Итак, миф о Дедале и Икаре в кратком изложении:

«Дедал проживал в Афинах и был известен как скульптор и архитектор. Кроме того, он был еще и изобретателем. Вместе с Дедалом работал его племянник и ученик Талос. Вскоре Дедал стал замечать, как его ученик превосходит учителя, поэтому он идет на убийство, сбросив Тала с Акрополя, после чего бежит на остров Крит. Там он живет под крылом царя Миноса. Так миру явился знаменитый лабиринт, в котором жил Минотавр. Дедал же помог Тезею, что убил Минотавра, выбраться из Лабиринта, предоставив ему клубок ниток. За что был посажен со своим сыном в темницу. Как раз в темнице и пришла идея с помощью созданных крыльев упорхнуть от рук царя Миноса. Так были собраны перья. Их Дедал скрепил воском. Когда четыре крыла были готовы, Дедал и Икар покидают остров. Отец предупредил своего сына о возможной опасности, поэтому нужно было держаться подальше от моря и солнца, вот только Икар, сын Дедала, опьяненный полетом, позабыл о всех предостережениях. Ему хотелось лететь все выше и выше, пока палящее солнце не растопило воск. Как следствие, Икар падает с высоты птичьего полета и разбивается.»

***

Интересный парадокс: в мифологии Дедал – несравнимо более значимая фигура, чем Икар, который и озвучен только в связи с ослушанием-падением-гибелью. Но в изобразительном искусстве – как раз наоборот.Так в чем же скрытый секрет такой художественной популярности?

«В оттисках критских глиняных и каменных печатей — такое множество крылатых баснословных чуд, что кажется, весь тамошний воздух полон трепетаньем, жужжаньем и гуденьем не наших стальных, а живых крыльев... Наша мечта о полете, осуществленная в механике, смутно брезжит и здесь, но в мифе-мистерии -магии. Век Дедала-Икара, первых летунов, не похож ни на один из веков, кроме нашего.

В критских ваяниях и росписях, всюду — игры священных быков, «тавромахии»; бык в «летящем беге»…, а над ним — акробат, «головоход» гомеровский, скачущий через спину быка, перелетающий.

В Кноссе найдено изваяньице из слоновой кости такого плясуна — Икара бескрылого: должно быть, подвешенное на цепочке между двух столбиков, над скачущим быком — таким же изваяньицем, качалось оно, как бы реяло в воздухе. В тонком, жадно-вытянутом теле плясуна — такая безмерная воля к полету, что, кажется, во всем мировом ваянии нет ничего подобного.»

(Д.С. Мережковский «Тайна Запада. Атлантида-Европа», XXVIII)

Фредерик Лейтон. Дедал и Икар

Антони ван Дейк. Икар и Дедал

Якоб Петер Гови. Икар и Дедал

Питер Брейгель. Падение Икара

Но обескураживает еще один момент: несмотря на такое внимание к Икару мэтров Искусства, все изображения отражают только сам процесс падения, как механического перемещения. Неужели только этим Икар зацепился в памяти потомков? В отличие от художников, оккультисты и философы попытались "расшифровать" падение.

Ф. Бэкон исследовал этот миф в книге “О мудрости древних”.

"…Дедал научил своего сына Икара летать, а тот, еще неопытный, стал хвастать своим искусством и упал с неба в море. Смысл этой параболы, по Бэкону, таков. В самом начале речь идет о том, что всегда поджидает замечательных мастеров и удивительным образом господствует над ними - о зависти: ведь нет ни одной категории людей, которая бы сильнее, чем они, страдала от острой, буквально убийственной зависти….

“Великолепна и аллегория лабиринта, изображающая общую природу механики. Ведь все эти хитроумные и тщательно изготовленные произведения механического искусства могут считаться чем-то вроде лабиринта по тонкости работы, исключительной сложности их конструкции и видимому сходству частей, что делает их недоступными для суждения и позволяет разобраться в них лишь с помощью нити опыта.

Не менее удачно и упоминание о том, что тот же самый человек, который придумал лабиринт с его извилинами, указал и нить спасения: ведь механические искусства могут приводить к противоположным результатам, могут приносить вред, но и находить средство исправить его, и в их силах развеять собственные чары”.

Такое истолкование старого рассказа о Дедале не является, конечно, единственно возможным. Оно относится к самому началу XVII в.; как реконструкция в нем тех проблем, которые поднимаются мифом, так и выводимая в итоге мораль во многом определяются духом того времени. Но эта реконструкция выразительно показывает, что данный миф далеко не так прост, как это может показаться поверхностному взгляду. За бесхитростным рассказом о богатой событиями жизни Делала скрываются глубокие вопросы. Миф ставит их в непривычной для нас форме - форме параболы. И он же дает на них своеобразные - неявные, требующие размышления и расшифровки -ответы…

Поэтому в древности, когда открытия и заключения человеческого разума - даже те, которые теперь представляются банальными и общеизвестными, были новыми и непривычными, всюду мы встречаем всевозможные мифы, загадки, параболы, притчи, к которым прибегали для того, чтобы поучать, а не для того, чтобы искусно скрывать что-то, ибо в то время ум человеческий был еще груб и бессилен и почти не способен воспринимать тонкости мысли, а видел лишь то, что непосредственно воспринимали чувства".

***

«Сегодня, обратившись к воззрению греков, мне хотелось бы рассказать о возникновении нашей современной коренной расы в связи с предшествующей, атлантической коренной расой, а в заключении сказать немного о значении сакраментализма. Вам известна легенда о Дедале и Икаре и легенда о Тесее. Хотелось бы слегка коснуться необычайно глубокого смысла легенды о Дедале и Икаре. Жил когда-то человек по имени Дедал, он мог создавать живые произведения искусства, статуи, которые видели и слышали, механизмы, которые двигались сами. Всё это Дедал постиг. Он повсюду пользовался уважением, но был очень честолюбив. У него был племянник Талос, которого он обучил и который вскоре превзошёл его в некотором отношении. Говорили, что Талос мог использовать гончарный круг и овладел некоторыми искусствами, которые были не по силам Дедалу. У Талоса, например, при изучении челюсти змеи, возникла идея пилы. Так он изобрёл пилу. Сравнив характерные черты Талоса и Дедала, мы увидим, что Дедал имеет дело с теми вещами, которые уже стали чужды нашей пятой коренной расе. Талос, напротив, изобретает вещи, принадлежащие к техническим достижениям пятой коренной расы. Обратившись к четвёртой коренной расе, атлантам, мы увидим, что они могли использовать силу вриля, как мы используем пар для движения локомотивов, машин и так далее. В послеатлантическую эпоху это искусство утеряно. Но зато в нашу эпоху могут конструировать из неорганического материала машины. На этот переход указывает нам легенда. Затем Дедал сделал даже нечто наподобие крыльев, с помощью которых смог взлететь. Его сын, Икар, хотел повторить это, но попытка не удалась, и он погиб. Это сравнение двух образов греческой мифологии показывает нам, что разные эпохи нашего развития имеют разные задачи. Если одна эпоха земного развития берёт задачу другой эпохи, то это кончается для неё неудачей. Всему своё место, всему своё время.»

(Рудольф Штайнер «Оккультные истины древних мифов и легенд»)

Анри Матисс. Икар

Марк Шагал. Падение Икара

Марк Шагал. Падение Икара

Василий Кандинский. Икар

Пабло Пикассо. Падение Икара

«После летучих кораблей Атлантиды, казалось бы, что такое завоевание воздуха надолго прервалось, но мысль о полетах не должна была исчезнуть. Появились многие сказания о воздушных кораблях, о железных птицах, о коврах самолетах. Соломон уже пользовался летательным аппаратом. Наконец, Наш возлюбленный Леонардо заложил основу научного воздухоплавания. Так можно в разных областях знания усматривать, как извне нарастали идеи от поэтических легенд до научных исчислений.

Можно вспомнить миф об Икаре и Симоне Волхве. Такие указания могут напомнить и о полетах в Тонкий Мир. Так некогда человек снова разовьет в себе способность левитации, но для этого нужно, прежде всего, познать психическую энергию. Такие же предуказания можно проследить и в разных других областях. Не забываем напоминать людям о тех стучащихся к ним возможностях, которые могут ускорить эволюцию.»

(Агни Йога. Надземное, 121)

***

«Любопытно, что в культурах Запада большинство планет фигурирует под римскими именами, и только Земля и Солнце в каждом языке удерживают аутентичные названия. (Прим. пер.)…

Эту гипотезу разделяют многие ученые. У гипотетической планеты, распавшейся на массу фрагментов, составляющих пояс астероидов, есть даже имя — Фаэтон. Считается, что Фаэтон мог погибнуть в результате столкновения с неким крупным небесным телом или какой-то иной космической катастрофы. По мнению ученых, трагическая участь Фаэтона в поэтической форме выражена в древнегреческом мифе об Икаре (римск. Фаэтон), предании о гибели некоего крупного небесного тела. (Прим. пер.)»

(Алан Батлер «Компьютер Бронзового века: Расшифровка Фестского диска»)

***

«Например, возьмем такой градус, как 10 градус Близнецов…. Этот градус по характеристике звучит как «человек, летящий в пропасть». Это общая характеристика, действительно очень древняя. В древние времена картинка на этом градусе была нарисована, но не пояснили, что на самом деле — это человек с крыльями, который срывается в пропасть, человек, летящий к Солнцу и срывающийся в пропасть. Собственно говоря, на 10-й градус Близнецов у нас не сохранился зороастрийский миф, но его греческий эквивалент сохранился. Вы прекрасно знаете, что это за мифологический герой — это Икар. Икар летел к Солнцу и чем ближе к Солнцу подлетал, тем крылья мягче становились, а потом растаяли и он упал. То же самое и здесь — Икар упал. Я по своей Венере, например, всю жизнь — человек, летящий к Солнцу, на вершине полета, в творческом раскрытии, а потом крылышки тают — и падение в пропасть. Это на самом примитивном уровне, вот вам мифологический сценарий, который у меня проигрывается.»

(Павел Глоба «Космограмма»)

Александр Лаврухин. Падение Икара ( Декартова система координат)

Борис Полутенков. Гибель Икара

Виктор Танюкевич. Падение Икара

Виктор Танюкевич. Падение Икара

А художники по-прежнему бросают тело Икара вниз – либо горя желанием в самом падении рассмотреть какие-либо узоры откровений, либо надеясь, что ударившись о землю, как в ускорителе, будет выбита, наконец,правда об извечной миссии творца, разбивающего или растворяющегося в лабиринте «реальности». А пока – ПАДЕНИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.

***

«…Крылья из воску вылепил себе и сыну своему Икару, Дедал, daidolos, «Искусник», «Механик», чтобы вылететь из им же построенной темницы-Лабиринта. Слишком знакома и нам эта мечта улететь в простоту неба из лабиринтной, нами же построенной, сложности, призрачно-каменной путаницы Города-тюрьмы; но тают и наши стальные крылья, как те восковые, от лютого солнца Войны, и падает в кровавое море новый Икар.»

(Д.С. Мережковский «Тайна Запада. Атлантида-Европа», XXXVI)

***

Виктор Танюкевич

2018