Великий русский художник, прославившийся яркими, сочными, новаторскими театральными декорациями и костюмами для «Русских сезонов», Леон Бакст оказал такое влияние на театр, моду, сценографию и многое другое, что трудно переоценить его вклад, как в театральные постановки, так и в дизайн высокой моды.

Многие, выросшие после него, наверное, и не слышали ни о Баксте, ни о том наследии, которое он оставил. 

В России же это имя долгое время вообще было под запретом, как и все, связанное с первой волной эмиграции. Хотя эмигрантом в прямом смысле слова, он не был.

bakst

Л.Бакст. Автопортрет. 1893 г.

Но случилось так, что приехав в феврале 1914 года из Парижа в Петербург, уже обласканный вниманием парижской публики, награжденный орденом Почетного легиона Франции, о ком была написана книга,

Леон Бакст в России оказался всего лишь евреем, которому определено строгое место проживания - в черте оседлости. Как еврей, он имел право, согласно российским законам, жить только где-то в Белоруссии.

Таков был закон, которым руководствовались и околоточные, прибывшие к нему с приказом удалиться из столицы своей Родины. Больше Леон Бакст в Россию не приезжал. И хотя через несколько месяцев его и приняли в члены Императорской Академии Художеств, но на решение художника - никогда сюда больше не приезжать - это уже не повлияло.

Леон Бакст был в числе тех художников начала XX века, которые выступили против реализма века XIX, его шаблонов, педантичности, отсутствия полета мысли, хотя начинал молодой художник в духе реализма передвижников. Но это было только в начале пути. На пике своей карьеры Леон Бакст превратился в смелого новатора и театрального реформатора.

Он пришел в театр на волне хореографической революции Михаила Фокина, для которого были важны смысл, эмоции, тема, а не техника исполнения танца. Леон Бакст быстро уловил то, что от него хотел балетмейстер. Для каждого нового спектакля с новой темой он делал свои костюмы и свои декорации, не похожие на другие из других спектаклей.

bakst1

Л.Бакст. Эскиз декорации к балету "Шехерезада". 1910 г.

Восточный запах, буйство красок «Шехерезады» и «Клеопатры» сменяются античным колоритом Древней Греции в «Нарциссе», «Дафнисе и Хлое», «Послеполуденном отдыхе Фавна» и «Елены в Спарте»; русский стиль «Жар птицы» - стилем бидермайера в «Карнавале» и «Видении Розы».

Дикие, экзотические, варварские краски Русского балета взорвали спящий Париж, ошеломив зрителя, который шел смотреть не столько балет, сколько костюмы и декорации. Это было в буквальном смысле слова паломничество в новый, невиданный доселе театральный мир, открывшийся взору пресыщенного парижанина.

Леон Бакст однажды сказал: «Я говорю «До свидания» старым декорациям, оторванным от спектакля, костюмам, созданным старыми портнихами; всему, что превращает театральную постановку в коллекцию маленьких впечатлений без той уникальной простоты, исходящей от истинного произведения искусства»

Новый дизайн костюмов со сцены вырвался на просторы интерьера богатых домов и превратился в модный стиль с шароварами и яркими цветами Шехерезады. Тонкая эротика, которую принесли с собой «Русские сезоны», принималась с восторгом, женщины подражали стилю непревзойденной Иды Рубинштейн, столичные салоны мод предлагали наряды а-ля «Ида».

bakst2

Л.Бакст. Эскиз костюма к балету "Нарцисс" - Вакханка, 1911

Бакст создавал не просто костюмы и декорации, он строил их по особым законам ритма и визуального восприятия, тонко управляя цветом, линиями, украшениями. Он так использовал вариации и оттенки цветов, что они завораживали зрителя своей таинственностью и магией. От них невозможно было оторвать глаз.

Один и тот же цвет, но с разными оттенками передавал то целомудренность, то чувственность; то отчаяние, то гордость; то царственность, то жертвенность; то отчаяние, то откровенность. И всегда это было эмоционально насыщенно и чувственно откровенно.

Одно и то же отчаяние Бакст мог выразить в разных цветовых оттенках. Менее сильное – в оттенках зеленого, более сильное – в оттенках синего. Меняя интенсивность и цветовую насыщенность, он управлял впечатлением, находя ту цветовую ноту, которая соответствовала замыслу и теме спектакля.

Художник строил сценический образ спектакля так, что он становился второй – цветовой - реальностью, существующей параллельно с текстовой и хореографической. Изменение настроения той или иной сцены достигалось введением дополнительной цветовой гаммы.

bakst3

Л.Бакст. Эскиз декорации к балету "Послеполуденный отдых фавна", 1911

Она могла уничтожить безмятежность одним движением яркой нижней юбки, подобно тому, как великая актриса из «Театра» Сомерсета Моэма только одним ярким цветовым пятном, без единого слова, преобразила спектакль, заодно уничтожив свою соперницу.

Так в «Дафнисе и Хлое» в спокойную и умиротворенную сцену с пастухами и пастушками, мирно расположившимися в свежей зелени деревьев, одетыми в одежду мягких, желто-коричневых цветов с декором, стилизованным под упорядоченный античный орнамент, вдруг врывается контрастный мир разбойников.

Контрастный, как по цветовой гамме, так и по одежде, утяжеленной тканью и ее обилием. Даже не слыша слов и не видя танца, визуально становится понятно, что происходит на сцене: мир пастушеский гармонии и свежести, стабильности и порядка вдруг разрушается вторжением мира, окрашенного в пурпурные и темно-синие цвета, олицетворяющие насилие, жестокость и варварство.

Это не могло не завораживать. Под рукой Леона Бакста вдруг оживали те книжные иллюстрации сказок, которыми молодой Леон Бакст украшал издания, подрабатывая себе на хлеб в далеком Петербуге. Напоминали они и книжные иллюстрации Александра Бенуа, с которым они основали журнал «Мир искусства», где он руководил художественным отделом редакции.

bakst4

Л.Бакст. Эскиз декорации к балету "Спящая красавица", 1921

В 1909 году Леон Бакст окончательно поселился в Париже и сотрудничал с Сергеем Дягилевым до тех пока, пока напряженность в отношениях не переросла в открытый конфликт. В 1918 году они расстались, хотя в 1922 году на короткое время сходились снова.

У Бакста было очень много поклонников и, соответственно, заказов. Работал он на износ, редко кому отказывая. Собственно от переутомления он и умер. Во время работы над декорациями для балетной труппы Иды Рубинштейн, его постиг нервный припадок, в результате которого произошел отек лёгких.

Леон Бакст умер двадцать седьмого декабря 1924 года, ровно девяносто лет тому назад. Десятого мая 2016 года исполнится 150 лет со дня рождения великого русского художника Леона Бакста. А родился мальчик в провинциальном городке Гродно, что в Белоруссии, и звали его тогда не Леон Бакст, а Лейб-Хаим Розенберг.

bakst5

Л.Бакст Жар-птица

 Леон Бакст (Лейб-Хаим) родился в 1866 году в маленьком городке Гродно в семье то ли раввина, то ли мелкого коммерсанта Израиля-Самуила Баруха-Хаимовича Розенберга. Семья была небогатой, но имела богатого родственника – деда Леона Бакста, проживавшего в Петербурге.

Богатый дедушка решил помочь бедным родственникам и вскоре они переехали в Петербург. Дед был очень хорошим портным, имел хорошие заказы от богатых клиентов и свой дом устроил по образцу парижских салонов с богатыми статуэтками, вазами, мебелью, певчими птичками и дорогими картинами.

Лейб-Хаим рос очень нервным мальчиком, со склонностью к истерикам. Он очень рано начал читать и читал все подряд. Особенно нравилось ему рассматривать красивые картинки в книгах и журналах. Леон стал их вырезать и устраивать перед своими сестрами различные сценки, придумывая для них разные истории.

Книги, опера, которую мальчик посещал вместе с родителями, дедовский дом с изящным интерьером, картинами и заморскими птицами будили детское воображение. Школу, хоть она и была одной из лучших, мальчик не взлюбил: она отвлекала его от фантазий, волшебства воображения и рисования, к которому Лейб-Хаим пристрастился.

Родители не были в восторге от его увлечений, тем более, что иудейская вера запрещала любое изображение твари и человека. Но попытки отговорить мальчика от рисования заканчивались слезами и истериками. В конце концов, было решено прибегнуть к помощи специалистов, которые должны были оценить способности мальчика.

Деду удалось показать рисунки внука известному скульптору Марку Антокольскому, который высоко оценил талант мальчика и посоветовал отдать его учиться живописи. На этом споры закончились и в семнадцать лет Лейб-Хаим становится вольнослушателем Императорской Академии художеств.

Но преподаватели Академии, заслуженные и умудренные, не приветствовали новаторские отклонения от канонов реализма, культивируя устоявшиеся приемы и шаблоны. Через четыре года, насытившись «заскорузлой стариной», юноша ушел из Академии, чем окончательно вывел отца из себя. Отныне своенравному сыну было отказано в любой помощи, включая и финансовую.

Надо было учиться зарабатывать себе на жизнь самому, благо, что Академия все-таки кое-чему научила. Молодой художник стал иллюстрировать книги, журналы, принимать заказы на портреты и оформление театральных постановок. Но с тех пор финансовые проблемы преследовали художника постоянно. Денег ему никогда не хватало.

bakst6

Л.Бакст. Александр Бенуа

Учебу молодой художник решил продолжать самостоятельно, беря уроки живописи у Антокольского, Серова и известного аквалериста Альберта Николаевича Бенуа, через которого знакомится с младшим братом художника - Александром Бенуа. Поначалу шапочное знакомство превратилось в деловое сотрудничество в журнале «Мир искусства» и долгую крепкую дружбу.

В двадцать три года Лейбу-Хаиму было предложено участвовать в выставке молодых художников. Естественно, учитывая российскую реальность, встал вопрос об имени. Было решено взять псевдоним. Так Лейб стал Леоном, Розенберг - Бакстом, по укороченной фамилии бабушки Леона (Бакстер), а Лейб-Хаим Самойлович Розенберг - Леоном Николаевичем Бакстом, известным художником.

После выставки дед решил спонсировать заграничную поездку внука, отправив его учиться в Париж, в центр моды и всего нового в искусстве. Леон Бакст учится в знаменитой Академии Жюлиана, впитывая в себя все новое. В Париже он проживет шесть лет, но временами он наведывается в родные пенаты - в Россию.

В один из таких визитов из Парижа в Петербург состоялась судьбоносная встреча знаменитой троицы: Александра Бенуа, Сергея Дягилева и Леона Бакста, вошедшие в кружок «Мир искусства». Вскоре они становятся соучредителями журнала «Мир искусства».

bakst7

Л.Бакст. Сергей Дягилев со старой няней

Журнал посвящался пропаганде нового русского искусства в области живописи, литературы и философии. Здесь размещали свои работы те, кого потом назовут классиками русского модерна: Репин, Сомов, братья Васнецовы, брат и сестра Поленовы, Серов, Нестеров, Левитан, Коровин, Бакст, Лансере.

Здесь же печатали свои искусствоведческие статьи Бенуа, Кандинский, Дягилев, Грабарь. Журнал публиковал и религиозно-философские статьи Розанова, Мережковского, Шестова, Гиппиус, Бальмонта, Лурье. Журнал стал символом всего нового в русском искусстве.

Сердцем и мотором журнала был Сергей Дягилев, руководителем художественного отдела - Леон Бакст. Именно Баксту журнал обязан появлением на его страницах новых имен, лучших картин современности и новых направлений в искусстве. Все лучшее и прогрессивное находило место в журнале.

Участие в «Мире искусства» принесло Леону Баксту известность и славу: у него появились поклонники и заказчики, он становится постоянным участником выставок, как в России, так и за рубежом, он делает карьеру книжного иллюстратора.

Его приглашают учителем живописи к детям царской фамилии и ему делает заказ сам царь Николай II. В 1903 году художник знакомится с вдовой художника Гриценко, дочерью известного мецената и ценителя всего прекрасного Павла Михайловича Третьякова.

bakst8

Л.Бакст. Л.П.Гриценко-Бакст

Леон Бакст пишет ее портрет, наполненный любовью, чистотой, теплом и нежностью. Решение вступить в брак с любимой женщиной наталкивается на сопротивление ее отца, который отнюдь не был антисемитом, но иметь еврея в качестве зятя – это было слишком. Ради брака с любимой женщиной Бакст принимает лютеранство.

Через четыре года в семье появляется первенец, но через шесть лет союз распадается. Говорили, что одной из причин развода стало желание Бакста уберечь семью от юдофобии. Но между Любовью Павловной и Леоном Бакстом сохранились теплые дружеские отношения. Художник до конца жизни помогал материально бывшей жене и сыну. После развода Леон Бакст снова перешел в веру своих отцов и уже никогда ей не изменял.

Журнал «Мир искусства» просуществовал недолго - всего четыре года, в 1904 году он закрылся и Бакст сотрудничал уже с другими журналами, размещая там свои картины, портреты и иллюстрации. Но линия на пропаганду русского искусства, которая была стержнем «Мира искусства», не умерла.

bakst9

Б.М. Кустодиев. Групповой портрет членов объединения „Мир искусства“

Ее продолжил Сергей Дягилев, решивший представить все лучшее за границей. В 1906 году с грандиозным успехом проходит выставка русских художников в Париже, положившая начало Русским сезонам в Париже. В следующем, 1907 году в Париже проходит сезон русских композиторов, в 1908 году – оперный сезон с участием Шаляпина, наконец, в 1909 году Сергей Дягилев приступает к организации гастролей русского балета.

Но на этот раз его целью была не только пропаганда русского балета, но и его изменение. Он собирает уникальную труппу из лучших артистов и хореографов русского балета, лучших художников – Бакста, Бенуа, Добужинского - и привлекает лучших композиторов.

Началось триумфальное двадцатилетнее шествие русского балета по Европе и Америке. Для Леона Бакста эти годы, особенно первые десять лет, до разрыва с Дягилевым, стали вершиной его творчества. Он создает потрясающие костюмы и декорации: яркие, новаторские, изящные, разные к разным спектаклям.

bakst10

Л.Бакст. Эскиз костюма восточного принца и его пажа к балету "Спящая красавица"

С 1909 года он фактически окончательно поселяется в Париже, наезжая в Россию на короткое время, а после 1914 года, когда его практически выпроводили из Петербурга за еврейство, он и вовсе отказался приезжать сюда когда-нибудь еще. Тем более, что к тому времени его уже считали парижанином, его имя, как нельзя кстати, соответствовало французскому. Все и забыли, что его становление как художника происходило в России и что родом он был тоже оттуда.

Леон Бакст был человеком мягким, но много простить не мог, как не смог, например, простить авторитаризма Сергея Дягилева и предательства молодого Марка Шагала, который учился у мэтра, но все всегда стремился в Париж. Недовольный его стремлением за границу, Бакст дал молодому Шагалу сто рублей, посоветовав потратить их с пользой для России. Но начинающий художник все равно поступил по-своему.

В конце жизни Леон Бакст сказал: «Великая штука искусство: это колоссальная мать, с гигантскими сосцами, которая не перестаёт тебя кормить божественным молоком, если только хватает силы удержаться на цыпочках, чтобы уцепиться за груди». Ему это удалось. Похоронен Леон Бакст во Франции на кладбище Батильон.

bakst11

Могила Леона Бакста на кладбище Батильон

Тина Гай

Источник