The Ventures - Greenfields (Original - 1961).

зеленые wave02 (700x466, 205Kb)

Где-то есть город, тихий, как сон. 

 Пылью тягучей по грудь занесен.

 В медленной речке вода как стекло.

 Где-то есть город, в котором тепло. 

Наше далекое детство там прошло… 

 Ночью из дома я поспешу, в кассе вокзала билет попрошу: 

 «Может, впервые за тысячу лет дайте до детства плацкартный билет!..» 

 Тихо ответит кассирша: «Билетов нет…» 

Так что ж, дружище! Как ей возразить? 

 Дорогу в детство где еще спросить? 

А может, просто только иногда лишь в памяти своей приходим мы сюда?.. 

 В городе этом сказки живут. Шалые ветры в дорогу зовут. 

Там нас порою сводили с ума сосны — до неба, до солнца — дома.

 Там по сугробам неслышно шла зима… 

Дальняя песня в нашей судьбе, ласковый город, спасибо тебе! 

Мы не вернемся, напрасно не жди. Есть на планете другие пути. 

Мы повзрослели. Поверь нам. И прости.

стихи Роберта Рождественского

История песни

Я ее почерпнула по ссылке на приглянувшуюся мне запись одного из пользователей livejournal.com под названием «Бутылка, найденная в рукописи — Greenfields / Город детства»:

«Оказывается, вот так выглядит оригинальное исполнение *)

https://muskmellon.files.wordpress.com/2011/06/greenfields.jpg

песни «Город детства» («Где-то есть город тихий, как сон…») Меня на днях шеф просветил.

«Greenfields» была написана в 1956 году участниками американской фолк-группы «The Easy Riders» (Terry Gilkyson, Richard Dehr and Frank Miller), а мир ее узнал четырьмя годами позже — в 1960-м году и в исполнении группы «The Brothers Four». Их сингл «Greenfields» стал вторым в американских чартах. Интересно, что группа «The Brothers Four» существует и концертирует по сегодняшний день, три года назад отметив 50-летний творческий юбилей. Впрочем, из первоначального состава там остался только контрабасист Боб Флик».

*) К сожалению, правила предписывают просмотр этого видео только на сайте youtu.be — Мария Ольшанская.

Примечание из обсуждения этого видео:

«The Brothers Four» — американская фолк-группа, основанная в 1957 году в Сиэтле, штат Вашингтон. Боб Флик, Джон Пейн, Майк Киркланд, и Дик Фоли встретились в университете Вашингтона, где они были членами братства Phi Gamma Delta, в 1956-м (отсюда «Братья»).

Идем дальше по тексту записи в livejournal.com:

«Позднее, поэт Роберт Рождественский перенес эту песню на советскую почву, написав на ее мелодию новые стихи. Вот как он сам об этом пишет:

«И песня об Омске у меня есть — «Город детства», её поет Эдита Пьеха. <…> Я привез откуда-то эту мелодию, бредил, бредил ею и, наконец, написал стихи. Потом лишь узнал слова песни: единственное, что совпало — и они о детстве. Мне рассказывали, что в Канаде перевели мои стихи и даже решили, что они лучше. Человек на разных этапах заново переживает свою жизнь. Это какое-то осмысление себя, и здесь присутствуют не только детство, не только Омск. Но в то же время — и детство, и Омск».

C чего Рождественский взял, что изначальный текст — о детстве, да и в каком смысле он «привез откуда-то эту мелодию» — загадка. Но в любом случае, надо признать, что новый текст тоже оказался хорошим. А вот аранжировка и исполнение, по сравнению с американским оригиналом сильно проигрывают (здесь и далее — мое очень (!) субъективное мнение)».

Примечание, почерпнутое на сайте Эдиты Пьехи:

«Город детства». Считаю на 90%, что это шотландская народная мелодия в обработке хороших музыкантов, считающих себя авторами. В 1965 году я услышала эту песню в Париже, в универмаге. По-французски «Зеленые поля». Вернувшись, пришла к Роберту и сказала: «Я во Франции услышала такую красивую мелодию. Я там родилась и хочу, чтобы была песня про место, откуда я родом! Там шахтеры, у которых глаза не нарисованы, а пылью угольной подведены. Там зеленые поля… Напиши про это песню!»

Так появился «Город детства»:

«Где-то есть город, тихий, как сон, пылью тягучей по грудь занесен…»

Роберт не сказал, что шахтерский. Ну ничего, все понимают.

«В медленной речке вода, как стекло»

Правда речки там не было…»

(Эдита Пьеха)

Кстати, на этом сайте (на странице, посвященной Роберту Рождественскому) песня записана так: «Город детства» (Ф. Миллер — русский текст Р. Рождественский) 1966.

А что касается «шотландской народной мелодии в обработке хороших музыкантов», то на память приходит песня о гвозде — «Девушка из харчевни» Новеллы Матвеевой, которую тоже называют шотландской, написанная в 1964-м году.

Я сама слышала очень похожую мелодию с текстом на английском языке, которая залетела в мой компьютер как христианская песня (среди десятка других). С «Городом детства» ее объединяет музыкальный размер три четверти.

Я не ошиблась с размером?

Трансформацию авторства песни можно проследить по дискографии Эдиты Пьехи.

На пластинке 1968 года 33С-01327-28 (Эдита Пьеха и ансамбль «Дружба») указано — «Город детства» (Автор музыки неизвестен — Р. Рождественский).

Дискография в версии от 26 февраля 2003 года содержит позицию CDLREC-004 *2001* (Записи 80-х годов) с названием песни — «Город детства» (Ф. Миллер — Р. Рождественский).

В дискографии «Эдита Пьеха и ансамбль «Дружба» представлена следующая информация:

*1986* С60 26027 001 (LP) — «Город детства» (Шотландская народная песня — русский текст Р. Рождественского);

*2006* BoMB 033-187 (CD) — «Город детства» (Ф. Миллер — Р. Рождественский);

*2007* BoMB 033-342/340 (2CD) — «Город детства» (T. Gilkyson , R. Dehr , F. Miller — русский текст Р. Рождественского).

В теме «Бутылка, найденная в рукописи — Greenfields / Город детства» упоминался перевод «Greenfields» на русский язык Татьяны Сикорской. Этот перевод (Песни радио и кино. Для пения (соло, дуэт, хор) с сопровожд. ф.-п., баяна и без сопровождения вып.102 Москва Музгиз 1967) я нашла на сайте, посвященном творчеству Муслима Магомаева в разделе «Арии, романсы и песни из репертуара Муслима Магомаева» — Композиторы Френк Миллер, Терри Джилкисон, Рич Дер (Frank Miller, Terry Gilkyson, Rich Dehr).

Заодно можно ознакомиться с оригиналом на английском языке.

Зелёные поля (Greenfields)

Once there were greenfields 
Kissed by the sun; 
Once there were valleys 
Where rivers used to run; 
Once there was blue sky
With white clouds high above;
Once they were part of 
An everlasting love. 
Who strolled through greenfields. 
Greenfields are gone now, 
Parched by the sun.
Gone from the valleys 
Where rivers used to run.
Gone with the cold wind 
That swept into my heart, 
Gone with the lovers 
Who let their dreams depart. 
Where are the greenfields  
That we used to roam? 
I'll never know what made you run away. 
How can I keep searching  when dark clouds hide the day? 
I only know there's nothing here for me, 
Nothing in this till world left for me to see.
But I'll keep on waiting 
Till you return;  I'll keep on waiting 
Until the day you learn:  
You can't be happy  
While your heart's on the roam. 
You can't be happy  
Until you bring it home.
Home to the greenfields  
And me once again, 
Home to the greenfields  
And me once again!

Варианты исполнения:

1) Once there were blue skies

2) Nothing in this wide world left for me to see

Где те долины?...

Перевод с английского
Т. Сикорской

Где те долины, 
Где глубь озер, 
Сосен вершины 
И тени дальних гор? 
Где звездный полог 
И купол голубой, 
Трав пышных волны, 
Как медленный прибой, —
Мир, что был полон 
Любовью и тобой. 
Нет трав зеленых,
Выжег их зной. 
Вдоль горных склонов 
Не бродишь ты со мной. 
Ветер холодный 
Навеки все унес,
Мир стал бесплодным, 
Как горечь пооздних слез, — 
Мир, что был полон 
Любовью и тобой. 
Кто скажет мне, в какой ты край ушла?
Где найду я в мире хоть искорку тепла? 
Мне без тебя нет жизни все равно.
В сердце стало пусто, пусто и темно… 
Но ждать я буду, 
Ждать, пока жив, 
Знаю, ты всюду 
Услышишь мой призыв, — 
Ты скажешь слово, 
Вернешься навсегда, 
Мир станет снова 
Прекрасным, как звезда, 
Мир, что был полон 
Любовью и тобой. 
Мир, что был полон 
Одною тобой! <strong>
Ещё вариант перевода (неизв.автор)
Сотканы солнцем эти края,
Реки питали зелёные поля,
Небо синело средь белых облаков,
Двое влюблённых во власти сладких снов
Мы - эти двое в бескрайних полях.
Реки иссохли, реки ушли,
Травы пожухли, дотла испепелены,
Ветер холодный сердца разъединил,
Ветер холодный мне душу застудил..
Где те долины ушедшей любви?...
Мне не узнать, что сделалось с тобой,
Что сияние солнца сменило сизой мглой,
Лишь знаю я: пустым стал белый свет,
Не на что глядеть мне, ничего в нём нет..
Но я всё надеюсь, жду: ты придёшь.
Я всё надеюсь: тепло ты сбережёшь.
Счастья не будет, покуда мы - в пути,
Счастья не будет, пока нам не войти
В дом, что стоит средь зелёных полей.

Из записи в livejournal.com:

«Есть еще французское исполнение *), про «верте кампань(е)». То бишь, про зеленую деревню, в которой родился герой песни и о которой он всю песню тоскует».

*) К сожалению, правила предписывают просмотр этого видео только на сайте youtu.be — Мария Ольшанская.

А было это…

А было это лет десять назад или чуть меньше. C апреля по октябрь возвращалась я домой с работы пешком по разным улицам, переулкам, тупикам, ведущим в никуда, пустырям и трущобам. Так однажды занесло меня на улицу Рылеева, расположенную вблизи железнодорожного вокзала и сохранившую по обеим своим сторонам множество строений средины 19 века.

«Неужели об этом ты мечтал, Кондратий, когда обсуждал со своими друзьями-декабристами будущее устройство Российской империи?», — думала я, глядя на никогда не подвергавшиеся ремонту дома. Пришедшие на смену «банде» царедворцев заколотили парадные подъезды, открыли черные ходы, превратили квартиры в коммуналки и надолго решили квартирный вопрос.

Не предполагала я тогда, что вскоре придет по-настоящему страшное время, к которому уместно приложить фразу дважды повешенного во время казни в Петропавловской крепости Кондратия Рылеева: «Неприлично дело свободы Отечества и водворения порядка начинать беспорядками и кровопролитием».

И единственной возможностью хоть на миг отрешиться от окружающей действительности будут прогулки по Харькову, о котором мой друг сказал — «Имперский город, сразу видно, и даже развалины его величественны».

С тех пор и кружу я по самым убитым местам, по самым старым районам, в которых сохранились остатки прежнего времени, нашей великой истории.

«Я люблю Москалевку!» — надпись на стене сарая, выходящей в переулок.

«Я тоже люблю», — мысленно соглашаюсь с предыдущим оратором.

Москалевка — ее застройка свидетельствует о происхождении названия района. Из-под обвалившегося кирпича и осыпавшейся дранки выглядывают рубленые бревна, из которых сложены по первоначальному замыслу дома солдат, отслуживших по 25 лет и осевших в Харькове, «москалей» — по-нашему.

Какое счастье, что Харьков — бедный город, с разрушенной инфраструктурой, погибающий от деиндустриализации и непрофессионализма любой украинской власти. Иначе давно был бы он застроен яркими турецкими скворечниками.

А так внутри дворов — остатки зданий 18 века, а вдоль улицы — век 19-й, составляющий своеобразие харьковского архитектурного стиля.

Не тем заняты украинские националисты. Не там они увидели главных врагов украинской государственности. Они разрушают памятники Ленину и его соратникам, благодаря которым и попал третий город империи в состав Украины. Ведь на самом деле главная опасность — в существовании этих развалин. Пока на Москалевке остаётся хотя бы один дом, свидетельствующий о русском происхождении города, не приживутся здесь ценности Галычыны — с ее наречием, религией и культурой, позаимствованными от соседей.

Но вернемся к песне Эдиты Пьехи.

Нет больше стадиона «Спартак» на Клочковской, расположенного напротив Каскада — фонтана в саду Шевченко. И катка того тоже нет, который был там в 60-х. Новый спорткомплекс есть, а «Спартака» нет. Именно там мы с подружками медленно скользили под мелодию «Города детства». Спустя годы, медленно скользя по улицам и переулкам будущего украинского Детройта, я и вспомнила, что «Где-то есть город, тихий, как сон…»

Был. Так точнее.

* * *

На youtu.be представлено исполнение Эдиты Пьехи со следующим примечанием: «Из фильма-концерта Ленинградского телевидения «Весна идёт». 1966 г. Музыка — Ф. Миллер, слова — Р. Джилкинсон, муз. обр. — А. Флярковский, русский текст — Р. Рождественский. Большое спасибо Анатолию Лукогорскому (г. Тюмень) за предоставленный видеоматериал».

И еще один вариант, который я предлагаю послушать в заключение этой небольшой «публикации настроения».

Музыка — Ф. Миллер, слова — Р. Джилкинсон, муз. обр. — А. Флярковский, русский текст — Р. Рождественский.

автор публикации Мария Ольшанская

Источник