряд. По прошлому опыту, такая погода могла продолжаться долго, до вечера. Но прогноз был нормальным, и по документам мы не должны были задерживаться, полетели. У меня в кабине гость - товарищ сына нашего Владимира Николаевича, нашего Командира. Вообще, устал, ещё гости. Ничего, скоро уже отпуск.
Со мной сидел самый обычный парень, с толстыми очками и вообще ничем не примечательный. Одним словом очкарик! Ладно, пусть уж сидит, тем более что Владимир Николаевич попросил. Пока рулили к исполнительному старту, познакомились. Султан, так звали того парня, купил билет в Сочи и обратно с нами, чтобы просто посидеть в кабине и получить то же удовольствие, что и мы! Даже, видимо большее! Я такого не видел! Мне казалось, что в этом

Ельциноидно-Чубайсоидном обществе остались только “Баобабы”. Потом выяснилось, что даже летаем мы с ним в одном аэроклубе, и даже у одного инструктора, а лётчиком он не смог стать из-за зрения. Зауважал я Султана, и весь полёт старался ему всё рассказывать и показывать.
Через 3 часа, мы уже над Сочи. Погода дерьмо, и мы ещё полчаса крутимся в зоне ожидания, а потом уходим на запасной в Краснодар. Султан рад, потому, что полетает ещё, а я очень хочу писать, поэтому радоваться буду только в туалете. Пока заправлялись, погода улучшилась и мы снова в воздухе. В общем, вместо 5 часов 50 минут, мы налетали целых 8. “

И вот через десять лет мы снова в Сочи. Изменилось всё. Узнавал только кое-что старое.

Дельфины

Давным-давно, когда я ещё летал в авиакомпании Пулково, и она была второй после Аэрофлота, в месте впадения реки Псоу в Чёрное море, разделяющих Россию и Абхазию, был наш лагерь под названием Крылья Балтики. Это была турбаза только для персонала авиакомпании. Персонал авиакомпании строго по очереди отдыхал, а потом с новыми силами брался за борьбу в капиталистическом соревновании.
Мне даже дали отпуск в июле, потому что очередь на турбазу подошла.
Вот с моими девчонками я и поехал. Турбаза, потому, что там было место, где спать, где готовить и автобус, который возил на рынок и пообедать, кто не хотел париться на кухне.
Купались и загорали до одури, и забот не было.
Осталась последняя неделя славного нашего отдыха, как вдруг со стороны Грузии метрах в 200 от берега, выпрыгивая из воды, и вызывая восхищение, проплывала стая дельфинов. Плавал я хорошо и не нашёл тех глубин, что не подчинились бы мне. Однако, дельфины уплыли и ускакали прежде, чем я понял, что мне к ним не успеть.
Это был единственный случай, когда я видел живых дельфинов на воле.
Лет через 10 меня списали, авиакомпания изменила своё название и стала Россией, я поработал ещё 8 лет на земле и ушёл на окончательную пенсию.
Мы впервые за всё время после окончания моих полётов поехали отдохнуть в Сочи.
Уже перед отъездом, я снова встретил дельфинов. Пара из них проплывала совсем рядом. Но вода была холодная, да и я уж не тот, что был раньше.

Оказалось, что в рисунке полно позитива. Мой товарищ, так сказал. Он попросил ему дельфинов нарисовать.

В городе Сочи, тёмные ночи

Когда наступало лето, мы летали на износ. (Сейчас стало ещё хуже, денег правда больше стали платить, но нужны ли они когда света белого не видишь?)
Выходных не было или почти не было. На выходные нас отправляли в “Сочи на три ночи”. Вообще, летом мы проводили до дней 5 на море в месяц, потому что, летали и в Сочи, и Баку, и Сухуми. Там и отдыхали. Ещё в конце 80-х добавилась смена в Ташкенте. Там тоже был водоём.
Потом, в 90-м я на Родину, в Питер вернулся. Тут сезонность была по- меньше, потому, что лётчиков больше, и на Ту-134 летом работы было меньше, потому, тела свои возили на море на Ил-86 и Ту-154. Зато в остальное время больше летали мы. То простые пассажиры, то народные депутаты, то бизнесмены с нами летали. И как то раз, прилетели мы уже под вечер. Сдали самолёт, документы и прочее и отправились на море. Было полнолуние, бархатная южная чёрная ночь и ласковое спокойное море с яркой искрящейся дорожкой потрясли меня!