В начале столетия Фландрия постепенно оправляется от разрухи революции, восстанавливает экономику, в городах возобновляется строительство, установление испанского протектората и сохранение католицизма в качестве господствующей религии вызвали во фламандской культовой архитектуре XVII века распространение форм римского барокко, пропагандируемого иезуитами. Прообразом некоторых ранних фламандских церковных построек была церковь Иль-Джезу в Риме, не сохранившаяся до нашего времени иезуитская церковь в Брюсселе работы Ж. Франкара может служить прекрасным образцом вдохновленным римским прообразом. Однако вскоре зодчие Фландрии сумели на основе местных традиций и с помощью переработки римского наследия создать самобытный вариант барокко. Его отличает не столько изощренность и оригинальность плановых и объемно-пространственных решений, но также и общий дух торжественной и праздничной декоративности, который нашел наиболее полное выражение в фасадах зданий. Среди лучших произведений архитектуры второй половины столетия можно назвать церковь св. Михаила в Лувене архитектора Хесиуса и брюссельскую церковь Иоанна Крестителя ордена бегинок этого же архитектора. Автор

Leuven Sint-Michielskerk 02.jpg

Церковь св. Михаила. 

Церковь св. Иоанна.

Своеобразие церковной архитектуры Фландрии связано прежде всего с характером декоративного оформления. Все богатство декора сосредотачивается на главном фасаде, который не являлся отражением внутренней структуры здания и играл самостоятельную роль. Нарядный, щедрый и разнообразный убор придавался этому фасаду и в целом всей церкви облик пышности и торжественности. Чрезвычайно обильно применялась скульптура и пластическая орнаментация. На стене почти не оставалось свободной поверхности. Ордерные элементы создавали одно целое со скульптурными формами и фасад кажется очень живописным благодаря сложному рельефу стенной поверхности и соченной пластике форм.церкви Иоанна Крестителя в Брюсселе Лукас Файдхербе из Малина, один из наиболее известных фламандских зодчих и скульпторов XVII столетия. Он применил здесь оригинальное решение фасада в виде трех фронтонов, из которых центральный господствует над боковыми. Широко использованы тройные и двойные пилястры, колонны, волюты, разорванные фронтоны и различные декоративные мотивы.

 Пилястры - вертикальный выступ стены, обычно имеющий базу и капитель, и тем самым условно изображающий колонну. 

Волю́та (итал. voluta — завиток, спираль) —архитектурный мотив, представляющий собой спиралевидный завиток с кружком («глазком») в центре. Является составной частью ионической  коринфский и композитной капителей.

Файдхербе сумел связать воедино отдельные элементы этой изящной постройки, отличающейся сложным и прихотливым силуэтом.


Выполненные им архитектурные зарисовки по возвращении на родину были награвированы и составили вышедший в 1622 г. в Антверпене двухтомное издание «Дворцы Генуи». Изучение генуэзской архитектуры имело для Рубенса не только познавательный интерес. Человек огромной творческой активности, он мечтал о коренном преобразовании фламандской архитектуры. Генуэзский палаццо, по его мнению, должен был стать образцом для новой светской архитектуры Фландрии. Большой интерес в архитектуре Фландрии XVII века представляет, светское строительство, в котором полнее и ярче смогли проявиться складывающиеся веками местные традиции. Ярким образцом претворения форм барокко в светском зодчестве является собственный дом Рубенса в Антверпене, построенный в 1611–1618 годах. 

Rubenshaus11.jpg

Дом Рубенса в Антверпене

Ансамбль включает в себя два здания соединенных арочным портиком и садовый павильон. По своей композиции ансамбль восходит к итальянским барочным традициям, но в изобилии пышности и декора виден национальный вкус, особенно проявивший в интерьерах. Дворцовая парадность соединяется с уютом нидерландского дома. В этом сооружении отразились впечатления Рубенса, полученные им во время поездки в Италию, где в Генуе он увлекся великолепными произведениями архитектуры XVIстолетия.

Однако его мечтам не суждено было сбыться. Итальянский тип монументального дворца не получил развития на фламандской почве и дом Рубенса оказался единственным архитектурным произведением Фландрии выполненным в итальянском духе. Даже сейчас, несмотря на то, что в настоящем своем виде дом Рубенса является в значительной мере результатом реконструкции, можно почувствовать волнующую привлекательность жилища великого художника, в котором домовитый уют нидерландских интерьеров сочетается с торжественностью объемно-пространственной композиции итальянского палаццо. Вдохновляющие Рубенса архитектурные идеалы своеобразно преломились в решении наиболее сохранившихся частей — парадных въездных ворот в виде трехпролетной триумфальной арки, богато украшенной рустом, скульптурным декором и увенчанной нарядной балюстрадой, а также в небольшом изящном садовом павильоне.


Эволюция жилой архитектуры XVII века во Фландрии шла главным образом по пути создания созвучных эпохе новых форм архитектурно-декоративного решения фасадов. Строгие линии треугольных или ступенчатых фронтонов сменились более сложными и причудливыми барочными очертаниями, поверхность фасадов обильно украшалась пилястрами, колоннами, кариатидами, статуями, барельефами и орнаментом.Дом Рубенса представляет собой своего рода исключение в общей картине развития фламандского светского зодчества XVII века. Как и в предшествующие столетия, во Фландрии господствовал возникший в Нидерландах еще в эпоху средневековья тип многоэтажного дома с узким в три-четыре оси фасадом и высоким фронтоном. Соприкасаясь боковыми глухими стенами, здания выходили на улицу фасадами, которые составляли сплошную уличную застройку.

К сожалению, далеко не все прекрасные памятники фламандской архитектуры XVII века дошли до наших дней. Частые пожары и особенно ожесточенный обстрел Брюсселя французскими войсками в 1695 году уничтожили многие из них. Уже после обстрела, в 1696–1720 годах под руководством архитектора Гийома де Брейна была восстановлена брюссельская Гран-плас – одна из замечательных площадей Европы, позволяющая судить о характере сложившегося во Фландрии городского ансамбля.

Центр старого города – Гран-плас (Большая площадь, Великая площадь) – представляет собой прямоугольную площадь сплошь по периметру застроенная домами, прерываемая лишь выходами ведущих на площадь узких и малоприметных улочек, что сообщает ансамблю впечатление строгой замкнутости. Расположенная на южной стороне площади знаменитая ратуша XV века выделяясь своим масштабом и красотой своих форм, в значительной мере подчиняет себе все многообразие архитектурных форм остальных зданий, образующих с ним художественное единство, несмотря на то, что архитектурный комплекс площади складывается подчас из довольно разнородных элементов. Так, всю ее восточную сторону занял дворец герцога Брабантского – воздвигнутый в 1698 году Гийомом де Брейном.

Дворец герцога

Здесь он объединил своим обширным фасадом шесть старых цеховых домов. Но и это почти классическое по своим формам сооружение не кажется здесь чужеродным. Чувство ансамбля подсказало мастерам, создавшим Гран-плас, необходимость противопоставить ратуше на северной стороне площади умело стилизованное в созвучных ей формах изящное здание хлебного рынка с ажурной аркадой, более известное под названием Дома короля .

Ðом коÑÐ¾Ð»Ñ Ð² ÐÑÑÑÑеле

Дом короля.

Но ничто так не оживляет площадь, как высокие дома цехов и корпораций, лучшие из которых построены на западной стороне. С удивительной изобретательностью увенчаны эти многоэтажные узкие фасады пышными фронтонами, в которых волюты переплетаются с гирляндами цветов, как в Доме лисы, или использован необычный мотив кормы корабля, как в Доме корпорации лодочников. Впечатление драгоценности нарядного убора усилено применением позолоты, покрывающей декоративные детали всех построек площади и тускло мерцающей на потемневших от времени фасадах.