В. Белинский говорил о том, что «человек - предмет вечно интересный для человека». Возможно, именно поэтому портрет вечно интересен любителям изобразительного искусства (бывают, конечно, исключения – не спорю). Сегодня мне хочется напомнить вам о том, как зарождался портретный жанр в русской живописи, о его первых шагах - о парсуне…

Впервые парсуну увидела в нашем Серпуховском историко-художественном музее. Когда всмотрелась в потемневшие от времени краски и холст и поняла, что передо мною не лик – лицо (к тому же лицо человека, знакомого по литературным источникам), меня охватила внутренняя дрожь: с парсуны внимательно смотрели глаза человека, давно покинувшего этот мир, но оставившего след в нашей истории.

Есть особое очарование в неумелых (с точки зрения определённых ценителей живописи) парсунах, в которых слышатся отзвуки XVII столетия, когда в России появились и стали всё ярче проявляться светские тенденции, обозначился интерес к европейским вкусам и привычкам. Художники-иконописцы обратились к западноевропейскому опыту, и в их работах начались поиски портретности – внешнего (пока только этого) сходства. Именно в иконописной среде, у мастеров Оружейной палаты родилось новое понимание портрета человека.

«Парсуна» (искажённое «персона») с латинского переводится как «особа» (не «человек» - «homo», а именно «особа» – «царь», «вельможа», «посол» – с подчёркиванием понятия рода). Парсуны - светские парадные портреты в интерьере - воспринимались как знак престижности, не случайно их сравнивают со стихотворными панегириками. И пусть художников в меньшей степени интересовало лицо, а в приоритете были поза изображённого, пышные одежды, богатые детали, аксессуары, изображения символов рода и т. д. – парсуны всё равно являются бесценными свидетельствами времени. 

Патриарх Никон с клиром. 1660-е гг.

Это единственный сохранившийся прижизненный портрет патриарха Никона, единственный дошедший до нас групповой портрет той эпохи, и прекрасная иллюстрация патриаршего и церковно-монастырского быта того времени.

В парсуне соединяются черты и приёмы традиционной древнерусской иконописи и западноевропейской светской картины с натуры, а саму живопись можно отнести к двум техникам классической масляной живописи: на деревянной основе и светлых грунтах; на холсте и тёмных грунтах. Большинство художников, писавших парсуны, придерживались церковных канонов, использовали плоскостное узорное письмо. И сходство с реальным человеком было чаще всего условным, но главное – оно было…

Искусствоведы (чтобы хоть как-то упорядочить экземпляры портретной живописи той эпохи) выделяют несколько типов парсун, но, на мой взгляд, это – тема для отдельного разговора. Если же ваш интерес велик, информацию в сети найти можно)))

Искусство парсуны просуществовало до 1760-х годов, но в провинциальных русских городах портретам (особенно купеческим) ещё долго были присущи черты некоторого примитивизма, ещё долго чувствовалось влияние парсуны.

Один из ранних образцов парсуны - оплечный портрет Ивана Грозного из Национального музея Дании. 1630 г.

Очень выразительные глаза, окаймленные тёмным контуром, и брови.

Далее парсуны, изображающие Ивана Васильевича из разных музеев. Выбирайте на свой вкус)))

Парсуна царя Ивана Грозного из Музея-заповедника "Александровская слобода"

Парсуна царя Ивана Грозного. Первая четверть XVIII века. Музей-заповедник "Александровская слобода"

Парсуна царя Ивана Грозного

Парсуна царя Ивана Грозного из музея Углича

Парсуна царя Ивана Грозного из музея Вологды

Парсуна царя Ивана Грозного из музея Нижнего Тагила


Во второй половине XVII века развитие парсуны шло по двум направлениям. Первому было присуще ещё большее усиление иконописного начала: черты реального персонажа как бы растворялись в идеальной схеме лика.

Парсуна Михаила Васильевича Скопина-Шуйского

Непобедимый полководец Смутного времени. Он подавил восстание Болотникова, вёл переговоры со шведами, начал реформировать русскую армию, но… был отравлен дочерью Малюты Скуратова из-за политических интриг Дмитрия Шуйского. По описаниям современников, Михаил Васильевич отличался богатырским сложением. К примеру, в Историческом музее хранится палаш Скопина-Шуйского. Пользоваться им мог только настоящий богатырь))) 

Представители второго направления постепенно усваивали приёмы западноевропейской живописи, стремились к передаче индивидуальных особенностей модели, объёмности форм; хотя сохранялась и традиционная «застылость» поз, и условность трактовки одеяний – не всё сразу)))

Парсуна царя Фёдора Алексеевича. 1686 г.

Хороша видна некоторая двойственность парсуны: лицо юного царя написано объёмно, а одеяния и картуши ("мотив" в виде свитка) решены достаточно плоскостно.

Парсуна царицы Марфы Матвеевны Апраксиной. Конец XVII-начало XVIII века.

Марфа Матвеевна Апраксина - вторая жена царя Фёдора Алексеевича.

Парсуна Григория Петровича Годунова. 1686 г.

Российский государственный деятель. Стольник. Последний представитель рода Годуновых.

В 1672 году вышла в свет «Большая государева книга или Корень российских государей» известная также как "Царский титулярник», где были записаны полное название государства, полный титул царя; были нарисованы символы и эмблемы земель, входящих в состав русского государства. В это издание входил целый ряд портретных миниатюр - изображения русских царей, членов их семьи, патриархов, а также зарубежных представителей верховной знати. Кто здравствовал, писали с натуры.

Патриарх Филарет

Парсуна царя Бориса Фёдоровича Годунова

Основателем рода являлся Чета – татарский мурза, принявший в Орде от митрополита Петра христианскую веру. Переехав на Русь, Чета построил рядом с Костромой знаменитый Ипатьевский монастырь. От этого Четы, а точнее от его внука Ивана Годуна и берёт свое начало род Годуновых. 

Парсуна царя Михаила Фёдоровича Романова

Необычайно хорош поясной портрет царя Алексея Михайловича Романова в «большом наряде». 1680 г.

Царь изображён в торжественном костюме, расшитом жемчугом и драгоценными камнями, в высокой шапке, опушенной мехом. Лицо трактовано более правдиво, чем в ранних парсунах. 

Парсуна Ермака Тимофеевича

Казачий атаман, покоритель сибирских земель. Происхождение Ермака в точности неизвестно - существует несколько версий. «Родом неизвестный, душой знаменитый». Согласно С. У. Ремезову, отец которого - казачий сотник Ульян Моисеевич Ремезов - знал лично выживших участников похода Ермака, он знаменитый атаман был: «вельми мужествен, и человечен, и зрачен, и всякой мудрости доволен, плосколиц, черн брадою, возрастом (то есть ростом) середней, и плоск, и плечист».

Преображенская серия. Она включает в себя группу портретных изображений, заказанных Петром I для своего нового Преображенского дворца. Большинство персонажей серии - участники "Всепьянейшего сумасброднейшего собора всешутейшего князь-папы" - колоритного, специфического явления петровской эпохи, составлявшего часть придворной жизни того времени и созданного Петром I. Членами «собора» были люди знатных фамилий из ближайшего окружения царя. Портреты серии отличаются большей эмоциональной и мимической раскованностью, если их сравнивать с ранней парсуной.

Щепотев Иван Андреевич - доверенное лицо Петра I. Исполнял при императоре обязанности стряпчего, затем стольника.

Здесь уже налицо))) характер - хитрец, "срамослов»…

Парсуна Якова Тургенева. 1695 г.

Усталое, изрезанное морщинами лицо немолодого человека. В его печальных глазах, в чертах лица, на мой взгляд, есть нечто трагическое. И судьба его была трагической.

Парсуна Андрея Бесящего — Андрея Матвеевича Апраксина. Конец 1690-х гг.

A.M. Апраксин - брат царицы Марфы Матвеевны, стольник царя Иоанна Алексеевича. Обер-шенк Петра I, с 1724 года - граф.

Практически хрестоматийный образец парсуны - изображение В. Ф. Люткина. 1697 г. 

Общественный деятель конца XVII века, стольник, бригадир при Петре I. Василий Фёдорович Люткин известен не своей ратной или государственной деятельностью, а тем, что его парсуна висит в Государственном историческом музее. Так тоже бывает)))

Парсуна Ивана Борисовича Репнина.

Русский военный и государственный деятель, стольник (1640), боярин и дворецкий (1658), ближний боярин (1679), воевода в Могилеве, Новгороде, Полоцке, Белгороде, Смоленске и Тобольске.

Парсуны Натальи Кирилловны Нарышкиной - матери Петра I.

Эта работа приписывается М.И. Чоглокову (работал в 1678-1723 гг.). Вполне возможно, что это прижизненный портрет царицы.

Парсуна Петра I в детстве

Парсуна Евдокии Лопухиной - первой жены Петра I

Парсуна Евдокии Лопухиной в монашестве

Парсуна князя Василия Васильевича Голицына

Боярин, дипломат и государственный деятель, фактический глава русского правительства во время регентства царевны Софьи (1682-1689). В.В. Голицын изображен с текстом «вечного мира» между Россией и Речью Посполитой, подписанного при его активном участии

В заключение хочется подчеркнуть - парсуна обладает очень дорогим качеством: эти произведения внушают безоговорочное доверие как непреложные исторические свидетельства важного и судьбоносного для страны временного периода. И практически всех их объединяет очень огорчительная деталь – их авторы неизвестны, но… Проложив путь профессиональной живописи нового (общеевропейского) типа, парсуна свою миссию выполнила. Ну а новое время поставило иные художественные задачи – начиналась эпоха светской живописи