(Приведены фрагменты статьи Иды Гофман
«Стихии Николая Сапунова»)

    Николай Сапунов - одна из ярких и самобытных фигур в русском искусстве ХХ столетия. Замечательный живописец и рисовальщик, он прожил короткую жизнь. Сапунов утонул в Финском заливе летом 1912 года, когда ему шел тридцать второй год. Смерть от воды была предсказана художнику еще в ранней юности, и он жил и творил под тяжестью этого предсказания, что не могло не сказаться на его искусстве. 

Зима. 1900 г. Холст, масло.


    Родился Николай Сапунов 17 декабря 1880 в Москве в небогатой купеческой семье. Его отец Николай Иванович Сапунов владел полукустарным заводиком, изготовлявшим свечи для торжественных богослужений. Отец умер, когда будущему художнику было 12 лет.

В 1893 году Николай уйдет из семьи и поступит в Московское училище живописи, ваяния и зодчества на отделение живописи, где учителями его будут А.Архипов, Н.Касаткин, Л.Пастернак, а возникшийв училище творческий кружок новаторской молодежи, возглавляемый Павлом Кузнецовым ("кузнецовский кружок"), станет первоосновой символистской "Голубой Розы" (*). На небосклоне русского символизма, проникновенно-мистического и возвышенно драматичного, взойдет прекрасная таинственно-синяя звезда.

Синие гортензии. 1910 г.

--------------

(* Ядро объединения составляли художники П. Кузнецов, П. Уткин, скульптор А. Матвеев, в него входили также С. Судейкин, Н. Сапунов, А. Арапов, Н. Феофилактов, разные по направлению творчества. Самый талантливый мастер этого круга Павел Кузнецов (1878-1968) был учеником В. Борисова-Мусатова.

Синий, голубой, лиловый после Михаила Врубеля и Виктора Борисова-Мусатова становятся символом тайны, традицией обозначения стихии запредельной реальности.)

--------------

    Короткая жизнь Сапунова была до предела напряжена, собрана в тугой энергетический узел. Он формировался как творческая личность в некоем вихревом потоке новаторств, образовавшемся тогда в русской культурной жизни, когда менялось все и вся, складывались новые эстетические принципы, искусство начинало осознавать себя главной движущей силой общества. Сапунов оказался в эпицентре всех перемен, и сам был их участником. Ученик крупнейших реалистов конца XIX века, художник, испытавший воздействие эстетики "Мира искусства", он быстро пришел к неопримитивизму, острому гротеску и стал одной из крупнейших фигур русского предавангарда.

Натюрморт. 1907 г.

Портрет Николая Милиоти. 1908 г.


Портрет мулатки. 1910 г.


    В его творчестве нашла отражение вся острая проблематика искусства переходного времени, в котором сосуществовали глубокая связь с традициями и смелое их отрицание, болезненная рефлексия и возвышенная романтика, жажда красоты и гармонии и острый гротеск. В праздничной декоративности сапуновского искусства воплощен пульс времени, ощущается его эмоциональная атмосфера, звучит его музыка. "Может статься, - писал А.Эфрос, - что будущие поколения перечеркнут начисто искусство этих лет. Но если только они пожелают приблизиться и понять, что прельщало нас когда-то в нем, тогда, думается мне, путь через Сапунова будет самым коротким, и Сапунов окажется тем самым ключарем, который откроет им дверь в заглохшие сады эстетизма".

Ночь. Начало 1900-х гг. Холст, темпера.

Натюрморт. Начало 1900-х гг.

Портрет Николая Дмитриевича Милиоти. Начало 1900-х гг. Холст, темпера.

    Судьба была необычайно благосклонной к Сапунову. Она свела его с выдающимися деятелями русской культуры рубежа веков. Среди его педагогов были Исаак Левитан, Константин Коровин, Валентин Серов. Он пользовался вниманием и поддержкой Саввы Мамонтова и Сергея Дягилева. Его друзьями и товарищами по работе были Павел Кузнецов, Николай Крымов, Сергей Судейкин. Он много и плодотворно сотрудничал с крупнейшими режиссерами-новаторами Всеволодом Мейерхольдом и Федором Комиссаржевским, был в дружбе и творческих контактах с Александром Блоком, Валерием Брюсовым, Михаилом Кузминым. Чуткая, одаренная натура художника формировалась под воздействием его окружения, но воздействие это никогда не было пассивным, сразу же приобретало сапуновские черты, наделялось его энергетикой.

Эскиз декорации к опере А.С.Даргомыжского "Каменный гость". Холст, масло.

Эскиз декорации к опере Э.Гумпердинка "Гензель и Гретель". Бумага, темпера, бронза, серебро.

Портрет М.А.Кузмина в восточном костюме. 1911 г. Холст, масло.


    Влияние Левитана на молодого художника оказалось достаточно сильным, хотя Сапунову удалось работать в его мастерской всего два года. Тонкий мастер пейзажа настроения Левитан воспитывал в своих учениках умение глубоко чувствовать и синтетически, обобщенно мыслить. Более длительными оказались у Сапунова контакты с Константином Коровиным. Они продолжались и после завершения его учебы в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Коровинское влияние на молодого художника было более непосредственным и сразу же проявилось в его творчестве. Увлечение Коровиным в ту пору в училище было всеобщим. Его широкая темпераментная живопись была пронизана оптимизмом, воспринималась как смелое новаторство, казалась воплощением творческой раскованности, свободы. 

Цветущие яблони. Начало 1900-х гг. Картон, темпера.

Эскиз декорации к опере Ж.Бизе "Кармен". 1904 – 1905 гг. Картон, масло.

Натюрморт с гортензиями. 1910 г. Холст, масло.


    Коровинская манера письма сослужила службу художнику в его поисках декоративного эффекта и как средство эмоциональной выразительности. Интерес к жанру натюрморта возник у Сапунова также под влиянием Коровина. Однако по существу мировидение молодого художника было отнюдь не коровинским. Оно рано начало формироваться как символистское и быстро проявилось в его творческой практике. 

Натюрморт с сиренью. Начало 1900-х гг.

Сирень. Начало 1900-х гг.

Голубые гортензии. 1907 г. Холст, темпера.


Георгины. 1908 г. Холст, темпера.


Натюрморт. "Вазы и цветы". 1910 г.


    Театр в эпоху символизма оказался на магистральной линии развития живописи. В напряженной ситуации переходного времени в среде художественной интеллигенции складывалось особое театральное ощущение мира. Происходящее казалось спектаклем, в который помимо их воли вовлечены все, а режиссером этого Спектакля-Жизни виделась многим Судьба, Рок. В такой эмоциональной атмосфере театр необычайно вырос в своем значении. "Сила, влекущая художников к театру, - писал замечательный критик Андрей Левинсон, - это тяготение целого поколения к декоративности в широком смысле слова; после целого века "станковой живописи" поколение это истосковалось по фреске; от замкнутого мирка картины оно устремилось к украшению и расчленению грандиозных плоскостей, величественному ритму стенописи".

    Сапунов приобщился к театру, еще будучи учеником Московского училища живописи. В начале 1900-х через К. Коровина он и его друзья сблизились с Саввой Мамонтовым и работали в новой оперной антрепризе Мамонтова в московском театре Эрмитаж. В сезоне 1902-1903 годов в их оформлении здесь были поставлены оперы К.-В.Глюка "Орфей", Э.Гумпердинка "Гензель и Гретель", М.Эспозито "Каморра" и др. В 1902 году Коровин доверил своим ученикам Николаю Сапунову и Павлу Кузнецову оформление "Валькирии" Рихарда Вагнера в московском Большом театре.

Эскиз декорации к опере К.В. Глюка "Орфей". У гробницы Эвридики. Начало 1900-х гг. Холст, масло.

Эскиз декорации к опере Э.Гумпердинка "Гензель и Гретель". Бумага, темпера.

    Знаменательной для Сапунова оказалась его встреча с Мейерхольдом в 1905 году в только что возникшей при МХТ Экспериментальной студии на Поварской. Молодые художники были исполнены желания воплотить здесь мечту о создании символистского театра, театра нового типа. Живописная пластика обретала на сцене символистского театра глубокую эмоциональность. Театр сделался для Сапунова Страной чудес, миром волшебства и красоты. В ранних работах - и театральных, и станковых - Сапунов предстает художником "жаждущего красоты поколения" (слова С.Дягилева). 

Балет. 1905 г. Картон, темпера, серебро, цветная бронза, уголь. 


Портрет актрисы Марии Федоровны Андреевой.1905 г. Холст, темпера, масло.

Набережная Александрии. Эскиз декорации к Цезарю и Клеопатре. Холст, темпера.

Гостиница "Зеленый бык". На сюжет пасторали М.А.Кузмина "Голландка Лиза". Картон, темпера.

    Вскоре в творчестве Сапунова наметились новые тенденции, зазвучали несколько иные интонации. Возвышенное и эфемерное окрасилось элементами гротеска и примитива. Тенденции эти нашли выражение в постановке "Балаганчика" Александра Блока, осуществленной Сапуновым в содружестве с Мейерхольдом в петербургском театре В.Комиссаржевской в 1906 году. Основная коллизия спектакля строилась на столкновении подлинного и ненастоящего, жизни и игры, реального и мистификации. При всей комедийности ситуаций "Балаганчик" был насыщен глубокими общечеловеческими проблемами. 

Постановка В.Э.Мейерхольда. "Мистическое собрание". На сюжет мистической драмы А.Блока "Балаганчик". 1909 г. 
Бумага, акварель, гуашь, бронза, золото, серебро, уголь. 

    Эскизы к "Балаганчику" были экспонированы в 1907 году на знаменитой московской выставке "Голубая Роза", явившейся сенсацией в русской художественной жизни начала XX столетия. Вспоминая впечатления от этой выставки символической живописи лидер русских авангардистов Казимир Малевич писал: "В произведениях не видно было краски, материала. Здесь были пятна разных форм, которые издавали, подобно цветам, ароматы, которые можно было обонять..."

"Голубая Роза" явилась вершиной русского символизма 1900-х годов и одновременно стала его тупиком. В истории русского символизма в целом и для каждого из художников, в том числе и для Сапунова, переломным стал год 1907. 

(Продолжение во 2-ой части)

Источник