И снова для вас я предлагаю материал, подготовленный Тиной Гай,

статьи которой уже многим знакомы.

Её блог "В поисках мира и душевного спокойствия"

как большой ларец с драгоценностями,черпай,и ещё много остаётся...

На этот раз мы погрузимся в мир Чюрлёниса, удивительный и таинственный.

Таким ,во всяком случае он мне самой представляется...

автор статьи Тина Гай:Часть 1-я: Чюрлёнис. Философия жизни

чтобы прочитать название картины наведите просто курсор на иллюстрацию

churlenis1

Чюрлёнис очень загадочный и мистический художник, музыкальный и глубоко философский. Он - из Серебряного века, в котором творили великие поэты, писатели, художники и композиторы. Его судьба трагична и одновременно величественна, а созданный им мир, романтичный и сказочный, наполнен необычными образами, в которых зашифрованы мысли о Жизни, Вечности, Боге и Человеке.

Художник прожил неполных 36 лет, сделав очень много. Он написал несколько сот музыкальных произведений, в том числе главное – симфоническую поэму «Море», создал более четырехсот картин, которые уже тогда зрителю показались слишком загадочными и одновременно пугающими, он активно участвовал в культурной жизни своей малой Родины - Литвы и писал много лирических писем, сказок и стихов.

Чюрлёнис решал проблему синтеза искусств, в котором соединились бы музыка, цвет и слово. Но начать разговор об этом очень необычном художнике хочу не с картин, а с конца: с последнего философско-поэтического произведения, своеобразного творческого завещания мастера.

В нем выражена основная мысль художника: Жизнь - это трудная дорога к мечте, свободе и истине. И как бы ни был труден этот путь, он стоит того, чтобы идти по нему до конца, пока есть силы. Чюрлёнис прошел свой отрезок пути, повторив трагическую судьбу многих других художников, к которым слава пришла только после смерти....

churlenis

Сказка

Устав от беготни по улицам большого города, я присел на скамейку, предназначенную для вестников. Был страшный зной, серо-желтые дома стучали зубами, вызывающе сверкали пестрые вывески, там и сям возносились позолоченные солнцем башни, а люди, измученные зноем, передвигались медленно, словно сонные.

Какой-то немолодой человек, уже старичок, с трясущейся головой, тяжело волоча ноги, опираясь на палку, остановился передо мной и внимательно стал меня разглядывать. Его глаза были печальны, исслезившиеся и будто бессмысленные.

На его груди висела веревочка, унизанная крестиками разной величины: были там большие железные, слегка поржавевшие, и поменьше – плоские медные, и совсем малюсенькие серебряные – полный набор.

«Нищий», – решил я – и уже было потянулся в карман за медяком, но старичок, странно прищурившись, таинственным шепотом спросил: «Приятель, не скажешь ли, как выглядит зеленый цвет?»

churlenis16
«Зеленый цвет? Гм… Зеленый цвет это цвет … ну, такой, как трава… деревья, деревья тоже зеленного цвета – листья, – ответил я ему и огляделся вокруг. Но нигде не было никакого деревца, никакого росточка травы.

Старичок рассмеялся и взял меня за пуговицу: «Если хочешь, идем со мной, приятель. Я тороплюсь в тот край, по пути расскажу тебе кое-что интересное». И когда я, встав, последовал за ним, старик начал рассказывать:

«Когда-то очень давно, когда я был молод, как ты, сынок, было так же вот жарко. Устав от беготни по улицам большого города, я присел на скамейку, предназначенную для вестников. Был страшный зной.

Серо-желтые дома стучали зубами, вызывающе сверкали пестрые вывески, там и сям возносились позолоченные солнцем башни, а люди, измученные зноем, передвигались медленно, словно сонные.

churlenis18

Долго смотрел я на них и страшно затосковал по лугам, деревьям, зелени, – такой, знаешь ли, майской зелени. Собрался вдруг и пошел, и так вот шел всю жизнь в напрасных поисках ее в городе. Я шел и шел все дальше и дальше, обращаясь к встречным, но они, вместо ответа, давали мне крестики.

Я поднимался на высокие башни, но, увы, насколько хватало глаз – всюду виделся только город, город, и нигде – зелени. Однако я чувствовал, что есть она в этом краю, только мне, видать, не дойти – стар я уже. Эх, если бы недалеко, так хотя бы мог и отдохнуть: благоухание, мушки жужжат, а кругом зелень, трава, деревья».

Посмотрел я на старичка – он улыбался, как дитя, и плакал. Прошли мы, молча, еще часть пути, в конце его старичок сказал: «Ну, с меня хватит. Дальше невмоготу, здесь уж и останусь. А ты иди, иди без устали. И наперед тебе скажу, что зной не спадет, на этом пути ночи нет, лишь вечный день. По пути говори с людьми о лугах, о деревьях, только их не расспрашивай или возьми с собой веревочку, крестики нанизывать. Ну, ступай с Богом, а я здесь останусь».

churlenis3

Однако едва я отошел шагов на десять, старичок опять закричал: «Погоди, сынок, забыл я сказать: гляди с высоких башен, тогда путь почуешь. А если будет еще очень далеко и старость тебя настигнет, там, – опять найдешь скамейку, предназначенную для вестников, а на ней в юношах никогда недостатка не будет. Ну, теперь уж иди!» Так сказал старичок, и я пошел дальше, и смотрел я с высоких башен. (Авторский перевод с литовского В. Коноваловa)

Жан Мишель Жар. Чюрленис-ЗНАКИ ЗОДИАКА

Часть 2-я: Одинокий романтик

Чюрлёнис никогда не слышал исполнения своих музыкальных симфоний, никогда не имел персональных выставок и ни одной своей картины не продал, зарабатывая на жизнь уроками музыки. Лучшая его симфония «Море» прозвучала спустя десять лет после его смерти и первая персональная выставка картин тоже была посмертной.

Но если музыкальные партитуры и картины Чюрлёниса сохранились, то литературные труды почти полностью исчезли в пучине революций и войн. Сохранились только некоторые письма, дневники и несколько поэтических зарисовок. Сегодня в России его знают немногие, но в семидесятые годы прошлого века редко кто не слышал этого имени, а в среде студентов-философов, к которой я тогда принадлежала, его произносили с восхитительно-таинственной интонацией.

От той поры у меня осталась маленькая брошюрка 1975 года издания, выпущенная к столетию со дня рождения художника. То были времена, когда советская власть культивировала и популяризировала имена национальных писателей, поэтов и художников, к которым принадлежал великий литовский композитор и художник Микалоюс Чюрленис.

churlenis7

Талантливый композитор, стоявший у истоков национальной музыкальной культуры, самобытный художник, создавший уникальный взгляд на Вселенную, он был, прежде всего, философом, оформлявшим свои идеи в звуке, цвете и слове.

Чюрлёнис в равной степени был одаренным музыкантом и художником. Его творческий путь начался с музыки, что было естественным, т.к. родился мальчик в семье органиста, служившего в приходском костёле. Поэтому музыка и религия вошли в жизнь мальчика, как говорится, с молоком матери.

К семи годам он уже хорошо знал музыкальную грамоту, импровизировал и играл с листа, а в тринадцать друг семейства рекомендовал отдать мальчика в оркестровую школу князя Огинского, находившуюся в городке Плунге, взяв на себя все финансовые расходы. Так начался его путь профессионального музыканта.

churlenis15

В восемнадцать лет юноша поступил в Варшавскую консерваторию, которую окончил через шесть лет. Мягкий, лиричный, очень сдержанный и застенчивый молодой человек избегал всякой публичности, отказавшись от престижной должности директора музыкальной школы. Он боляся потерять свободы творчества, боясь, что административная работа будет мешать творчеству.

Через два года Чюрлёнис едет учиться в Лейпцигскую консерваторию, где переживает первый душевный кризис, вызванный несколькими трагическими событиями: тяжелым разрывом с невестой, которую родители отказались выдавать замуж за неизвестного музыканта; известием о смерти князя Огинского, а чуть позднее - о смерти любимого профессора Лейпцигской консерватории.

В это же время из Варшавы сообщают, что с концертного исполнения снимается его симфоническая поэма «В лесу» и аннулируется первая премия, присужденная за эту симфонию. Мотивация: автор – литовец. Одиночество, тоска по дому, депрессия, отчаяние, но все-таки Чюрлёнис преодолевает кризис, который заканчивается неожиданным разворотом от музыки к живописи.

churlenis6

С этого момента живопись становится его страстью, которой он отдает всё время и все средства. 

Профессиональный музыкант и композитор поступает в рисовальную школу, через два года – в Варшавскую школу искусств. Первые картины Чюрлёниса отражают настроение того периода: цветовая гамма тревожная, печальная, в ней нет просветленности, которая была характерна для докризисной музыкальной симфонии «В лесу».

Учеба в Варшавской школе искусств формирует направление, в котором потом будет развиваться художественный стиль Чюрлёниса.

 В его картинах появляются фантастические образы, которые двоятся: то ли природа, то ли чудовища, как, например, в картине «Покой». На ней в вечерних сумерках видим огромный остров в океане, у подножия которого разведено два костра. Издалека они кажутся глазами огромного зверя, в которого превращается остров.

Вслед за фантастическим образом острова-зверя появляется тревожный цикл из семи картин, названный «Похоронной симфонией» (1903). 

В первой картине за стеной фантастического города видим толпу, несущую гроб. Огромный колокол на воротах города раскачивается во всю свою мощь, издавая надрывные звуки.

churlenis5

На второй картине гроб становится центральным образом, превращаясь в черный флаг на фоне яркого солнца. На третьей, четвертой и пятой картинах - траурная процессия соединяется с трагически-мрачным пейзажем, на шестой - длинная похоронная процессия медленно поднимается в гору и становится похожей на огромную змею. 

Заканчивается цикл образом опустевшего дома... "Похоронная процессия" символизирует скоротечность жизни, которая в любой момент может оборваться, а вместе с ней - все мечты и планы.

Подавление революции 1905 года вызывает у художника интерес к проблеме человека и сотворению нового мира, в котором всё должно быть устроено по законам гармонии. Рождается идея одного из самых известных циклов Чюрлёниса – «Сотворение мира» (1905/1906).

 Цикл состоит из тринадцати картин, первые шесть из которых повторяют библейский шестоднев Творения мира из хаоса.

Холодные краски первых картин постепенно теплеют, наполняясь светом и цветом. Фантастические растения тянутся к солнцу, и мир начинает радоваться и дышать. Каждый последующий лист - ярче и красочней предыдущего, минорная тональность первых листов сменяется мажорным настроением последних. В шестом листе (на шестой день) появляется Человек-мыслитель.

churlenis9

После «Сотворения мира» Чюрлёнис создает две философских картины: «Истина» и «Дружба». В первой Истина представлена как горящая свеча, к которой слетаются ангелоподобные существа, но прикасаясь к огню, они падают на землю с обгоревшими крыльями. Но это не останавливает поток летящих на пламя Истины, к Ней стремится всё живое.

В «Дружбе» Чюрлёнис показывает человека, несущего в холодный мир огромный огненный шар, освещающий и согревающий его.

 Без дружбы нет жизни и нет тепла. В том же 1905 году художник едет с друзьями на Кавказ, а в 1906 - за границу, где знакомится с картинами великих живописцев. Впечатления переполняют художника и после возвращения он приступает к циклу «Знаки зодиака» (1906-1907).

«Знаки…» продолжают цикл «Сотворение мира», но только не с космической высоты, а с земной точки зрения. 

Цикл состоит из двенадцати картин, отражающих не только мифологию знаков, но и различные времена года: Весну, Лето, Осень и Зиму. Весенние знаки окрашиваются в цвета солнечного утра, летние – теплого дня, осенние – в цвета урожая, а зимние – в цвета ночи.

churlenis8

В это время художник начинает осознавать свои национальные корни и возвращается в Вильнюс. Он ездит по деревням, собирает народные изделия, организует художественные выставки и народный хор, популяризирует литовские народные песни. Национальная идея все сильнее звучит и в его новых картинах.

Литве Чюрлёнис посвящает один из самых нежных циклов, выполненных в сочных зеленых цветах, - триптих «Райгардас» (1907), который своей лиричностью, спокойствием и теплотой похож на протяжную народную литовскую песню. Литовской природе Чюрлёнис посвящает циклы «Весна, «Лето», «Зима».

Они строятся им на принципах музыкальных композиций и являют цветовое воплощение музыки времен года. 

Позднее появляется еще один цикл - «Сказки», в которых передает романтические образы народных сказочных героев таких, как, например, Одуванчик в триптихе «Путешествие Королевны» или Короли в «Сказке Королей».

churlenis11

Самым значительным мегациклом, созданным Чюрлёнисом, вершиной его творчества является цикл, состоящий из семи Сонат: Солнца, Весны, Ужа, Лета, Моря, Звезд и Пирамид, построенных по музыкальному принципу. Именно этот цикл позднее назовут "музыкальной живописью" Чюрлёниса.

Художник создал принципиально новое явление в мировой живописи. Открывает цикл увертюра «Фуга», после которой каждая соната разворачивается в нескольких частях, получивших названия частей музыкальной композиции: аллегро, анданте, скерцо, финал. 

Каждая соната продолжает предыдущую, дополняя и углубляя ее. Грандиозность замысла и его исполнение - поразительны.

Однако философская живопись Чюрлёниса не находит отклика у зрителя, его картины не продаются, а Вильнюс, вопреки его ожиданиям, не стал крупным культурным центром. Более того, из него стала уезжать интеллигенция и художник решает уехать в Петербург, рассчитывая там найти признание и соответствующую культурную среду.

churlenis10

Петербург его встретил холодно. Исключение составил Мстислав Добужинский, к которому Чюрлёнис имел рекомендательное письмо. Добужинский, сам выходец из Литвы, посмотрел картины неизвестного ему художника и был удивлен их оригинальностью и самобытностью. Он вводит Чюрлениса в кружок А.Бенуа, а через некоторое время становится участником выставки «Союза русских художников».

Но жить не на что, уроки музыки больших доходов не дают, красок покупать не на что, мольберта нет, холстов – тоже, играть – нет инструмента. Но Чюрлёнис не сдается. Именно в это время он создает одну из лучших своих картин – Рекс, который олицетворяет властелина Вселенной, вокруг которого вращается весь мир.

В конце 1908 года художник ненадолго возвращается в Литву, где первого января 1909 года венчается с молодой писательницей Софьей Кимантайте. Наступает время счастливых дней, наполненных любовью и теплом. Художник наконец-то обретает покой, у него возникают новые замыслы и он создает светлые, наполненные счастьем картины: «Жемайтийские кресты», «Рай», «Честь восходящему Солнцу», «Арка Ноя» и другие.

churlenis12

Но осенью того же года он снова возвращается в Петербург с огромным желанием работать во имя искусства. Рождается картины "Жертвенник" и «Жертва». Но Петербург кажется теперь, после теплого литовского лета, мрачным и неуютным. Но Чюрлёнис по-прежнему много работает: пишет музыку, картины, работает с театрами. И здоровье не выдерживает напряжения.

Наступает глубокая депрессия, которая становится предвестницей тяжелого душевного заболевания. Рождаются зловещие картины «Демон» и «Баллада о Черном солнце». Болезнь не отступает. Добужинский, обеспокоенный исчезновением художника, едет к нему домой и видит его в маленькой нищенской комнатке в крайне тяжелом психическом состоянии.

Жена увозит его в Литву, потом отправляет в психиатрическую лечебницу Варшавы. Здесь ему запрещают заниматься чем-либо, в том числе музыкой и рисованием. Чюрлёнис в отчаянии и делает попытку вырваться из этой атмосферы. Он уходит из больницы в одной больничной пижаме в заснеженный лес.

Его еле нашли, простуженного и истощенного. Переохлаждение, воспаление легких, температура, бред.... Не приходя в сознание, десятого апреля 1911 года Чюрлениса не стало…

ЭНИГМА .ЭРА. К.Черленис Сотворение мира

Источник