Мир потерял многих великих людей из-за трагичных, иногда нелепых случаев. При современном уровне медицины многих удалось бы спасти, например, великого русского поэта Пушкина. На эту тему любителями и специалистами написано немало исследований и статей. Но был ли у гения словесности хоть небольшой шанс выздороветь после ранения в начале XIX столетия, если бы ему оказали самую качественную по тем временам медицинскую помощь?

Смерть великого поэта А. С. Пушкина наступила 29 января (10 февраля) 1837 года от перитонита, вызванного пулевым ранением в живот. Александр Сергеевич был ранен 27 января во время дуэли с Жоржем Дантесом, на Черной речке. Пуля раздробила поэту бедренную кость и попала в брюшную полость, при этом он потерял много крови. С места дуэли Пушкина перевезли в его дом на набережной Мойки, где он и скончался.

Можно ли было предотвратить смерть Пушкина? Сегодня никто точно не даст ответ на этот вопрос. Но есть мнение, что поэт скончался не сколько от тяжелой раны, столько от неквалифицированных действий окружавших его людей, в том числе и медиков. Какие же ошибки были допущены?

Не была оказана первая помощь

Секундантом Пушкина на дуэли был его близкий друг Данзас, на котором лежала ответственность за организацию дуэли. Почему-то ни ему, ни другим участникам событий на Черной речке не пришло в голову пригласить с собой лекаря, что в те времена было совершенно нормальным явлением.

Отсутствие квалифицированной помощи в первые минуты после ранения привели к большой потере крови раненным, что, безусловно, сыграло свою роль в ухудшении состояния поэта. Сделанная на месте перевязка позволила бы остановить кровь и увеличила шансы на благоприятный исход.

Неправильная транспортировка раненого

В своей книге «Дуэль и смерть А. С. Пушкина глазами современного хирурга» известный исследователь и хирург, доцент Пермской медицинской академии Михаил Давидов пишет следующее:

Больного… вначале волоком тащили к саням… На всем пути от места дуэли до саней на снегу протянулся кровавый след. Раненого поэта посадили в сани и повезли по тряской, ухабистой дороге.

Путь с Черной речки, которая в начале XIX столетия находилась за городом, до дома поэта в центре Петербурга, занял долгих полтора часа. Другой врач, Ш.И. Удерман, в книге «Избранные очерки истории отечественной хирургии XIX столетия» сообщил, что опираясь на сведения, оставленные свидетелями, можно прийти к выводу, что Пушкин потерял не менее 2 000 миллилитров крови.

Это около 40% крови, которая находится в человеческом организме. Такая кровопотеря, осложненная травмирующей перевозкой, негативно подействовала на иммунную систему раненого, что и стало одной из причин сепсиса, причем немаловажной.

Пушкина повезли не в больницу, а домой

Большинство исследователей единодушны в том, что Пушкина нужно было транспортировать в клинику, так как его ранение являлось тяжелым. Вероятно, поэт сам потребовал везти его домой, но в таком состоянии он вряд ли был способен реально оценивать ситуацию. Присутствующие на дуэли друзья должны были настоять на перевозке раненого в ближайшую больницу, но не сделали этого.

Дом Пушкина на Мойке, где прошли последние дни его жизни

Несмотря на то что уровень медицины в то время нельзя было сравнить с современным, срочная госпитализация позволила бы значительно раньше начать оказание поэту помощи и увеличила бы его шансы на выздоровление.

Пушкину и его родным внушили, что рана смертельна

В книге Михаила Давидова сказано, что первым к постели раненого Александра Сергеевича прибыл профессор акушерства Б.В. Шольц. Этого врача не вызывали к пациенту — его, проходящего мимо, случайно встретил на улице Данзас, посланный за медицинской помощью.

Шольц, вместе с доктором Карлом Задлером, делал поэту перевязку, а когда закончил, сказал — «Не могу скрывать, что рана ваша опасна». Его фразу едва ли не дословно подтвердили прибывшие чуть позже семейный врач семьи Пушкиных И.Т. Спасский и лейб-медик императора Николая I Н.Ф. Арендт.

Говоря проще, никто не попытался поддержать Пушкина и дать ему хоть какую-то надежду на благополучный исход. Именно поэтому поэт вместо того, чтобы бороться за жизнь и здоровье, начал сразу же приводить в порядок дела и готовиться к смерти.

Отсутствие радикального лечения

Основные назначения поэту делал доктор Арендт и его лечение было исключительно консервативным. Все прописанное лейб-медиком было тут же одобрено докторами, присутствующими у постели больного — хирургами Х.Х. Саломоном, И. В. Буяльским и другими медиками.

Вильгельм Шаак в своей статье «Ранение А. С. Пушкина в современном хирургическом освещении», опубликованной в «Вестнике хирургии», спустя столетие, в 1937 году, пишет, что поэта лечили припарками и холодными компрессами, касторкой, опием и белладонной.

Хирургические инструменты в начале XIX века были не такими уж и примитивными

28 января, когда у Пушкина начались сильные боли, вызванные развитием перитонита, Арендт прописал раненому клизму. Введенная под давлением через трубку жидкость вызвала сдавление и раздражение воспаленных тканей. При этом никто не учел, что ранение стало причиной переломов подвздошной и крестцовой костей и повышать давление в малом тазу в этом случае было противопоказано. Когда Пушкину стало хуже, ему назначили пиявки, которые усилили кровопотерю.

Именно так бы выглядела рана Пушкина на снимке, сделанном современным оборудованием

В одном из номеров «Московской медицинской газеты», вышедшем в 1860 году, один из врачей, лечивших Пушкина — В.И. Даль (составитель того самого словаря Даля), по памяти восстановил результаты вскрытия тела поэта:

По вскрытии брюшной полости все кишки оказались сильно воспаленными; в одном только месте, величиною с грош, тонкие кишки были поражены гангреной. В этой точке, по всей вероятности, кишки были ушиблены пулей. В брюшной полости нашлось не менее фунта черной, запекшейся крови…

Никто из медиков не предложил оперировать Пушкина, чтобы получить хоть какой-то небольшой шанс на его выздоровление. Долгое время бытовало мнение, что в то время операции на брюшной полости не проводились. Но это не так — такие хирургические вмешательства проводили и при этом весьма успешно.

Хирург и филолог В.И. Даль

Праправнук В.И. Даля, заведующий кафедрой госпитальной хирургии Калининского медицинского института Лев Журавский, через 100 лет после смерти Пушкина изучил архивные документы начала XIX столетия и установил, что в это время уже делали операции на кишечнике и даже желудке.

Проводились такие операции и в клинике Медико-хирургической академии, заведующий которой, Христофор Саломон, был одним из лечащих врачей умирающего Пушкина. Согласно одной из распространенных версий, неблагоприятный исход был желателен для царя и его окружения, так как без хлопот избавлял их от смутьяна и вольнодумца.

Возможно, именно из-за этого ни лейб-медик императора Арендт, ни другие присутствующие у постели поэта врачи не настояли на проведении операции, которая могла бы дать Александру Сергеевичу шанс, хоть и совсем небольшой. Исследования причин смерти русского поэта, несмотря на то что с ее момента прошло немногим меньше двух столетий, до сих пор популярная тема у ученых и энтузиастов. Возможно, что мы узнаем и другие детали о последних днях жизни поэта и его смерти.