Самурайские замки строились из дерева и окружались земляными укреплениями:возводить монументальные каменные сооружения не давала постоянная угроза землетрясений. В 16 веке, с появлением в стране европейского огнестрельного оружия, возникли оборонительные постройки . нового типа. Они возводились на высоком основании из камней, не скреплённых раствором, с многоэтажными башнями по углам. Как и у любых других японских построек, их каркас был деревянным. Стены обмазывались мелом или гипсом, поэтому большинство замков сияли белизной. В стенах проделывались бойницы разной формы для стрельбы из луков или мушкетов. 

Химэдзидзё. Замок белой цапли. Возводился примерно с 14-17 век и многократно переходил от одного самурайского клана к другому, пока не оказался в руках Тоётоми Хидэёси, объединителя страны.

В таких замках с оборонительной точки зрения всё было тщательно продумано. Внешние стены окружал ров с водой, перекинутый через него деревянный мост при нападении врага разрушали. Внутренний двор представлял собой настоящий лабиринт из нескольких рядов глинобитных стен, а в центре располагалась главная площадь, хонмару, где возводились дворец и высокая башня , тенсюкаку, - она не предназначалась для жилья и служила символом могущества феодала и последним оплотом обороны замка.

В эпоху сёгунов на смену хэйанской архитектуре жилых домов синден-дзукури пришёл стиль сёин-дзукури - словом сёин называли комнаты для интеллектуальных занятий в монастырях. Центром такого дома был кабинет хозяина, а остальные помещения трансформировались при помощи передвижных перегородок. Внешние стены,сёдзи, делали из плотной бумаги. Крыша с большим свесом защищала дом от яркого солнца и дождя, окон не было, вместо них раскрывали проёмы в стенах с разных сторон, так что все помещения проветривались. В комнаты попадал лишь рассеянный свет, отражённый от зелени сада и прошедший через полупрозрачную бумагу стен. Украшали интерьеры росписями, резьбой по дереву, живописными ширмами, а пол обязательно застилали циновками из рисовой соломы. Такой тип дома стал основой японской архитектуры на несколько веков.

И богачи и бедняки возводили дома примерно одинаковой конструкции, различались они лишь размерами и богатством отделки. Декором служили в основном росписи складных ширм  и фусума, которые представляли собой деревянные рамы с натянутой на них очень плотной бумагой, подобно картону. Росписи на фусума были рассчитаны на тусклое освещением и часто выполнялись броскими красками. Нейтральное обрамление для них составляли некрашенные деревянные конструкции. 

В 16 веке по примеру Оды Нобунаги феодалы  стали отделывать свои замковые резиденции с чрезмерной, кричащей пышностью: золотым порошком либо небольшими кусочками золотой фольги, покрывали все поверхности, включая потолок, столбы и балки, а стены и перегородки расписывали яркими цветными картинами на золотом или серебряном фоне - как правило пейзажами или изображениями отдельных элементов природы. Это невиданное великолепие и блеск производили огромное впечатление на гостей. 

Чайные сады.

С появлением чайных павильонов получили распространение "тянива" - чайные сады, окружающие эти постройки.Такие небольшие сады часто устраивались при буддийских храмах (сегодня их можно увидеть, например, в монастырях Дайтокудзи в Киото). Извилистая дорожка из плоских камней максимально удлиняла путь гостя к павильону, далеко не сразу открывая вид на скромный домик, спрятанный за густой зеленью, часто на берегу водоёма. По пути гость наслаждался сменой картин на поворотах дорожки, игрой света и тени в листве или на поросших мхом лужайках. Обязательным элементом чайного сада служили каменный фонарь и каменная чаша для омовения рук с подвешенным на ней водостоком из стебля бамбука: время от времени, переполнившись водой он опрокидывался в чашу издавая чистый звонкий звук. 

Особые сады, без любимых японцами водоёмов, устраивали в буддийских монастырях для вдумчивого созерцания и медитаций. Камни разной величины, галька и белый песок символизировали мир - горы и реки, моря и острова, животных и птиц, напоминая о буддийских притчах. Обозначали они и законы судьбы человека, вовлечённого в череду перерождений. Зелень и цветы в таких сажах тоже служили символами природных объектов, но встречались и монохромные сады, подобные картинам в технике одноцветной живописи. 

"Сухие сады" сохранились в некоторых монастырях - например знаменитый сад храма Рёандзи на фото.

Созданный художником-монахом Соами в 16 веке. Из 15 камней, расположенных группами на покрытой белым песком площадке, с любой точки видны лишь 14. Этот сад-символ иллюстрирует дзенскую доктрину о непознаваемости мира, ускользающей истине: что всегда что-то остаётся скрытым от человека. 

У каждого из посетителей сада такой каменный пейзаж вызывает собственные ассоциации, и чем меньше сказано художником, тем больший простор это даёт воображению зрителя.