«Всё равно меня после смерти долго будут помнить, взглянут на картину и вспомнят…» - эти слова художника Виктора Алексеевича Пятницкого приводит сенгилеевский краевед и публицист Валентин Алексеевич Рябов (1923-1999). Его можно назвать единственным биографом художника В. А. Пятницкого. Те немногие публикации, которые появляются в печати и в сети Интернет, это в основном переложение, а иногда и прямое заимствование текста статьи В. Рябова «Горькая судьба». Статья сперва была напечатана в районной газете «Путь Ленина» в 1999 году, а затем перепечатана в 3 выпуске альманаха Сенгилеевского краеведческого музея им. А.И. Солуянова в 2013 году.

Если кто-то забредёт в этот небольшой музей на улице Ленина в Сенгилее, может увидеть несколько небольших пейзажей художника Виктора Пятницкого и рисунки художника. Наиболее любопытным могут показать альбом с набросками, переданный в музей после смерти художника.

Работал В. Пятницкий довольно плодотворно, хотя мог неделями не прикасаться к кисти... В Сенгилее, где он провёл свои последние почти два десятка лет, его картинами и росписями стен были украшены интерьеры и педагогического училища, и универмага, и ресторана и вокзала… Много работ разошлось по частным коллекциям. В лихие 90-ые, когда в стране каждый тащил всё что можно, появился интерес и к объектам реалистической живописи. И в этот волжский городок тоже зачастили «ценители» со всех столиц… Правдами и неправдами из города в неизвестном направлении исчезли многие картины В.А. Пятницкого. По тем работам, которые остались в фондах Сенгилеевского краеведческого музея им. А. Солуянова трудно представить масштаб художника и составить полное представление о творчестве художника.

Знающие толк в изобразительном искусстве, конечно же, понимали истинный уровень мастерства этого художника, но, к сожалению, в Ульяновском областном художественном музее нет ни одной работы В.А. Пятницкого, как нет, видимо, и в других музеях. Причина, конечно же, не в компетентности искусствоведов, а в политическом заказе. Биография художника оказалась неугодной для такой чести. На нём висело клеймо врага народа: «рисовал портрет Гитлера».

Данной работой хотелось расширить представление о художнике, о его нелёгкой судьбе и творческом наследии. Здесь впервые представлены изображения ранее не публиковавшихся работ из частных коллекций и материалы из архивных фондов.

Сенгилей – порт пяти морей.

Сенгилей – районный центр в Ульяновской области, небольшой город на берегу Волги. Расположенный в долине двух небольших речушек, впадающих в Волгу, с двух сторон укрыт холмами. Сам город утопает в садах, особенно живописны окрестности Сенгилея. Годом основания города принято считать 1666 год, хотя известно и о существовании на этом месте и более раннего городища. Название города или от мордовского «сенг» (приток) и лей (река) или от чувашского «сен кил» - (новый дом), или от татарского имени «Сенгили».

Пристань на Волге.

По климатическим условиям это место одно из самых благоприятных в округе, здесь самое большое количество солнечных дней в году. Недаром герб города Сенгилея украшают две тыквы…

Именно сюда из другого города Симбирской губернии – Алатыря, занесло в 1896 году отставного артиллерийского поручика Алексея Алексеевича Пятницкого. Женился отставной военный на Александре Михайловне Введенской, на одной из дочерей настоятеля Покровской приходской церкви.

В записях метрических книг Николаевской церкви есть данные о рождении сына Алексея, 25 ноября 1898 года рождения и сына Петра 24 июня 1901 года. Сведений о старшем из сыновей – Михаиле (упоминаемом В. Рябовым) в этих записях нет. Нет и записей о венчании Пятницких. Скорее всего бракосочетание проходило в другой – Покровской церкви, которая была намного величавее, кроме того отец невесты служил там.


Покровская церковь в Сенгилее (не сохранилась)

По записям метрических книг Николаевской церкви, жена Коллежского Асессора А.А. Пятницкого – Александра Михайловна умерла от отёка лёгких 20 марта 1903 года в возрасте 29 лет. (в статье В. Рябова ошибочно указано, что Александра Пятницкая скончалась в ночь под новый 1906 год).

В 1907 году женился вторично, на молодой местной красотке – Татьяне Алексеевне Плехановой. Первенец в этом браке – сын Виктор родился 16 февраля 1908 года. (После реформы календаря свой день рождения Виктору Пятницкому приходилось справлять раз в четыре года - 29 февраля). Был у Виктора и младший на три года брат Владимир.

Для своей молодой жены Алексей Пятницкий не жалел никаких нарядов, одевал её как куклу, заказывая наряды у губернских мастеров. В таких хороших нарядах и сама недурна собой она приглянулась заезжему комиссару и вскоре в свои 28 лет с двумя детьми сбежала с ним из этого уютного, но провинциального Сенгилея. Однако, старшему из сыновей – Виктору удалось сбежать с пристани домой…

В поисках жены и матери Пятницкие вскоре поехали в Москву, а затем и в Петроград. Найти беглянку им не удалось. Так судьба забросила их в город на Неве. Здесь и увлёкся будущий художник рисованием. Известно, что в судьбе будущего художника принял участие и Сергей Миронович Киров. На одной из выставок учеников художественных школ на рисунки молодого Виктора Пятницкого обратили внимание и рекомендовали способствовать их дальнейшему обучению. Через год поступил в художественное училище, окончив его, следуя за своей возлюбленной поступил на факультет зодчества Академии Художеств. Женился. Казалось бы, всё хорошо…


Портрет матери. 1962 г. Частная коллекция

Однако, его не покидала мысль найти свою мать. Поиски привели его на Северный Кавказ. Дальнейшая судьба художника более-менее известна и описана. Встреча с матерью летом 1932 года. Работа в артели художников в Кисловодске. Лагерь – за лишнее слово о Сталине. Жизнь в условиях оккупации. Портрет Гитлера под угрозой расстрела. В книге памяти Ставропольского края имя Пятницкого В.А. значится как «жертва политического террора», дата ареста – 11 марта 1943 года и новый приговор – 10 лет лагерей.

Художник продолжал боготворить свою мать. Писал по памяти её портреты. Портрет, написанный в 1962 году, обрамлён в круг. Осознанно делает это художник или нет, но круг, со времён архаичного искусства, является символом совершенства, гармоничного, божественного. Возможно один из вариантов он отправил матери в подарок в Ессентуки летом 1968 года. Вот как о встрече с матерью художника вспоминает В.А. Рябов: « Несмотря на свои 77, выглядела она неплохо, пожалуй, даже привлекательно. Развернула упакованные в бумагу картины. На одной был волжский пейзаж, на второй – озорно и лукаво улыбалась молодая женщина ослепительной красоты. «Он с ума сошёл! Меня такой писали, когда было девятнадцать. Нашёл что прислать…» И ни одного вопроса о сыне, которого не видела 35 лет. … «Всю жизнь он нам изломал». И стала прощаться».

"Можно предположить, что прадед В.А. Пятницкого был священником: отец, будучи офицером, вряд ли учился в семинарии, а значит, фамилию получил по крайней мере дед, по своему отцу, священнику церкви». (Наталья Кольцова, Олег Николаев. Виктор Пятницкий из города Сенгилея: между Сталиным и Гитлером», ж-л «Русский мир» №4, 2010 С.74-82)

По сведениям центра генеалогических исследований, фамилия Пятницких из рода дворян, внесенных во 2-ю часть дворянской родословной книги Казанской губернии по определению Казанского дворянского депутатского собрания от 1828.01.19. Среди представителей этой фамилии, действительно, достаточно много священнослужителей.

В городе Алатырь (город Симбирской губернии, с 1924 года – в составе Чувашской Республики) откуда в Сенгилей приехал отставной поручик Алексей Пятницкий, и вправду имеется Пятницкая церковь, сохранившаяся до наших дней.

– Пятницкая церковь? – переспросил один из монахов мужского монастыря в Алатыре, - Это должно быть Казанской Божией матери… Пятницкой её называли потому что службы там шли по пятницам…

Надо отметить, что в Алатыре много церквей и старых, и новых.

Комплекс зданий Пятницкой церкви горожане на протяжении многих десятков лет считали символом своего города. Ныне церковь Казанской иконы Божией Матери с приделом Параскевы Пятницы, построенная ещё в 1779 году, находится в стадии реставрационных работ и скоро уже примет своих прихожан.

По сообщению научного сотрудника Алатырского краеведческого музея Н. Головченко в Алатырской газете "Путь Революции" от 26 февраля 1919 года есть статья-вспоминание о борьбе с белыми под Оренбургом "Из дневника красноармейца" за подписью Алексея Пятницкого, красноармейца 215 стрелкового полка 24 Железной дивизии. Учитывая, что Железная дивизия формировалась в Симбирской губернии, в том числе и в Сенгилее, скорее, что это брат Виктора от первого брака. Возможно, после смерти матери они жили и у родственников в Алатыре.

Пятницкая церковь в Алатыре на реставрации (июнь 2017 г)

По свидетельству Н. Рябова младший брат Владимир был лейтенантом и командовал ротой, погиб в 1942 году при обороне Сталинграда. Однако, в электронных базах «Память народа» и «Подвиг народа» такого имени нет. Возможно, он погиб, как многие, не успев удостоиться какой-нибудь награды. Нет упоминания и о старшем брате – Николае Алексеевиче. Младшему из братьев от первого брака Петру было суждено погибнуть от случайного выстрела ещё в детстве.

Ко времени освобождения В. Пятницкого один из братьев жил в Киеве, а другой в Челябинске. Ни к ним, ни к матери, ни к жене в Ленинград (с тому же жена давно отреклась от «врага народа») с таким «волчьим билетом» путь был закрыт. Как не вспомнить слова художника Михаила Ларионова, хорошо знавшего, что значит скитаться:

«Зачем упрямиться?

Повсюду найдешь -

Печаль, работу и любовь.»

Приехав в родной Сенгилей, он продолжил своё любимое дело –занятие живописью. В этом городе он хоть и родился, никого из родных уже не осталось. Отбыв два срока лагерей, пережив оккупацию, в нём осталась жажда настоящей жизни, неистребимое желание творить.

Меняются вожди и политический строй. На гребне волны оказываются то одни, то другие. Неизменным остается окружающая нас природа. Счастье видеть эту красоту природы, радоваться каждому рассвету, провожать закат с надеждой, что завтрашний день снова принесёт радость общения с ней, делиться этой красотой с другими…Видеть в каждом кусточке, былинке неповторимые творения природы, и доносить это людям, не это ли счастье для художника?

Виктор Пятницкий на этюдах

Работает в области пейзажа.

Какая бы печать не лежала на личности Пятницкого, полностью игнорировать его работы не могли. Его работы появлялись на областных выставках, продавались в художественном салоне. На выставке работ художников Ульяновской области в октябре 1957 года, посвящённого 40- летнему юбилею Октябрьской революции в художественном музее были представлены две его работы: пейзаж «Зима на Волге» х.м. 64х95 и этюд к.м. 30х52. Обе работы были взяты на выставку из магазина. На областной юбилейной выставке работы были представлены в рамах Отделения Художественного Фонда. В каталоге выставки отмечено:

ПЯТНИЦКИЙ ВИКТОР АЛЕКСЕЕВИЧ

Родился в 1908 году в городе Сенгилее, Ульяновской области. Живописью стал заниматься с 1931 года. Закончил 1 курс Академии Художеств. Работает в области пейзажа. Пятницкий является постоянным участником выставок художников Ульяновской области.

О вступлении в Союз художников не могло быть и речи. С таким прошлым путь туда был ему заказан. Хотя в областном отделении художников чувствовалась острая нехватка кадров. Ульяновский Союз советских художников, в 50-60 годы насчитывающий всего 7-8 художников, по малочисленности не имел права на существование.В Ульяновск, на родину В.И. Ленина, « для усиления и сохранения Союза» присылались художники из других регионов и выпускники художественных вузов... Некоторые из них оставались в Ульяновске, некоторые уезжали обратно. Необходимо отметить, что в те советские времена, когда и художники вместе со всем народом строили коммунизм, требования к ним были высокие, работы не выставку отбирались специальным выставкомом.

После выставок, как обычно, проводились «разборы полётов». На одной из таких конференций, посвящённых выставке к 40-летию ВЛКСМ от 18 декабря 1958 года среди присутствовавших есть и фамилия Пятницкого В.А. Имя художника упоминается и в ходе обсуждения по итогам выставки. А.Ф. Сергачев, критикуя работы многих художников, в том числе упоминает и нашего героя: « По работе Пятницкого В.А. В его работах не чувствуется рисунка, вся работа вялая, монохромная.»

Пейзажи Пятницкого действительно не были такими красочными как у того же Аркадия Пластова, и вряд ли добавляли оптимизма в веру неизбежности победы коммунизма.

Весьма показательна в этом плане речь одного из партийных функционеров по поводу работы художников: «Основная тема – борьба за победу коммунизма не отражена. Навязывать тему художнику нельзя. Есть голоса художников – оставьте нас в покое. Нужно ценить художественность и индивидуальность. Ленин говорил: «В искусстве администрировать нельзя». Забывают товарищи, что мы - коммунисты и не можем представить стихии развиваться куда она хочет. Дирекировать, администрировать, навязывать тему нельзя, но если представить художников самому себе они обязательно скатятся к искусству без идейному, ненужному народу.

С художником нужно вести работу, чтобы дороже партии им ничего не было, эта работа проводится плохо.

Как нужно помогать художникам? Нужно, чтобы партийная организация повседневно вела политмассовую работу. Нужно иметь связи с передовыми людьми промышленности и сельского хозяйства. Обком КПСС проводит совещание передовиков и художники не привлекаются на такие совещания. Необходимо привлечение художников коммунистов на совещания, пленумы, где художники могли бы видеть, как прорабатываются люди»...

Пятницкому так же предлагали идеи для работы. В. Рябов в своих воспоминаниях отмечает: «Предложение написать картину на тему колхозной деревни он отверг категорически, заявив, что, если напишет, как в действительности живёт деревня, его снова посадят.»

Видимо после этих слов, его работы перестали принимать не только на областные выставки, а даже и в художественный салон. «Однажды, доставив туда десятка два прекрасно выполненных этюдов, он услышал, что пока от него ничего больше принимать не будут. Рассерженный художник вышел, расставил свои работы у цоколя здания салона и пустил их по червонцу за штуку. Больше он туда не ездил».

Политики в его жизни хватило. Силой своего карандаша и кисти он сумел передать своё отношение к тем историческим событиям, в круговороте которых оказывался сам.

Отбывая второй срок, написал большую картину «Пленные немцы под Москвой». В Сенгилеевском музее хранятся некоторые карандашные и акварельные эскизы этого масштабного полотна.

В. Пятницкий за работой. Из архива СКМ

Виктор Пятницкий – конечно же, прежде всего, художник-пейзажист. Хотя в его творчестве встречаются и жанровые работы и портреты. Если судить по эскизам его последних работ, хранящихся в коллекции Сенгилеевского краеведческого музея его можно было назвать и художником -плакатистом. Плакаты, надо полагать, это его работа, а не творчество. Числясь в разных местах то токарем, то ещё кем, он конечно же, не стоял у станка, а трудился художником – оформителем, чтобы прокормить семью. Можно было бы назвать его и маринистом, Волгу он писал много раз… Только чаще река на его картинах замерзшая. Известна фотография, где художник пишет картину «Заготовка льда на Волге». Неизвестно, где находится подлинник картины (судя по фотографии: не менее 110х70 см).

Известен небольшой этюд к этой картине из коллекции М. Зимняковой.

На Волге. Заготовка льда. 1960-ые годы. Частная коллекция

Зимнее утро только пробуждается, солнце ещё чуть окрасило небо, и не успело оторваться от горизонта. В первых лучах уже засияли – засверкали кубы, уже заготовленного льда. Тут же нехитрый рабочий инвентарь – багор да сито на длинной ручке. Невысокая оградка из жёрдочек, чтобы случайный прохожий не угодил в полынью… Одинокая ворона в поисках чего интересного на жёрдочке… Вдали два путника, спешились, чтобы облегчить повозку лошадке. На невысоком берегу низенькие дома и судёнышки, вмёрзшие в лёд… Обычная картина для своего времени. Художник любуется игрой белого на белом. Тонкие нюансы игры света в кристаллах льда не могли оставить равнодушным душу художника. Нынешнему поколению, скорее, и невдомёк, зачем же заготавливать лёд впрок? Разве что для постройки ледяных скульптур у новогодней ёлки? Нет, этот лёд везли не на площадь, а в специальные хранилища. Эти хранилища выполняли роль современных промышленных холодильников.

Зимний этюд на Волге. 1960-ые годы. Частная коллекция.

Зимний этюд на Волге.

Эти же оттенки красок преобладают на другом зимнем пейзаже, незавершённом этюде с видом замёрзшей Волги. Зимний день только разгорается. Розовый рассвет тонкими нюансами расписывает зимнее небо, отражаясь в полынье на речной глади. Гряда льда и снега перед полыньёй. Работа осталась незавершённой, и мы не можем судить полностью о задумке художника. Вдали чернеет крутой берег, а за ним, на горизонте ещё один выступ берега. Там между этими берегами впадают в Волгу две речушки: Тушонка и Сенгилейка и находится родной город Сенгилей. Работа написана уже не с поверхности реки Волга, а с Куйбышевского водохранилища. Берег, после поднятия уровня воды, ещё ищет свои очертания, разрушается. Возможно это один из этюдов к картине «Заготовка льда»?

Зимний пейзаж. 35х54, к.м. 1960-ые год. Частная коллекция.

Зимний пейзаж

Силуэт горы Гранное ухо на дальнем плане в розовом цвете угасающего дня… Кажется, наконец –то наступила тишина и покой. Оттенки любимого художником серо-голубого создают глубину занесённого снегом небольшого овражка и неба, где наступающая тьма борется с последними сполохами света. Оттенки коричневого от чёрного до рыжего рисуют нам засыпающий до весны лес. Первые дни зимы, берёзка и молодой дуб ещё не успели сбросить всю листву. Художник спешит нам передать эту красоту начала зимы, когда свеженький снежок временным покрывалом припорошил истерзанную землю…Влюблённому в красоту природы художнику дорог каждый миг, и он готов пройти немало километров, чтобы найти удачный ракурс и донести до нас любование этим чудом. В жизни неповторим ни один миг, через несколько минут свет будет уже совсем другим, а назавтра изменится и сам пейзаж. Вспоминаются строки из М. Лермонтова: «Зима. Из глубины снегов торчат, чернея, пни дерёв».

Или из Г. Айги: «Чисто. Далеко. Безлюдно.»

На оборотной стороне картона сохранилась надпись: «Зимний пейзаж», без указания года создания.

Зимний этюд. 1960 годы Частная коллекция

Примерно к этому же времени года относится ещё один зимний этюд. Художник спешит передать нам своё любование природой, этой чистотой снега и засыпающей природой. Он ушёл от людской толчеи и суеты, здесь нет лжи и обмана. Ценно каждое мгновение, каждый ракурс неповторим, куда ни глянь покой, нет ни людей, ни техники. Художник своим верным взглядом выхватывает из окружающего и заключает в рамки своей композиции, казалось бы, привычное деревья и кусточки, небо и землю… Смеркается, художник спешит привычными движениями запечатлеть это чудо. Настоящий художник обладает способностью так ограничить рамками своей картины (холста, картона) окружающее пространство, что начинаешь смотреть на этот мир немного другими глазами. Незримо, наши любимые художники, воспевая природу, трогают струны, являясь каким-то камертоном, настроенным именно на наши души. Привычные «замыленные» окрестности иногда заново открываешь для себя только благодаря зоркому глазу и верной руке художника.

Сквозь вьюгу. 32х 46, к.м. Январь, 1972 г. Частная коллекция

Одинокая женская фигура с кузовком в руке пробирается сквозь вьюгу. Другой рукой путница закрывает лицо, стараясь укрыться от окутывающего зимнего вихря. Вокруг никого, только деревья и кусты… Погода, что называется, «хороший хозяин и собаки не выгонит». Приходится протаптывать занесённую снегом тропинку. Тем не менее, женщина (девушка?) и не думает поворачивать назад, не сдаваясь, она упорно протаптывает занесённую тропинку, неся свою поклажу. Что там, в этом кузовке? Кому она несёт всё это в такую метель? Почему нельзя дождаться хорошей погоды? Сквозь пелену метели на уровне линии горизонта угадывается розоватое пятно зимнего солнца. Восход? Закат? Как бы там ни было, зимний день недолог, скоро и этот свет погаснет… Спешит путница, видимо, к кому-то очень дорогому, близкому и идёт не с пустыми руками… Тащит не санки, не мешок, а небольшой кузовок. И там, в этом кузовке, то немногое, чем она может поделиться. И, наверное, она верит, что этот скромный гостинец сейчас так необходим другому. Необходимо сейчас, иного времени не будет, время не будет ждать... Ждут ли её там, в конце пути? Дождутся ли?

В. Пятницкий очень любил слушать музыку. Как отмечают очевидцы, особенно Мусоргского и Глинку. Возможно, ему была известна и «Песня любви» А. Островского в исполнении Муслима Магомаева на стихи Льва Ошанина:

Вьюга смешала землю с небом,

Серое небо с белым снегом.

Шел я сквозь вьюгу, шел сквозь небо,

Но я тебя отыщу все равно. Все равно.

Однако, не о любови написана эта работа.

Кроме фигуры путницы на картине и силуэт большой тёмной птицы, летящей за ней. Почему птица не укрылась в такую погоду? Куда она летит? И что это за птица? Ворон? Коршун? Орёл? Может это аллегория хищной птицы, жаждущей скорой добычи?

Если посмотреть внимательнее - с другого плеча одинокой путницы можно увидеть бледное пятно, чуть светлее окружающего фона. На бледном фоне не переплетения веток, не порывы ветра, а … улыбка «весёлого Роджера». Видимо, вовсе неслучайно серые точки и пятна явили нам эту почти незаметную гримасу… И не только гримаса, вся она, костлявыми пальцами сжимая косу, преследует путницу. Не только метель, кажется и сама смерть кружит вокруг одинокой фигуры путницы.

Сквозь метель. Фрагмент

Нет никакого сомнения в том, что художник уже чувствовал, как смерть уже буквально дышит в спину. На оборотной стороне картона дата: январь 1972г. Жить ему оставалось несколько месяцев…

«После дождя»

После дождя. 30х40 см, к.м.1957 г. Частная коллекция

Этюд «После дождя» написан летом 1957 года и чем то ассоциативно напоминает картину нидерландского художника Винсента Ван Гога «Пейзаж в Овере после дождя» (1890, Государственный музей изобразительных искусств им А.С. Пушкина). Такие же убегающие вдаль поля… Только вместо повозки У Ван Гога, У Виктора Пятницкого по дороге прогуливается молодая женщина. Картина очень гармонична и по композиции, и по колориту. Женщина в шляпке и свёрнутым зонтиком неторопливо шагает по полевой дороге, любуясь придорожными цветами. Белая шляпочка с коричневой ленточкой хорошо сочетается не только с цветом волос, но и с окружающими выступами меловых гор, и с легкоузнаваемым силуэтом Граного Уха. Вид на эту гору – наивысшую точку Сенгилеевских гор, часто встречается на работах В. Пятницкого. Цвет зонтика гармонирует с придорожными цветами, а платье весьма гармонично вписывается в этот ландшафт. Можно предположить, что художник сам участвовал в выборе аксессуаров для костюма в задуманной им композиции. Здесь как нельзя уместно вспомнить слова самого Виктора Пятницкого: «Художественно то, что искрится живым выражением, что подано образно – поэтически».

На оборотной стороне картона надпись, сделанная рукой художника: В.А. Пятницкий «После дождя» 1957 Позировала жена брата, вдали «Белый ключ», картон масло 40х30. Имеется так же надпись в своём стиле, сделанная красно-коричневым кадмием: «После дождя» этюд 1957. Эта одна из немногих работ, доступных нам для обозрения, где художник поставил свой автограф на самой картине, в правом нижнем углу.

Жена с детьми на прогулке. 24х33 к.м. 1957 г. Частная коллекция

Жена с детьми на прогулке.

После освобождения из лагеря В.А. Пятницкий приехал в Сенгилей и женился на разведённой женщине с ребёнком - Кадыровой Нине Семёновне (в девичестве Неклюдова), уроженке Сенгилея. Она была моложе Виктора Алексеевича на 14 лет. Вскоре у них родился сын – Владимир. Это был единственный ребёнок в их браке. Нина Семёновна пережила своего супруга на 13 лет, и умерла в 1985 году в возрасте 63 лет.

На картине на переднем плане изображена женщина в светлом платье и двое детишек в траве, возможно собирающих клубнику. Можно предположить, что первоначально этих фигур не было на пейзаже. На оборотной стороне картона имеется несколько надписей. На первоначальное наклеено новое название, выполненная рукой самого художника: В.А. Пятницкий «Жена с детьми на прогулке» картон-масло 1957г. Ранняя запись заканчивается на слово «…горы», возможно «Сенгилеевские горы»? и виден один из размеров: х35. Позднее название продублировано и обычной для художника манере - масляными красками по картону. Реальные размеры сохранившейся работы 24х33 см.

Хорошо прописанный средний план и воздушная перспектива гор на горизонте позволяют сделать предположение, что главными персонажами на картине были именно эти овражки и исчезающие в синеве горы. Фигуры на переднем плане могли появиться позже, и написаны по памяти, как своеобразная дань семейству. Сыну в год написания картины было четыре года, скорее всего, это самый маленький из этой троицы…

Конец старому Сенгилею. 30х40 см, к.м. 1957 г. Частная коллекция

Конец старому Сенгилею

Не привычный для Пятницкого, почти индустриальный пейзаж. Мощный экскаватор, трактора, большой грузовик – меняют очертания привычного берега. Видимо техника расширяет и углубляет русло речки Тушонки, под будущий уровень водохранилища. Часть старого города с резными наличниками и каменными церквями ушёл в небытие. По некоторым сведениям, до 80 % старого Сенгилея ушло под воды нового водохранилища. Мощь техники нисколько не воодушевляет художника, гораздо с большей любовью он рисует дома и контуры гор, молча созерцающих за этой неизбежностью. Однако, пейзажи города Сенгилея и окраин могут измениться в ближайшее время до неузнаваемости. Известно, что так называемая «Бурырская гора», (та самая «горбатая» линия горизонта на заднем плане) продана для добычи цементного сырья. Долго ли удастся сенгилеевцам отстаивать своё право любоваться природными линиями, видимо, только вопрос времени…Вскоре и здесь могут появиться мощные экскаваторы с грузовиками…

Цемзавод. 22х17 см, ДВП 1965 г. Частная коллекция

Цемзавод

На небольшом этюде «Цемзавод», кажется человек ещё находятся в уважительном отношении к природе. По скату горы мирно расположены домики и сараи. На переднем плане бабушка кормит курочек… Можно сказать - идиллия… Нет грохота техники и бесчисленной вереницы цементовозов, увозящих в неизвестном направлении то, по чему ходят куры, бабушка и пока ещё стоят строения… Конечно, людям надо строить дома, мосты, дамбы и в других местах, для чего и нужен цемент. Все, кто едет из Ульяновска в Сенгилей, сразу же за железнодорожным переездом видят те территории, откуда это сырье уже вывезли. Вот уже многие годы никто не спешит рекультивировать эти земли. Вряд ли эти нагромождения грунта привлекут внимание художников… Конечно, природа лечит раны, нанесённые ей человеком. И бывший котлован, некогда напоминающий лунный пейзаж постепенно начинает зарастать…

Найти тонкий баланс между рукотворным и природным - и есть искусство жизни.

В окрестностях Сенгилея. 32х48 см, к.м. 1960-ые годы. Частная коллекция

В окрестностях Сенгилея

Название картины условное. На оригинале нет авторского обозначения названия. Опушка затенена стеной невидимого для нас леса. На краю опушки, у самого поля невысокая сосна, ярко освещённая солнцем. Нет, Виктор Пятницкий не идеализировал природу, он просто любовался ей, писал её красоту, находя удачные ракурсы, любуясь игрой света и тени. Радом с сосной на картине засохшее дерево, без единого листочка и мелких веточек, с уже сброшенной корой. Казалось бы, на пейзаже можно обойтись и без изображения сохостойных деревьев. Правда заключается и в том, что в реальной жизни сухостой такая же действительность, как и цветущее дерево. Несомненно, в работе чувствуется рука автора, можно даже сказать, что здесь же и традиции реалистической живописи.

… Возможно, нам, выросшим без знания картин Пятницкого, этот незавершённый этюд чем-то напомнит сельские пасторали Камиля Коро.

Волжский берег. 17х42 к.м. 1960-ые годы. Частная коллекция

Волжский берег

Этюд написан ещё на старой Волге, до поднятия уровня воды. Невысокий волжский берег. Широкая береговая линия Правый берег в районе Сенгилея сложен очень интересными геологическими породами мезозойского периода. Здесь и меловые отложения, и различные глины. … Почти на линии горизонта вниз по Волге белеет буксир. Хорошо читается противоположный песчаный берег Белого Яра... Береговая линия всегда манила и продолжает манить к себе романтиков, если они ещё не ушли в горы… Что их манит на берег? Может то, что берег всегда меняется? Может то, что здесь встречаются стихии зыби и тверди? Кто -то ищет на берегу замысловатый камушек, кого-то привлекают обработанные временем и волнами коряги, кто-то черпает в этой стихии вдохновение… Художника привлекает этот молчаливый и естественный процесс превращения горы в мелкие береговые камни и песок. Совсем недавно это была глыба, а сегодня прибрежный песок… Вскоре может оказаться и дном.

Пионеры в походе. 24х50 к.м. 1960-ые годы. Частная коллекция

Пионеры в походе

Всё же, иногда на работах Виктора Пятницкого появляются и люди. Одной из таких работ, с персонажами, является этюд «Пионеры в походе» (В.А.). Пионеры, со всей атрибутикой отряда – горном, барабаном, в красных пионерских галстуках, изучают природу родного края. Видимо, художник чувствовал в них родные души, таких же отчаянных романтиков, которые прошли немало километров только для того, чтобы взобраться на вершину повыше и оттуда обозреть ширь Волги, открывающиеся просторы. Кто-то ещё взбирается на вершину, а усталый барабанщик уже присел на траву, любуясь открывшимся видом, кто-то пытается недоступные красоты другого берега и острова разглядеть лучше в бинокль. Этюд не дописан, одна из фигур так и осталась не закрашенной, явно не завершён и холм на среднем плане, однако с большой любовью художник рисует цветы и кусточки на переднем плане. Вместе с пионерами художник ещё раз любуется родной средневолжской природой, пусках не такой броской как фьорды Норвегии и каньоны Америки, но родными, милыми глазу просторами.

Туристы 50х35 к.м., 1960 г. Частная коллекция

Такие же родственные души, способные «за туманом и запахом тайги» отправиться в путь, изображены на работе «Туристы». Одна из немногих работ, где люди изображены крупным планом. Восхищённое лицо девушки, кажется уже наметившая новый маршрут, и слегка утомлённый её спутник, присевший отдохнуть. Фотоаппарат и небольшой рюкзачок – вся поклажа этих туристов «выходного дня». Художник сумел передать восторг в лице девушки, и сам с таким же восторгом пишет окружающий их пейзаж. Особенно с большой любовью художник пишет передний план… Буквально целая энциклопедия для начинающих художников и блаженство для зрителя: трава на переднем плане и облака, растворяющиеся в голубизне неба. По Волге, обгоняя друг друга плывут пароходы, берега исчезают вдали… В хорошую погоду с этих мест можно увидеть вверх по Волге - Ульяновск, а ниже по течению – Тольятти. Устремлённый вдаль взгляд девушки говорит нам, сколько ещё красивых мест окружает нас, нет необходимости в поисках красивых мест бороздить по загранице. Любить можно не только вширь, но и вглубь. На тех же Сенгилеевских горах сохранилось немало растений – эндемиков. Сами горы, сложенные туфом. Поляны, благоухающие душицей и черемшой. Холмы, покрытые ковылём. Мичуринская смородина, синеголовник и экстравагантный кермек… Отпечатки аммонитов и конкреции пиритов. Орлан-белохвост, золотистая щурка и сурок-байбак, затаившаяся на полянке косуля…

Туристы. Фрагмент.

Возможно, с организацией национального парка эти красоты останутся доступными и для наших потомков. И конечно же, среди них обязательно найдётся те, кто отправится в горы встречать рассвет, любоваться закатом, кто с мольбертом или с фотоаппаратом будет фиксировать этот чудесный край, живописные холмы, многоцветье трав, красочные восходы и закаты.

Последние работы, доступные для обозрения: два этюда, выполненных на Белом Яре 18 июня 1972 года. Ширина Волги между Белым Яром и Сенгилеем около восьми километров. В те годы жизнь на Волге кипела довольно интенсивно. Добраться до другого берега можно было за считанные минуты. Между Сенгилеем и Белым Яром ходили суда на подводных крыльях типа «Метеор». В здании речного порта красовалась картина В. Пятницкого с изображением этой чудо-техники.

Белый Яр. 53х32 см, двп, м., 18.06.1972 г. .Из коллекции Ю.Неклюдовой.

В коллекции Ю.А. Неклюдовой изображена Волга с видом с заросшего левого берега. Там, на другой стороне между холмами родной Сенгилей. Там же недалеко и посёлок Цемзавод. Вид на него закрыт деревьями. Расстояние между Сенгилеем и Цемзаводом были самыми тяжёлыми и трагичными в судьбе будущего художника... Сперва июньской грозовой ночью за руку с матерью на пристань, а потом бегом обратно, обливаясь потом и слезами, с вестью, что родная мама уплыла неизвестно куда…

Белый Яр. 18.06.1972 г. Из коллекции М.Зимняковой

Как знать, как бы сложилась судьба Виктора Алексеевича если бы не суждено было ему в поисках матери очутиться в Ленинграде, если бы… Однако жизнь сложилась так, а не иначе.

На другом незавершённом этюде изображён небольшой заливчик, укромный домик на берегу. Художник, видимо уже чувствовал, что дни его сочтены. До последнего он воспевал природу средней Волги, своей малой родины Сенгилея, который подарил ему первые минуты жизни и принял его последний вздох.

Отражённые в воде деревья. Кому не нравится любоваться этой обратной симметрией, особенно в тихую и ясную погоду, когда как в зеркале отражается и небо, и деревья. Как будто природа сама любуется сама собой в своём отражении. Ни к чему поправлять макияж, ибо в каждом своим листочком, каждым кусточком она неповторима и уникальна. Этюд написан на негрунтованном картоне. Этюд написан тонкими мазками, будто художник экономит каждую каплю… Этюд не окончен, может художнику не хватило времени? Может у него кончились краски? Кажется, отражение прописано даже больше.

На берегу. Отражение. Этюд (незавершённый)

Пользуясь альбомом с рисунками, хранящемся в Сенгилеевском краеведческом музее, мы можем заглянуть и в «мастерскую» художника. Проследить за этапами рождения картины.

Работать на пленэре получалось не всегда. Во время прогулок делал наброски в альбом. Часто на рисунке подписывал оттенки красок приглянувшегося пейзажа.

Надёжный карандаш и бумага особенно выручали зимой. А зимних пейзажей в творчестве В. Пятницкого немало.

Вмёрзшая в лед деревянная лодка… Плыть бы ей по глади Волги…но прикована льдами к берегу, не двинуться…

Надежда, что льды растают, и лодке ещё получится прогуляться по волнам ещё остаётся, вера в силу света и тепла ещё не иссякла. Наверное, художник видит в этой лодке образ, делает несколько набросков, ищет, пробует…

На Волге. 160х65 см, х.м. 1969г.. Из коллекции Охотохозяйства

Н а Волге. 32х52 см, к.м. 1969. Из коллекции В.Кутумовой

Известно также несколько живописных вариантов этого сюжета с вмёрзшей лодкой. На варианте из коллекции Охотохозяйства зима ещё в разгаре. На авторском повторе из коллекции В.Г. Кутумовой, кажется, что воздух больше наполнен приближающейся весной. Перед лодкой видим крепкий кол, это на случай весеннего половодья, чтобы лодку не унесло случайной весенней волной.

«Рыбацкие зори» 1970, СКМ

И оттявшая лодка снова поплывёт по просторам реки, нагоняя на берега лёгкую волну,навстречу новым зорям…

Весенний пейзаж 42х35 , к.м. 1969 г.,СКМ

Весна на картинах В. Пятницкого представлена двумя работами из коллекции Сенгилеевского краеведческого музея.

На работах чувствуется уверенная рука автора, с любовью и воодушевлением изображающего не столько пробуждение природы, а скорее отступление студёной зимы. Наступающая распутица принесёт с собой затопленные дороги и вышедшие из берегов реки. Эту природную стихию необходимо переждать, ибо день весенний тёплый уже не за горами.

Весна. 119х70 см, 1970 г., СКМ

Сергей Осипов

ПЕВЕЦ ВОЛЖСКИХ ЗОРЬ

В.А. Пятницкому

Ты знаешь бури и морозы,

И ночи мрак и ветра вой,

Но через тучи и сквозь грозы

Светилось солнце над тобой.

В тревоге дней оно не меркло,

И ты, влюблённый в его свет,

Брал Левитана с этажерки,

И загорался как поэт.

Глаза светились жаждой дела,

Тянулись руки к полотну.

Изба крестьянская светлена

В лучах, хранящих тишину.

Меняла Волга одеянье,

Но под искусною рукой

Всегда в предутреннем сиянье

Она вставала пред тобой

Послушно краски пробуждали

И волжский плёс, и даль реки,

Где волны кружевом играли

Неторопливы и легки.

Закончен труд, живёт картина

С улыбкой зорь в домах людей.

В ней теплота зари не стынет:

Большое сердце бьется в ней.

1964 г.

Эпилогом к рассказу о художнике могли бы послужить строки Льва Ошанина из «Песни о тревожной молодости», написанные размашистой рукой на маленьком клочке бумаги, рукой самого В.А. Пятницкого. Песня эта на музыку Александры Пахмутовой звучала из всех репродукторов, особенно на праздничных мероприятиях. Слова этой песни, видимо находили резонанс и в душе художника:

Не думай, что всё пропели,

Что бури все отгремели –

Готовься к великой цели,

А слава тебя найдёт!

Пускай нам с тобой обоим

Беда грозит за бедою,

Но дружбу мою с тобою

Одна только смерть возьмет.

Да, кто из тех, кто хоть когда-то носил пионерский галстук или комсомольский значок не напевал про себя и ли во весь голос эти строки?

И снег, и ветер, синих звезд ночной полет,

Меня мое сердце в тревожную даль зовет.

Сердце художника Виктора Алексеевича Пятницкого перестало биться 13 сентября 1972 года. Умер он, прожив 64 года, от рака желудка. На местном кладбище установлен крест, выполненный по эскизам самого художника. На металлической палитре с кисточками указаны даты его жизни: 1908 – 1972. Рядом в сенгилеевской земле покоятся его жена Кадырова Нина Семёновна (1922 – 1985) и сын Владимир Викторович (1953- 2001).

Коллекционеры

Краевед В. Рябов в своей статье упоминает несколько поэтичных уже по названиям картин, таких как: «Туманная даль», «Последний буксир», «Гроза над Волгой», «Лунный свет», и отмечает, что много работ хранится у жителей Сенгилея, посёлков Силикатный, Цемзавод… Известны коллекции Ю.А. Неклюдовой и В.Г Кутумовой, имеются работы в фондах Сенгилеевского краеведческого музея и у других коллекционеров.

Марина Николаевна Девятова (Зимнякова) (1965 – 2015), уроженка Сенгилея, член Союза архитекторов России, живо интересовалась и другими видами изобразительного искусства и обратилась к сыну художника с просьбой приобрести какие-нибудь работы кисти В. Пятницкого. Сын художника Владимир (1953 -2001) чувствуя, как растаскивается наследие отца в разные стороны, последние работы из семейной коллекции передал именно ей, Марине Девятовой. В основном благодаря этой коллекции мы постарались составить представление о творчестве этого художника. Несколько работ из представленной коллекции хранятся в семье её сестры Ирины Николаевны.

Масштабные и значительные картины давно разошлись по частным коллекциям. При жизни он продавал их за бесценок, не желая вымаливать лишни рубли, за «сколько дадут».

Конечно же, со временем, возможно, появится больше информации об этом мастере кисти. Возможно где-то сохранилась и его масштабная работа «Пленные немцы под Москвой», может и обладатели пейзажей сделают доступными хотя бы их цифровые копии…   

В августе 2018 года в Сенгилее будет проходить пленэр художников. Посвящён он памяти художника Виктора Пятницкого. 

В.Пятницкий. Автопортрет.