Владимир Жуков

(31 марта 1920— 27 октября 1995)

Владимир Семёнович Жуков

Фото Н. Кочнева

Владимир Семёнович Жуков родом из Иваново-Вознесенска, сын рабочего. Учился в той же школе, что и Н. Майоров (ныне школа № 26). В 1939-м был призван в армию и попал на финскую войну, получил тяжёлое ранение в 1940-м.

С октября 1942-го снова воевал — добровольцем — уже с немцами, снова пулемётчиком. В конце войны получил ранение и контузию.

Окончил литературный факультет Ивановского педагогического института. За время литературной деятельности опубликовал около тридцати сборников стихов, в 1977 году стал лауреатом Государственной премии России. Кавалер орденов Октябрьской Революции и Дружбы народов (в 1943 году был представлен к ордену Красной Звезды, который не получил...).

В канун 55-летия Победы на школе № 26 установлена памятная доска с его барельефом. Администрация города Иванова учредила литературную премию им. В. С. Жукова.

ПУЛЕМЁТЧИК

С железных рукоятей пулемёта

он не снимал ладоней

в дни войны...

Опасная и страшная работа.

Не вздумайте взглянуть со стороны.

ПОДСНЕЖНИК НА БРУСТВЕРЕ

Был снег по плечи... Я и не заметил,

когда впервые запахом земли

в лицо пахнул мне безпокойный ветер

и на берёзах почки отошли.

И полушубок сразу стал не нужен.

Невесть откуда взявшись, на тропе

заголубели, зачернели лужи,

и обвалились стенки на НП.

И запестрели рыжие пригорки

сквозь проволоку на земле ничьей.

На песню от простой скороговорки,

сливая звуки, перешёл ручей.

И, корочку листвы едва осилив,

ко мне в окоп головку наклоня,

открыл глаза подснежник бледно-синий

и изумлённо смотрит на меня,

на гильзы, на солдатские портянки,

что ветерок трепал, отволгло свеж.

Мы этой ночью откопали танки

и выкатили пушки на рубеж.

Нам надоела нудная зимовка,

коптилок чад, и лабиринт траншей,

и выстрелы из снайперской винтовки

с давно осточертевших рубежей.

В бездействии вконец изнылись души,

ждя наступленья, как войны конца...

Шипя и воя, грянули «катюши»,

и, холодея, ёкнули сердца.

АТАКА

Дождём и снегом сеет небо.

А ты лежишь. И потом взмок.

И лезет в душу быль и небыль,

гремит не сердце, а комок.

Почти минута до сигнала,

а ты уже полуприсел.

Полупривстала рота. Встала.

Полупригнулась. Побежала...

Кто — до победного привала,

кто в здравотдел, кто в земотдел.

1943

Источник с форматированием