Чай, завезённый из Китая, первыми стали пить дзенские монахи, поддерживая бодрость, во время ночных медитаций. В 15 веке чаепития широко распространились и среди аристократов и самураев. Особенно пышными и многолюдными были чайные церемонии "сён-тя": они устраивались в парадных покоях, украшенных золотыми росписями, китайскими картинами и дорогим фарфором, а гостей развлекали музыканты, жонглёры и куртизанки. 

 В конце 15 века столетия буддийский монах Мурата Дзюко, тяготившийся вычурностью "сёин-тя", разработал строгий ритуал чайной церемонии (тяною), взяв за основу скромные сельские чаепития, в которых главной была атмосфера единения. Его последователь Сэн-но Рикю, самый известный из "мастеров чая" ) (тядзин), утановил в конце 16 века классические правила церемонии, дожившие до наших дней. 

 Сначала чаепитие устраивали в жилой комнате, отгораживая её часть ширмой. Позднее стали строить специальные чайные павильоны (тясицу) в саду - небольшие (рассчитанные на 5 человек) и аскетичные, словно хижина отшельника в горах. Монахи собирались в таких домиках для философских размышлений и медитаций, поэтому павильон внутри был лишён всякого декора, за исключением ниши-токонома, напротив входа. В эту нишу помещали картину-свиток и букет цветов. Рассеянный свет, проникавший сквозь стены, из плотной бумаги, создавал спокойную созерцательную атмосферу. 

На картинке Мидзуно Тосиката. Чайная церемония. Конец 19 века. 

 Вместо китайских сосудов, подставок и коробочек для чая, сделанных их бронзы лака и фарфора, со времён Сэн-но Рикю стали использовать японские предметы из простых материалов - бамбука и тёмной керамики, а китайскую живопись сменили японские картины и стихи. Благодаря этому чайная церемония широко распространилась во всех слоях общества. 

Классическая чайная церемония, "ваби-тя", основана на трёх ключевых понятиях эстетического идеала дзен: "ваби" - суровая простота, естественность, скромность и изысканность; "саби" - очарование старины, печать времени, терпкость; "югэн" - намёк, подтекст, невыразимая словам истина.

гÑавÑÑа на деÑеве

Чайная церемония,неспешная и торжественная, могла занимать около 3 часов, хотя само чаепитие было очень простым: хозяин клал бамбуковой ложечкой в чашу измельчённый в порошок зелёный чай (маття), заливал его кипятком, взбивал бамбуковой кисточкой в густую пену и подносил гостям. Главной становилась беседа - об искусстве, поэзии, красоте. Темы для обсуждения задавали свиток, висящий в токономе, дополняющий его букет, простые предметы утвари. Заимствовав из Китая многоцветную живопись, позднее, в 12 веке, японцы обратились к китайской традиции монохромной живописи стиля "шань-шуй" (горы-воды), по японски сан-суй. Такие картины чёрной тушью создавались в буддийских монастырях секты дзен и воплощали не реальные пейзажи, а символическое выражение философских идей об устройстве мира. Обретя популярность в светской живописи, этот стиль довёл до совершенства изысканную лаконичность изображения. С появлением классического чайного церемониала именно монохромные свитки стали вывешивать в нишах-токонома, разглядывая такую картину, полную таинственных недосказанностей и символов, гости могли дать волю фантазии или блеснуть образованностью. 

Японское искусство аранжировки цветов происходит от буддийской традиции украшать алтари символическими цветочными композициями. В древности сложился стиль рикка - поставленные или воздвигнутые цветы. Букеты высотой до двух метров создавали образ идеального мира: горы, реки, поля, населённые долины. В период Хэйан с его вниманием к скрытому и переходящему очарованию вещей букеты сали скромнее по размерам. В эпоху Камакура к искусству аранжировки цветов приобщились и самураи. Составление икебаны они воспринимали как тренировку для духовных сил. 

 С появлением чайных павильонов букеты упростились: на сдержанном фоне даже один два цветка привлекали внимание. Лаконичные изысканные композиции из веток и цветов, именуемые "тябана" (цветы к чаю), производили впечатление естественной небрежности. Позднее появился стиль "сёка" (живые цветы), главным в котором были простота,  выразительность  и спокойствие. 

Набор предметов для чайной церемонии был невелик: бронзовая жаровня, котелок, чаши-тяван, сосуд для воды, чайница, скульптурная кеамическая коробочка для благовоний, бамбуковый венчик для взбивания чая. Их неброский вид соответствовал идеалам "ваби-тя".

Чаша-тяван типа "раку" (буквально удовольствие радость), напоминающая о грубоватой крестьянской утвари, воплощает гармонию красоты и пользы. Такие сосуды лепятся от руки, сохраняя неровность формы. Массивные, покрытые толстым слоем белой, чёрной или красной глазури, они приятно ложаться в руки гостя, а хозяину удобно взбивать чай в устойчивом сосуде с гладкими внутри стенками. Трещины сколы на тяванах ценились как следы времени, отражая понятие "саби". Сколы на краях чаши покрывали пятнами золотого лака. Не менее важным чем питьё чая, считалось любование чашей: волнистую кромку чаш раку называли горной дорогой, а золотые"вставки" на ней рассматривались как мосты через пропасти. Гости нередко расспрашивали о биографии тявана, давали ему образное имя, вдохновляясь узором трещин или потёков глазури.