Портрет идеальной японки эпохи Эдо довольно противоречив. С одной стороны, ей предписывалось быть скромной, целомудренной и кроткой, как можно реже покидать пределы женской половины дома и занимать приличную позу даже во сне. Японский "Домострой", "Онна дайгаку" воспевал три традиционные добродетели: покорность отцу до свадьбы, мужу после свадьбы и сыну во вдовстве. Дочерям и жёнам самураев традиция предписывала следовать воинскому кодексу бусидо и учиться владеть оружием, чтобы при случае уметь защитить себя и домочадцев. Или даже совершить самоубийство, если враги грозили захватить в плен. 

Реальность, как ей и свойственно, оказывалась намного сложнее книжных наставлений. Женщины, разумеется, выходили из дома. Они служили в чайных домиках и домах богатых горожан, учили детей в начальных школах, ныряли за жемчугом, шили, на равне с мужчинами убирали рис с полей и торговали в лавке. На улицах Эдо можно было встретить бродячих монахинь, массажисток и  лоточниц, банщиц, поварих, и прачек. Другое дело, что исторические хроники донесли до нас мало имён женщин, которые повлияли на историю и политику. Женщин, которые бы становились знаменитыми на всю Японию. Скорее таких "знаменитостей" можно было найти в других хрониках эпохи - живописных и литературных. И чаще всего ими становились обитательницы кварталов "ив и цветов" - гейши и куртизанки. 

Кейсай Эйсен. Куртизанка у моста Нихобаси в Эдо, на фоне горы Фудзи. 1830 г. 

Именно они чаще всего служили законодательницами мод и воплощением идеала женской красоты. Куртизанки самого высокого ранга, таю, слагали стихи, знали придворный церемониал, и могли поддержать беседу с самыми высокопоставленными гостями. Их называли "разрушительницами зАмков" - такое впечатление они создавали своим роскошным нарядом и обращением. Их слава так же как и их портреты, распространялась далеко за пределы родного города. Вообще жанр укиё-э как нельзя более подходил для того чтобы изобразить мимолётную красоту дам полусвета. 

Но у прекрасной обёртки имелась неприглядная изнанка. Совсем немногим куртизанкам удавалось сделать карьеру таю и обрести богатых покровителей. Ещё меньшему числу - выйти замуж, открыть свой чайный дом иои просто жить обычной жизнью на скопленные деньги. Многие жительницы "весёлых кварталов" по разным причинам вообще не доживали до старости. И только печатные оттиски навсегда сохранили их для нас юными и прекрасными. 

Бидзинга (изображение красавиц), один из поджанров укиё-э, появился в середине 17 века. Художники любили создавать целые серии портретов, объединённые общей темой или ассоциацией: например, сравнивали ту или иную красавицу с одной из примечательных городских панорам или временем года. Если на гравюре изображалась куртизанка, её портрет нередко служил и чисто практическим целям, рекламируя то заведение, к которому она принадлежала. Кейсай Эйсен (его рисунки выше) по праву считавшийся одним из лучших художников в жанре бидзинга, создавая не идеализированных красавиц в стереотипных одеяниях, а старался придать им характер, индивидуальность. Он точно изображал одежду и причёски куртизанок, так что по его работам можно было отслеживать модны тенденции того времени.

Куртизанки часто становились не только объектами восхищения и сплетен, но и героинями театральных подмостков. Их нелёгкой доле посвящены многие повести новеллиста Ихара Сайкаку. (например, " История любовных похождений одинокой женины") и классические драматурга Тикамацу Мондзаэмона - "двойное убийство в Сонэдзаки" Самоубийство влюблённых на острове Небесных Сетей ",  " Девушка из Хаката в пучине бедствий"," Гонец в преисподнюю". За основу часто брались реальные истории куртизанок, которые всем сердцем желали найти настоящую любовь и забыть своё прошлое, но нарушить классовые традиции не мог никто - и  уж тем более "созданная для удовольствия" женщина. 

Важно отметить, что гейши и куртизанки это разные профессии. Гейши появились в Японии только в 17 веке, и прежде всего как артистки развлекательного жанра. Считалось что они не оказывают никаких услуг, кроме пения, танцев, игры на музыкальных инструментах и приятной беседы. В эпоху Эдо правительство строго регулировало жизнь увеселительных заведений, поэтому различия в роде занятий необходимо было подчёркивать даже внешне. Например в любую погоду к куртизанкам ойран и таю предписывалось носить высокие сандали гета, не надевая носков таби, чтобы отличаться от гейш и замужних женщин. К тому же это добавляло их облику пикантности: обнажённые женские ступни считались очень соблазнительными.