Известный французский ученый и философ Блез Паскаль как-то заметил: «Какая это странная живопись – натюрморт! Она заставляет любоваться копией тех вещей, оригиналами которых не любуешься» И действительно, великие художники своими творениями не раз убеждали мир, что окружающие нас привычные вещи несут в себе некий смысл и великую красоту. Королем в этом жанре живописи является натюрморт с цветами. И, пожалуй, найдется совсем немного художников, «устоявших» перед искушением изобразить великолепные садовые розы и астры или скромные полевые ромашки и колокольчики. Зато можно назвать целый ряд живописцев, начиная от натюрмористов Голландии, кисти которых принадлежит «целая цветочная оранжерея». Имя французского художника Анри Фантен-Латура (Henri Fantin-Latour) занимает в этом списке почетное место. 

Автопортрет, 1859

     Анри родился в 1836 году в Гренобле. Можно сказать, что он имел кровную связь с Россией. Его мать - наша соотечественница Елена Найденова - была приемной дочерью графини Елены Алексеевны Зотовой. Совсем юной девушкой Елена вышла замуж за французского художника Жана-Теодора Фантен-Латура и уехала во Францию. Впоследствии одна из сестер Анри, Мари-Луиза-Элен, стала женой русского генерала Яновского и всю свою жизнь провела в России. 

   Первые уроки живописи Анри получил от отца, который был неплохим художником-портретистом и преподавателем рисования. Затем последовала учеба в школе изящных искусств в Париже. Реалистическому стилю письма, унаследованному от классиков, он остался верен до конца. И это несмотря на то, что художник жил во время расцвета импрессионизма, а среди его друзей были такие известные представители этого жанра, как Дега и Мане. 

  Визитной карточкой художника до настоящего времени остаются его знаменитые цветочные натюрморты. По разным оценкам, им было написано около 800 натюрмортов. Они прославили имя Фантен-Латура, хотя цветы он рисовал только для заработка.

    В переводе на русский язык слово «натюрморт» значит «мертвая природа», чего никак нельзя сказать о цветах Фантен-Латура. Они выглядят совершенно живыми, и кажется удивительным, что не ощущается их аромат. Но эти работы нельзя назвать даже очень мастерским копированием настоящих букетов. Художник никогда не писал просто цветы, стоящие в вазах. Для каждого из них он находил подходящий сосуд. Это могли быть и простой стеклянный стакан, и изящный хрустальный бокал, и обычная плетеная корзина, но они непременно подчеркивали неповторимую прелесть композиции. Пожалуй, самую верную оценку этим натюрмортам дал французский писатель Эмиль Золя, который сказал: «Холсты господина Фантен-Латура не бросаются в глаза и не взывают к вам со стен. Чтобы проникнуться ими, их нужно рассматривать долго и внимательно. Тогда до вас дойдет их простая правда – и вы к ним обязательно вернетесь» 

* * *

Невыразимая печаль
Открыла два огромных глаза,
Цветочная проснулась ваза
И выплеснула свой хрусталь.

Вся комната напоена
Истомой — сладкое лекарство!
Такое маленькое царство
Так много поглотило сна.

Немного красного вина,
Немного солнечного мая —
И, тоненький бисквит ломая,
Тончайших пальцев белизна.

Осип Мандельштам

* * *

Жизни долгую дозу
Ощущая в крови,
Подними мою розу,
Белый фатум любви, –
Пенья пленного ради
И запретных судеб…
Пусть небесные хляби
Снова выплеснут свет.
Лишь любовь есть причина,
Чтоб пройти налегке
Из пучины в пучину
С белой розой в руке. 

Александр Блок

Анри Фантен-Латур. Автопортрет

* * *

Прекрасное пленяет навсегда.

К нему не остываешь. Никогда
Не впасть ему в ничтожество. Все снова
Нас будет влечь к испытанному крову
С готовым ложем и здоровым сном.
И мы затем цветы в гирлянды вьем,
Чтоб привязаться больше к чернозему
Наперекор томленью и надлому
Высоких душ ; унынью вопреки
И дикости, загнавшей в тупики
Исканья наши. Да, назло пороку
Луч красоты в одно мгновенье ока
Сгоняет с сердца тучи. ..

Джон Китс

(Отрывок из стихотворения в
переводе Бориса Пастернака)


 Источник