Художника Джима Уоррена можно смело назвать настоящим фантастом. Он создаёт на холсте удивительные миры, в которых хочется жить. На его картинах морские волны превращаются в лошадей, облака — в фигуры влюблённых, утёсы и водопады — в человеческие лица. И всё это написано яркими, живыми красками — кажется, что полотна источают солнечный свет.

Джим Уоррен не имел специального художественного образования. Отдельные навыки он получил, учась в художественном классе средней школы. Далее в колледже он проходит курс живописи. Но в целом в интервью называет себя художником-самоучкой.

Начиная с воплощения необузданности и эксцентричности и заканчивая сентиментальным и чувственным подходом, более 40 лет Джим Уоррен красками писал свой путь к сердцам и умам людей по всему миру. Уже считаясь «живой легендой мира искусства», Джим продолжает удивлять и поражать.

Mother Nature

— «Мать-природа». Я написал эту картину в девяностые годы, чтобы показать, что наша мать-природа — живое существо и нуждается в защите и опеке.

- Mermaid of the Sea — «Русалочка». Русалки, пожалуй, самые популярные фантастические создания. Когда я писал эту картину, то добавил лишь один небольшой сюрреалистический штрих. Видите, на дне океана виднеется тень человека — с ногами и всем остальным?

На своих картинах он придаёт антропоморфные или зооморфные черты волнам, морской пене, облакам, скалам. Составляет человеческие лица из элементов пейзажа. Обращается к мифологическим темам (фигуры русалок, единорогов).

Living in a Jim Warren Painting

— Люди часто говорят, что хотели бы жить в моих картинах. И в 2003 году, когда я отмечал 35-летие своей карьеры, я решил создать эту работу и объединить в ней несколько моих привычных мотивов: девушку с волосами в виде водопада, облака в виде влюблённых, лошадей, появляющихся из волн. А женщина на переднем плане читает книгу «Искусство Джима Уоррена»

- У меня есть несколько любимых тем, которые я воплощаю разными способами. Одна из них — люди, рвущиеся наружу из холста. Но это меняется со временем. Заканчивается какой-то этап — и появляются новые излюбленные темы.

- Вот, Intellect. В 1975 году я как-то раз вернулся из музея под впечатлением от работ Рембрандта, Дали и Магритта, и меня посетила идея написать такую картину. Мне действительно позировал человек с такими вот волосами и бородой. Я попросил его достать бумажник, посмотреть в него, словно в книгу, и сфотографировал.
Мне приходится выдерживать баланс между популярностью и свободой экспериментировать и рисковать. Я стараюсь, чтобы моё творчество не становилось слишком коммерческим. Иные художники хотят дешёвой славы и рисуют то, что лучше всего продаётся, — но они быстро наскучивают публике, и о них все забывают. С музыкантами та же история. The Beatles играли то, что хотели, и оставались популярными. Я беру с них пример.

Hitchcock’s Seven Classics — «Семь картин Хичкока».
- Меня всегда вдохновлял Альфред Хичкок — пусть он и режиссёр, а не художник. Его внимание к деталям и умение удерживать зрительский интерес подтолкнули меня к тому, чтобы добиваться того же и в своём творчестве. Так что здесь я решил изобразить Хичкока, а эти символические картинки отсылают к семи его лучшим фильмам.

- Я надеюсь, что ценители не отойдут от главного принципа искусства: оно должно изображать реальные ситуации, понятные зрителю, — пусть даже в самом невероятном сюрреалистическом ключе.

Для создания своих работ Джим использует свои собственные идеи, вдохновленные окружающим миром.
- Что для вас самое сложное в рисовании портретов конкретных людей?
- Сделать портрет похожим на оригинал — это настоящий вызов. Ведь никто так не придирается к картине, как человек, который на ней изображён. Поэтому я должен быть очень внимателен, чтобы уловить характерные черты человека и нарисовать портрет, который будет даже в чём-то лучше оригинала.

- В ваших работах порой встречаются отсылки к другим художникам, можно сказать, цитаты. Кто из художников больше всего повлиял на вас, на ваш характер, на вашу живопись?
- Наверное, Дали — с его принципом, что для картины всё сгодится. Уорхолл — с его экспериментальным поп-артом. Норман Рокуэлл — с его умением так нарисовать человека, что выражение его лица может рассказать целую историю. И Клод Моне с его умиротворяющими пейзажами.