Николай Иванов

(11 апреля 1937 — 19 января 2015)

Фотография из архива автора

«Родился в 1937 году в деревне Новое, что в 20 километрах от Вологды. Отец, Василий Иванович, и мать, Вера Ивановна, — крестьяне. Жили на хуторе столыпинского образца. Незадолго до войны перевезли дом в деревню. В 1941 году отец ушёл на фронт. В 1942-м погиб. На руках у матери осталось четверо детей. Старшему — одиннадцать, младшей — два годика.

В детстве учиться довелось только в начальной школе. Дальше — работа в колхозе. Восемнадцатилетним уехал в заполярный Кировск. Устроился в Хибиногорскую экспедицию буровым рабочим. Год прожил на Расвумчорском плато. Потом поехал в Мурманск. Поступил матросом на траловый флот. После трех лет плавания надумал учиться. Перешел на берег. Трудился на разных стройках, в основном плотником. Одновременно занимался в школах рабочей молодежи. За год проходил по два класса. В 26 лет на строительстве Киевской ГЭС, в школе, в постройке которой принимал участие, получил аттестат зрелости. В это же лето поступил в Киевский пединститут. Окончил его в 1967 году. Работал учителем языка и литературы, в редакциях местных газет. И снова на стройках.

Стихи начал писать в 25 лет. При Киевской ГЭС, всесоюзной комсомольской ударной стройке, было хорошее литобъединение, его часто посещали и вели киевские писатели и поэты. В институте увлечение поэзией закрепилось, стало основной отдушиной для души. Печататься не спешил, да и стеснялся. Писал, в основном, для себя. Однако некоторые стихи появлялись в местных газетах, коллективных сборниках и альманахах.

Первую книгу «Золотава» выпустил в 1998 году, уже выйдя на пенсию; вторую, «Теплинка», в 1999-м, в 2000-м — «Синица на ладони» и «Вечерние думы» — в 2001-м. Все книги изданы в одном издательстве — «Иваново».

Живу в селе Новоталицы (пригород Иванова)»*.

Николай Васильевич Иванов умер в 2015 г.

________________________________________________________________________________________

* Свою биографию Н. В. Иванов прислал нам после выхода первого издания «Антология русского лиризма. ХХ век». Спасибо, Николай Васильевич.

* * *

День начался и радостно, и бодро.

И добрая примета налицо:

Соседка переполненные вёдра,

Расплескивая, вносит на крыльцо.

А над селом рассвета обаяние —

На ясную погоду и тепло.

Мычанье, кукареканье, блеянье...

По улицам всё двигалось, текло.

Обрадованно ширилось, летело

И уносилось дальше на поля.

Душа цвела. И ликовало тело.

И с жизнью той сливалась жизнь моя.

* * *

Моё занятье вечное —

От дедов и отцов:

Я ставлю сруб над речкою

Из солнечных венцов.

Из сосенки, из дерева

Рублю янтарный сруб.

Чтоб был он вроде терема —

Живителен и люб.

Вернусь к тебе я в сумерки —

С тобою встрече рад.

Несу с собой туман с реки,

Живицы аромат.

Уважит меня Ладушка,

Стакан вина нальет.

И помечтаем рядышком...

А жизнь? Пускай идёт!

В НОЧНОМ ПОЛЕ

Унялось на западе,

Занялся восток.

Источает запахи

Тополиный сок.

Есть тропинка во поле,

Там, где тополя.

Липкий запах тополя

Тянется в поля.

Весело протопали

Кони по меже.

Что-то вздрогнет в тополе,

Как в живой душе.

Стихли звуки топота.

Чуешь средь полей

Клейкий запах тополя,

Терпкий пот коней?..

СЕМЬ ДЫМОВ

За ночь выстудятся избы...

Встал старик воды попить.

Поутру проснуться лишь бы,

Снова печку затопить.

С этой думой ковшик ставит.

Вновь улёгся почивать.

Крякнут дряхленькие ставни.

Тишина вокруг опять.

Смерть иль мышь скребнёт за дверью...

В сердце давняя тоска...

Семь жилых домов в деревне,

Шесть старух, два старика.

В каждом доме ждут рассвета —

С ним деревня оживёт.

Проскользнёт полоска света,

Печь топить старик встаёт.

Подышать на воздух вышел,

Время, кажется, к весне.

Семь дымов бегут по крышам —

Слава Богу — живы все.

Источник с форматированием