Нет более нежного и женственного украшения, чем бусы. Я собираю коллекцию картин, на которых изображены женщины в бусах – виртуальную, конечно. И вот что поразительно. Стоит поинтересоваться судьбой изображенной на картине дамы, почти всегда найдешь необыкновенную историю. Очень часто – историю любви. Вот несколько.

Анри Матисс и Лидия Делекторская.

Там, где бусы, там любовь, фото № 1

Матисс — художник страстный. Стоит вспомнить его знаменитый, безумный, брызжущий энергией «Танец» (1910): пять красных фигур на фоне синего неба и зеленой травы.

Там, где бусы, там любовь, фото № 2

Женские портреты Матисса энергией наполнены не меньше. Только он мог с такой невинной страстностью одеть модель в одни лишь бусики. Только он так влюблялся в каждую свою модель. По крайней мере, на время работы над картиной. Иногда это время затягивалось. Так же, как и любовь.

В 1932 году Матисс работал над «Танцем». Не тем, что сейчас можно видеть на этой странице и, конечно, в «Эрмитаже» (художник писал триптих по заказу московского коллекционера Сергея Щукина, это одна из частей). Второй заказ поступил из Америки. Нужно было сделать гигантское панно для свода особняка коллекционера Альберта Барнса. Работа была поистине титанической, и 70-летний Матисс не справлялся с ней один. Пришлось нанять помощника. «Им» оказалась русская эмигрантка Лидия Делекторская.

Там, где бусы, там любовь, фото № 3

Все белокурые женщины, которых вы увидите на полотнах художника после 1935 года — портреты Лидии (всего их около 90). Он влюбился. Ах, что значат каких-то 40 лет разницы в возрасте! Ей было 22...

Там, где бусы, там любовь, фото № 4

Работа длилась полгода, после чего Лидии пришлось покинуть дом. Но вскоре Анри пригласил ее вновь. На сей раз в качестве сиделки. Мадам Матисс (а он был женат, и до сей поры вполне счастливо) слегла. Сначала мадемуазель Делекторская приходила лишь днем, а потом пришлось оставаться при больной круглосуточно. Сама больная от такого положения дел была, мягко говоря, не в восторге. Но поделать ничего не могла.

Там, где бусы, там любовь, фото № 5

Конечно, по Парижу ползли слухи. Матисс отмалчивался. Лидия однажды (уже после смерти художника) сказала: «…Вас интересует, была ли я «женой» Матисса. И нет, и да. В физическом смысле слова — нет, но в душевном отношении — даже больше, чем женой. Я была в продолжение 20 лет «светом его очей», а он для меня — единственным смыслом жизни». Да-да, Делекторская прожила в этом доме 22 года — ровно столько, сколько ей было, когда она впервые переступила его порог.

Матисс каждый год дарил ей по две картины, чтобы обеспечить будущее любимой. Он знал, что в противном случае ей придется нелегко. Действительно, когда Анри скоропостижно умер от инсульта, Лидию даже на похороны не пригласили. А она собрала вещи и ушла. Именно благодаря этой женщине в России так много полотен великого француза. Делекторская скупала все, что могла и переправляла сюда. Часть работ находится в Эрмитаже (здесь и первый знаменитейший «Танец»), часть — в ГМИИ им. Пушкина в Москве.

Огюст Ренуар и Габриэль.

Там, где бусы, там любовь, фото № 6

«Я еще не умел ходить, а уже любил женщин», – говорил Огюст Ренуар. Он считал, что именно женщины приносят в мир красоту и радость. Близкие шутили: в доме Ренуара все служанки становятся натурщицами. Все-не все, но девушка по имени Габриэль стала. Она не была простой служанкой. Габриэль приходилась двоюродной сестрой мадам Ренуар. Та позвала ее, 15-летнюю, когда родила второго сына: не справлялась одна. С тех пор семья Ренуаров стала и ее семьей.

Там, где бусы, там любовь, фото № 7

Однажды художник попросил ее раздеться — не совсем. Пусть будет видна грудь, прикрытая вдобавок бусами. Да Габриэль ради него на все была готова! Она стала одной из любимых натурщиц великого импрессиониста. Он написал более 200 ее портретов. Любил ли Огюст Габриэль? Безусловно, ведь он любил всех женщин без исключения, но сильнее всех свою жену Алину. Любила ли Габриэль своего прославленного патрона? Да. Так сильно, как только можно любить. Она не выходила замуж до его смерти, а когда вышла, то брак продлился недолго. Габриэль уехала в Голливуд. Нет-нет, она вовсе не мечтала о карьере актрисы. Ее воспитанник, тот самый мальчик, помогать с которым ее позвала когда-то Алина, вырос и стал режиссером на фабрике грез.

Пол Суон и Айседора Дункан.

Там, где бусы, там любовь, фото № 8

«Портрет Айседоры Дункан в синем платье и бусах» — так называется картина работы американского художника Пола Суона (Paul Swan). Портрет был написан в 1921 году, когда художник приехал в Париж учиться у Айседоры танцу.

Там, где бусы, там любовь, фото № 9

И очень скоро пополнил собой ряды босоножек. Перевоплощаясь в танцора, он звался Иолай. Когда Дункан увидела его впервые на балу в театре на Елисейских полях, то, пораженная красотой американца, тут же подозвала его к себе: «О, прекрасный юноша, иди скорее ко мне! Откуда ты приехал? Наверное, из дивной Аркадии? Кто ты? Почему я не видела тебя здесь раньше?»

Там, где бусы, там любовь, фото № 10

Они подружились, родственные души, не знавшие никаких запретов. Можно ли было назвать ту связь романом? Вряд ли – в полном смысле этого слова. Оба были слишком разносторонними, во всех областях, включая личную жизнь. Гениальная Асейдора, реформировавшая искусство танца и невероятный Пол, которого называли «самым красивым человеком в мире».

Там, где бусы, там любовь, фото № 11

Некоторые критики и вовсе называют его самой яркой личностью ХХ века, да-да. Художник, скульптор, модель, хореограф, танцор, художник по костюмам и декорациям, поэт, киноактер (на склоне лет сыграл в нескольких фильмах Энди Уорхолла).

Да и времени на роман у этих двух особо не было. В том же 21-м (вот ведь выбрала время) Айседора уехала в Россию, где основала советскую школу танца и вышла замуж за Сергея Есенина.

Там, где бусы, там любовь, фото № 12

Спустя шесть лет она нелепо погибла во Франции, задохнувшись шарфом, который намотался на колеса автомобиля. А Пол вернулся в Штаты, где долгое время успешно гастролировал с танцевальной программой и был известен исключительно как Иолай.

К старости он опустился. Слишком много красился, отказывался признать, что молодость давно ушла (а умер Суон почти в 90) и стал чем-то вроде городского сумасшедшего среди богемы. Портрет Айседоры уступил за несколько ящиков вина одному итальянскому скульптору. Впоследствии картина ушла с молотка на аукционе Кристи. А Асейдора на ней чудо как хороша. Мне кажется, лучше и нет портретов великой танцовщицы. Всюду она слишком неуловимая, а тут одновременно и реальная, и невероятно красивая.

Пабло Неруда и Матильда Уррутиа

Там, где бусы, там любовь, фото № 13

На этой картине чилийского художника Диего Ривера спрятался чилийский же поэт Пабло Неруда. Кто хочет, может поискать.

Сама же картина только кажется загадочной. Подумаешь, женщина с двумя головами! Про нее все известно. Это актриса Матильда Уррутиа. Мы даже знаем, кто подарил ей это голубое ожерелье: конечно, Пабло Неруда. Матильда была главной любовью жизни поэта, его третьей женой, а на время написания этой картины — тайной любовницей.

Там, где бусы, там любовь, фото № 14

«Я посвящаю ей все, что пишу, и все, что имею. Не так уж много, но она довольна». Неруда, конечно, немножко кривил душой. Он написал для Матильды сто сонетов о любви (немало, согласитесь), он построил для нее у подножья горы Сан-Кристобаль дом, который сегодня является одной из достопримечательностей Сантьяго — La Chascona. Теперь здесь музей, и картина до сих пор украшает стену особняка.

Там, где бусы, там любовь, фото № 15

«La Chascona» в переводе с языка кечуа это означает «неукротимая копна волос». Так поэт называл свою возлюбленную. Для строительства дома он нанял известного архитектора из Барселоны. Тот потом сокрушенно признавался, что его работы в проекте оказалось меньше, чем заказчика. Неруда вносил изменения в план, менял планировку, лично выбирал сорта дерева и прочие материалы. Сначала Матильда жила там одна. Она внесла свою лепту в великолепие La Chascona – окружила ее прекрасным садом. Здесь кипела богемная и политическая жизнь, но Неруда лишь тайно посещал виллу. Их связь с Матильдой была тайной – для всех, кроме самых близких друзей.

К таковым относился и художник Диего Ривера, написавший портрет Матильды. Конечно, у нее была лишь одна голова, как у всех. Две головы символизируют ее двойную жизнь. Одна голова – известная актриса, другая – тайная любовница поэта. Здесь же изображен он сам, как я уже говорила выше.

После развода с женой Неруда переселился в сюда, в La Chascona. Скоро они с Матильдой поженились. Они были невероятно счастливы, до самой смерти Неруды.

Там, где бусы, там любовь, фото № 16

Матильда, дни или годы

во сне, в лихорадке,

здесь или там,

пригвожденный,

с перебитым хребтом

я истекал доподлинной кровью,

то погружаясь в небытие,

то пробуждаясь:

больничные койки, чужеземные окна,

белые халаты сиделок,

ноги словно в цепях.

Потом — эти странствия

и вновь мое море:

твоя голова в изголовье,

твои руки, как птицы,

в лучах моего света

над моей землей.

Как это было прекрасно: жить,

когда ты живешь!

Мир становится самым лазурным и самым земным

по ночам, когда сплю,

огромный, в кольце твоих быстротечных рук.

Эдит Ситуэлл и Павел Селищев

Там, где бусы, там любовь, фото № 17

На картине художника Роджера Фрая изображена английская поэтесса Эдит Ситуэлл. О художнике больше рассказать и нечего, куда интереснее модель в длинных бусах. Мягко говоря, не красавица, правда? И при этом – одна из самых ярких образов начала прошлого века. Ее называют Леди Гага 20-х годов. Сама Элизабет говорила, что она — «электрический угорь, посаженный в бассейн, полный золотых рыбок».

Там, где бусы, там любовь, фото № 18

Ее огромные кольца и километровые бусы сегодня хранятся в лондонском музее Музея Виктории и Альберта. Одевалась она невероятно экзотично: парчовые и бархатные платья, обрамленные золотом тюрбаны, баты и шляпки. Мода? Ей плевать было на моду, да и на хороший вкус, который Эдит считала «самым большим злом на свете». Главное — быть не похожей на других. При этом эксцентричной поэтесса себя вовсе не считала: «я просто более живая, чем все остальные». Костюм и аксессуары должны выражать внутреннюю суть человека, а это не имеет ни малейшего отношения ни к моде, ни даже к стилю. А ее внутренний мир был — Вселенная. Мы не будем говорить здесь о поэзии Эдит Суинтон, поскольку читать стихи в переводе – дело пустое, а в оригинале – очень сложное. За свои заслуги перед английской литературы она была удостоена ордена Британской Империи. Такая вот Гага.

Ее наряды создавали знаменитые художники – например, русский сюрреалист Павел Челищев, Павлик, любовь и трагедия всей ее жизни.

Там, где бусы, там любовь, фото № 19

Она была влюблена в него безмерно, следовала за ним по всему свету, а он лишь терпел. Вроде бы было между ними что-то вроде краткого романа в 1927-28 годах, но очень краткого, да и романа ли. В письме к другу Челищев пишет о том, как страшится остаться с Ситуэлл наедине, с каким ужасом ждет ее прикосновений. Увы, Павлик не любил женщин, он любил мужчин…

Вот так выглядит портрет Эдит, который написал он. Обратите внимание: никаких бус!

Там, где бусы, там любовь, фото № 20

А Эдит всю жизнь любила только его и так и не вышла замуж. Челищев умер в 1957 году, в этом же году Ситуэлл слегла, сдавшись болезни, с которой боролась с самого рождения. С тех пор могла передвигаться с тех пор лишь на инвалидной коляске. Собственно, от этой генетической болезни — синдром Марфана — люди обычно умирают в 30-40 лет. Она продержалась вдвое больше, умерла в возрасте 77 лет, на 10 лет пережив любимого. Все самые знаменитые фотопортреты Эдит Суинтон относятся именно к этому времени.

Там, где бусы, там любовь, фото № 21

Там, где бусы, там любовь, фото № 22

Там, где бусы, там любовь, фото № 23

Источник