Другое измерение Анатолия Зверева

И снова я предлагаю статью Тины Гай из её блога "В поисках мира и душевного покоя"

Другое измерение - то, где творят небожители. 

Они как посланцы из другого мира приходят к нам со своей миссией - свидетельствовать, что есть другой мир и другое измерение, которое для нас, нормальных людей, недоступно и потому непонятно.

К числу таких пришельцев относится Анатолий Тимофеевич Зверев. 

Художник и человек не от мира сего, человек-миф, известный в узких кругах не только своими искрометными и неподражаемыми картинами, но и своим образом жизни свободного бродяги.

Другое измерение Анатолия Зверева

А.Зверев. Автопртрет

То ли юродивый, то ли гений, то ли то и другое вместе. Одним словом, русский Ван Гог с такими же проблемами и страстями. Какими только эпитетами его не наделяли: гений, сумасшедший, скиталец, бомж, мыслитель, поэт.

Для внешних – тунеядец, за что его преследовали власти, бродяга, без дома и семьи, с диагнозом «шизофрения» и алкоголик, нонконформист и художник андеграунда.

Для близких, коих было совсем немного, – человек-легенда, богемный поэт, философ и мудрец, продававший свои картины за еду, водку и ночлег.

С ними он раскрывался совсем с другой стороны: простой, парадоксальный, с чувством юмора, свободный в своих оценках и высказываниях, любивший жизнь во всех ее проявлениях. Но близкие вряд ли назовут себя его друзьями, даже если и хотели бы. Он был слишком неотмирным и слишком нездешним. Это все равно, что считать себя другом инопланетянина.

Зверев был вызовом для благоустроенных или стремящихся к насиженности обывателей, для буржуазного счастья и здравого смысла. Он «выпал» из нормы и сделал выпадение демонстрацией перед преуспевающими официальными художниками.

Другое измерение Анатолия Зверева

А.Зверев. Букет

Самая точная характеристика Зверева, пожалуй, Свободный, как кот, который гуляет сам по себе. Он был свободен от всего, кроме своего гения: от быта, накопительства, денег, общепринятых стандартов жизни, ограничений общества и общепринятого искусства. Он сам выбрал свой образ жизни, и своего учителя тоже выбрал сам - самого свободного гения эпохи Возрождения - Леонардо да Винчи.

Он был свободен для общения с людьми, которые ему нравились; свободен для искусства. В его картинах поразительно много воздуха, легкости, полета, чистоты, радости и сказочности. Здесь много свободы не только в мазке и стиле, на первый взгляд хаотичных.

Другое измерение Анатолия Зверева

А.Зверев. Русская борзая

Здесь много свободы для смотрящего, которого он словно приглашает достроить, домыслить, додумать незавершенное. Здесь все не закончено, не досказано, все в движении и динамике, никаких барьеров и преград, праздник красок, духа, жизнеутверждающей энергии жизни.

Его картины – это карнавал, длящийся вечно: та же раскрепощенность духа, тот же воздух свободы, та же жизнерадостность, безудержная энергия и карнавальный народный дух. Остается поражаться, как из его принципиальной неукоренности в быту и жизни мог возникнуть такой праздник красок и цвета.

Но, с другой стороны, наверное, только из такой бездомности, незашоренности и внешней свободы мог вырасти его удивительный карнавальный мир.

Другое измерение Анатолия Зверева

А.Зверев. Дон-Кихот

Его мир чем-то похож на народный лубок. В детстве, по его воспоминаниям, над кроватью висела картина-лубок, которую он пытался скопировать. Это детское желание повторить радость в безрадостном и память о ярком лубке, утопленная в подсознании, так необычно преобразились в детском воображении, с возрастом вылившись в карнавальную игру красок.

Художник брезгливо относился к деньгам, которые легко тратил; ненавидел новую одежду и с благодарностью принимал поношенное; не заботился о приличиях и манерах, принятых в обществе. Словом, ходил по земле как очарованный странник из рассказов Лескова, русский самородок и щедрой души человек.

Я узнала о нем довольно давно, лет тридцать назад. С тех самых пор дома висит репродукция его картины «Нина». Если бы не знала, как он жил и творил, никогда бы не подумала, глядя на этот портрет, что такое чудо нежности, хрупкости и чистоты создано из совсем другой жизни и всего за несколько минут из подручного материала.

Другое измерение Анатолия Зверева

А.Зверев. Портрет О.М.Асеевой.

Молодая девушка с пышными волосами, в дореволюционной шляпке с широкими полями, с темными большими глазами, смотрит куда-то вбок, погруженная в свои мысли. Художник словно на миг высветил ее из темноты и запечатлел в дрожащем пламени свечи. И как свеча она такая же живая, подвижная и воздушно-трепещущая.

Женственность, мягкость, загадочность, поэтичность, созданные свободным полетом кисти художника, завораживают. Я не знаю, кто такая Нина, но такой представляю Беллу Ахмадуллину, Марину Цветаеву, Юнну Мориц, всех женщин не от мира сего. Он знал, что такое поэзия, потому что сам сочинял стихи.

Другое измерение Анатолия Зверева

А.Зверев. Женский портрет

У него была своя Муза, тоже из поэтического мира - Оксана Асеева (Ксения Михайловна Синякова), жена известного поэта Николая Асеева (дочь Марины Цветаевой обвинила поэта в убийстве матери, потому что именно он отказал ей в трудоустройстве даже посудомойкой).

Говорят, что еще до знакомства с Оксаной все его женские портреты уже были похожи на нее. Наверное, создав однажды в своем воображении собственную Музу, он узнал в реальной женщине ту, которую увидел задолго до встречи с ней. И мой портрет Нины – это тоже ее портрет.

Как художник, Зверев создал свой неповторимый стиль: искусствоведы и коллекционеры называют его русским экспрессионизмом, Пикассо - лучшим рисовальщиком России, Роберт Фальк говорил:

"Художники такого масштаба рождаются раз в сто лет".

Другое измерение Анатолия Зверева

А.Зверев. Петух

Своей живописью он соединил две точки: русский авангард начала века и последние открытия в живописи западного искусства. Он стал мостом между прошлым и будущим, преодолев разрыв между ними. Это был поток страсти, энергии, темперамента, смывающий все на своем пути: нормы, правила приличия, здравый смысл.

Он был поверх барьеров и пределов, говоря словами Марины Цветаевой, «безмерностью в мире мер». Был живым фактом искусства, творя его не только красками, но собственной жизнью, столь же артистичной и карнавальной, как и его живопись.

Независимость, анархия и бунтарство художника некоторых раздражали, его неприкаянность и пристрастие к алкоголю вызывали жалость, его забирали в психбольницу, осуждали за тунеядство, но он шел своим путем, тем, на котором рождались его, зверевские, шедевры.

Он их подписывал «АЗ», своими инициалами, но и первой буквой церковно-славянского алфавита, потому что был действительно первым и неподражаемым первопроходцем-победителем.

Другое измерение Анатолия Зверева

А.Зверев. Березовая роща

Зная себе и своим картинам цену, Зверев легко их отдавал. Можно сказать, он разбрасывался шедеврами, которые создавал из любого оказавшегося под рукой материала – томатного соуса, варенья, угля, не говоря уже о карандаше и красках. Он мог за несколько секунд или минут, не глядя, нарисовать портрет, расплачиваясь им за выпивку или еду.

Так, словно мимоходом, за свою почти сорокалетнюю профессиональную жизнь он создал более тридцати тысяч (!) шедевров, разбросанных по многочисленным московским квартирам, в которых останавливался на ночлег.

Сегодня его картины находятся в лучших музеях Парижа, Нью-Йорка, Лондона, Москвы, не говоря уже о частных коллекциях. Его картины высоко ценят знатоки живописи за границей, его ценили и им восхищались коллекционеры и интеллектуалы старой Москвы.

Другое измерение Анатолия Зверева

А.Зверев. Храм

Гениальный русский художник, создавший свой неповторимый мир, ниспровергатель устоявшихся приемов и всего привычного, он пересоздал и заново открыл знакомые приемы, придав им новое звучание.

Он досказал недосказанное великими русскими авангардистами начала XX века. Он поставил точку, которую они не успели поставить, и открыл путь в будущее.

Непокоренный Зверев. Часть 2  

Непокоренный Зверев берет начало в царской России. 

Его отец родился в 1898 году, в тамбовской деревне. В 1917 ему было почти двадцать. Рано остался без матери, воспитывала его бабушка. В гражданскую войну воевал на стороне красных: был у Ворошилова писарем.

Попал в Деникинский плен, потом лечился в Москве в госпитале, став инвалидом второй группы.

Так и остался в Москве, работал бухгалтером на заводе. Мать, когда муж после плена оказался в госпитале, продала дом в деревне и перебралась с детьми в город.

Детей в семье было много: девять девочек и один мальчик – Толя, ставший потом художником Анатолием Зверевым, непокоренным Зверевым

Он был седьмым ребенком. Родился третьего ноября 1931 года.

Жили очень тяжело, мать почти не работала, занималась домом. Когда началась Отечественная война, семья эвакуировалась в Тамбовскую область, потом вернулись в Москву. 

Отец умер в самый в новый 1943 год, простудившись и отморозив ноги. Ему не было и 45 лет. Мать осталась одна с троими детьми, остальные дети умерли.

Толя художником стать не мечтал, но рисовать начал рано, в пять лет. 

 Своим первым и настоящим шедевром считал акварель «Чайная роза», которую нарисовал еще в пионерском лагере, в девять лет, на удивление руководителя кружка рисования.

Непокоренный Зверев. Часть 2

А.Зверев. Женский портрет

В школе учился по-разному, не отличаясь от других мальчишек, но семилетку закончил, гордясь этим, прежде всего, перед собой. 

Лучшим другом был учитель рисования, с которым поддерживал дружбу и после школы. Он же посоветовал своему лучшему ученику поступать в художественно-ремесленное училище. Что он и сделал, получив специальность маляра.

Потом была попытка учиться в настоящем художественном училище, но его быстро оттуда попросили за независимый характер. 

Рассказывают, что он пытался приструнить учителя, показывавшего, как надо делать линии, говоря:

«Учитель должен содержать в порядке классную комнату, снабжать учеников красками, точить карандаши и ничего больше».

За это его и выгнали. Хотя сам он говорил, что отчислили его за внешний вид. Бедность не давала ему возможность выглядеть так, как того требовала администрация. В 19 лет его забрали в армию, но по состоянию здоровья комиссовали.

Больше он не пытался учиться. (Позднее он часто ходил в Третьяковскую галерею, она и стала для него настоящим университетом). 

Это сохранило его самобытную манеру. 

Жил он рядом с парком Сокольники, там же приблудился и стал посещать кружки и детские студии рисования. 

Его сразу отметили, а узнав о нищенском положении, даже помогали устроиться на работу маляром, а потом и художником.

Непокоренный Зверев. Часть 2

А.Зверев. Слон. Из серии "Зоопарк". 1955 г.

Особенно талантливые работы Зверева руководитель детской студии принесла домой показать брату - артисту и преподавателю ВГИКа Румневу. С этого все и началось. Шел 1954 год, юноше всего двадцать три. Румнев показал картины Зверева своим друзьям-художникам, которые пришли в восторг от молодого таланта.

В 1957 году, узнав, что будет выставка в парке Горького в честь молодежного фестиваля, принял участие в конкурсе и выиграл его. Сикейрос, как председатель жюри, потребовал дать Звереву Золотую медаль и подарил ему мастихин. 

Это была первая победа, а было ему всего двадцать шесть.

После этого Зверев участвовал во всех квартирных выставках молодых художников. 

Он познакомился с коллекционером Костаки, который стал помогать ему, предоставил для работы свою дачу и собирал картины художника.

 Это был самый лучший период и расцвет творчества Зверева. Началось увлечение ташизмом, от которого он получал настоящий восторг и экстаз.

Непокоренный Зверев. Часть 2

А.Зверев. Мужской портрет. 1959 г.

Сам художник говорил, что рисовал только до 60-го года, потом стал развлекать общество. Действительно, первые его картины и рисунки, начиная с середины сороковых годов и до первой половины шестидесятых, отличаются тонким психологизмом, наблюдательностью, иронией, проникновением во внутренний мир натуры и природы.

Художник рисует для себя, а не по заказу и не за деньги, как это случилось потом, когда он стал модным художником. 

В первых работах шестнадцатилетнего юноши уже чувствуется уверенность, умение схватывать самое главное и самое характерное. Особенно хороши его рисунки: лаконичные, точные, стремительные. Он был гением графики.

Непокоренный Зверев. Часть 2

А.Зверев. Автопортрет 1956 г. (25 лет)

У художника в то время был только карандаш и бумага, денег на краски не хватало. Он смог их впервые приобрести только в 50-м году. 

Зверев стремился стать первым и начинает экспериментировать: затачивает особым образом гусиные перья и палочки, начинает рисовать не кисточками или карандашом, а пальцами и ногтями.

Эта техника становится в середине пятидесятых основной, пальцами он чувствовал на тактильном уровне линию и объемы. 

Потом, посещая зоопарк, он рисует не пальцами, и не кистью, а прямо выдавливает краски из тюбика.

Он начинает смешивать все краски прямо в блюдечке, потом наносит то, что получилось на лист бумаги. Эту технику Костаки называл мраморной, потому что в ней под одной краской просвечивает другая.

Часто он накладывал краски в полном беспорядке, разбрызгивая их так энергично, что она попадала на зрителя, стены и мебель. Но вдруг сквозь беспорядочные цветные пятна начинал просвечивать образ девушки, собаки, сосны или храма. 

И это его самого приводило в восторг. Он был волшебником.

Непокоренный Зверев. Часть 2

А.Зверев. Собака. 1965 г.

Его работы того периода поражали. Не зря они практически все вывезены за границу, в России их почти нет. Здесь остались только поздние работы, во многом утратившие непосредственность и свежесть, которые так поражали в его ранних работах.

Зверев делает циклы: автопортретов, портретов, пейзажные серии и анималистические. 

Особенно хороши его ранние автопортреты. На них он совсем еще молодой, но уже в них художник улавливает трагическую нотку, вглядываясь в свой образ.

На разных автопортретах он разный: художник изучает себя, внимательно вглядывается в лицо, стремится проникнуть во внутренний мир. 

Такое удавалось, по словам ценителей, только Ван Гогу.

Непокоренный Зверев. Часть 2

А.Зверев. Автопортрет в кепке. 50-ые годы

Однажды у Костаки картины Зверева увидел французский дирижер с русскими корнями Игорь Маркевич. Они его поразили. Он купил часть картин и вывез их во Францию. В 1965 в Париже устроили его персональную выставку. Она стала громом среди ясного неба. За границей Зверева открыли первым, потом уже легализовали на Родине.

Им восхищался Пикассо, его называли новым Матиссом и русским Ван Гогом. Его выставки прошли и в других странах. 

Сегодня картины Анатолия Зверева представляются на аукционах Сотбис и Кристи с постоянно увеличивающейся их коммерческой стоимостью.

Непокоренный Зверев. Часть 2

А.Зверев. Композиция с конем

Его картины есть в Третьяковской галерее, в Историческом музее, в музеях современного искусства в Москве и Нью-Йорка, в Музее Нью-Джерси, в Колодзей Арт Фонде в Хайланд-парке Нью-Джерси и во многих частных коллекциях.

Но после персональной выставки в Париже жизнь Зверева резко изменилась. 

Он ушел из семьи, где у него было двое детей. Ушел бродяжничать по Москве. Он стал ненавидеть общество. 

В своих воспоминаниях близкий друг художника Владимир Немухин рассказывает, что однажды, когда он развелся с женой, и ему было очень плохо, к нему зашел Зверев.

Непокоренный Зверев. Часть 2

А.Зверев. Портрет Г.Костаки

Они разговорились и Зверев сказал: «Это у тебя из-за общества. Оно как стена. Вот видишь стену? Завесь ее картинами, и она отступит. Так и общество». Он сам постоянно спасался от общества, ему всегда казалось, что за ним следят, он избегал тусовок и сборищ, постоянно боялся, что его заберут в вытрезвитель, или упекут в психбольницу, или посадят на пятнадцать суток.

Знакомые, к которым он приходил на ночевку, просили нарисовать то кошечку, то собачку, то дочку, то сыночка, предлагая за это водку. Он начал спиваться. Так постепенно, рисуя для угождения другим, художник стал деградировать. 

Он понимал, в кого превращается, и от этого ему было невыносимо тяжело.

Непокоренный Зверев. Часть 2

А.Зверев. Портрет юноши. Ташизм, экспрессионизм. 1961 г.

Зверев был трагической фигурой. Иногда с горечью говорил: «Там - я художник, здесь я – никто». Но это было очень редко и с очень близкими друзьями. Он никогда и ни на что не жаловался. Никогда. Он считал, что только свободный образ жизни может сделать художника настоящим.

В жизни у него случилась настоящая большая любовь. Оксана Асеева, которая стала ему и матерью, потому что была на тридцать лет старше, и возлюбленной, потому что тоже его очень сильно любила. 

Утонченная дама серебряного века, вся в архивах и ностальгии, она увидела в нем то, что ей в жизни не хватало.

Непокоренный Зверев. Часть 2

А.Зверев. Портрет О.М.Асеевой

Необузданную стихию, природную энергию, вихрь, все сметающий на своем пути, одержимость и в то же время артистизм и поэтичность. Он был человеком очень одаренным: потрясающе играл на пианино, так же играл в шашки, любил футбол, и болеть и играть, был замечательным скульптором и поэтом. Вот одно из его стихотворений:

Старанье
Анатолий Зверев

Обезглавлен,
обездолен,
- и беспечен
и угрюм -
и в страдании
обычном
- полезаешь снова
в трюм
- сна, работы
бесконечной -
чтобы вечность увидать
и старается
безмерно
- непременно чтоб
догнать
век, упущенный:
ночами - не смыкающий
очей -
- и плечами, и речами
- и слеза бежит
ручьями -
вечерами - не гуляет
- никого не забавляет
- ни себя, и не
других -
лишь старается
ночами,
поутру и ввечеру
- и за чаркой днем
зачавкав, что овчарка
И в плену перед мерою
склонился, что Гомер воистину
1967 г. 4 августа пятница

Понять его возможно, говорил тот же Владимир Немухин, только через христианство. 

После смерти Оксаны, он сильно сдал, стал болеть и чахнуть. Умер Анатолий Зверев в своей квартире в Свиблово, которое называл Гиблово.

 Умер от инсульта. Врач сказал, что здоровье у него было отменное: его мозг плавал в крови, а он жил.

Источник