Если Шишкин воспроизводит фольклорный образ леса, то пейзажи Поленова и впоследствии в еще большей мере пейзажи его учеников и младших современников — И. Левитана, К. Коровина, В. Серова — получат наименование «пейзажей настроения».

Василий Дмитриевич Поленов

(20 мая [1 июня] 1844, Санкт-Петербург — 18 июля 1927, усадьба Борок, Тульская область)

Илья Репин. Портрет художника В. Д. Поленова, 1877, холст, масло, 80 x 65. Государственная Третьяковская галерея.

Василий Поленов родился в Петербурге 20 мая (1 июня) 1844 года в старинной дворянской семье. Отец Поленова, Дмитрий Васильевич, был известным историком, археологом и библиографом. Мать художника, Мария Алексеевна, урожденная Воейкова, была детской писательницей и художницей-любительницей.

В историю искусства Поленов вошел своим тихим, но очень сильным и проникновенным словом "поэта в живописи", открывшего интимный мир старинной русской усадьбы, тайну притягательной красоты национального пейзажа и "красочного величия" Востока. "Этот незаурядный русский человек, - писал о Поленове Федор Шаляпин, - как-то сумел распределить себя между российским озером с лилией и суровыми холмами Иерусалима, горячими песками азиатской пустыни. Его библейские сцены, его первосвященники, его Христос - как мог он совместить в своей душе это острое и красочное величие с тишиной простого русского озера с карасями? Не потому ли, впрочем, и над его тихими озерами веет дух божества?"

Кузнецов Н.Д. "Портрет художника Василия Дмитриевича Поленова" 1887 г.

Василий Дмитриевич Поленов был человеком широко образованным (одновременно с академией он окончил юридический факультет университета). Поленов обладал необходимейшим для художника свойством: он был любознателен. Он не замыкался в пределы какого-либо определенного жанра; его интересовало одновременно всё: историческая картина, портрет, пейзаж, театральная декорация. И во всех этих столь различных видах искусства он стремился найти что-то новое, что-то своё. Помимо живописи он обращался, и довольно успешно, к другим областям творчества - архитектуре, музыке, театру, прикладному искусству.

Сам Поленов так говорил о своем отношении к искусству: "Я люблю все искусства, все они мне дороги, архитектурой я занимался, поэзией и скульптурой наслаждался, а живописью и музыкой я живу. Живопись я называю моей духовной жизнью, а музыку моей высшей любовью. Живопись давала мне величайшие радости, но и огромные страдания, музыка только первое; оно и понятно - в живописи я работник и специалист, в музыке дилетант и почти профан, живопись часто доводила меня до полного изнеможения, а музыка давала мне силы переносить тяжесть жизни". Во "всеохватности" Поленова, в его "вхождении" в разные области искусства рождался новый тип художника-универсалиста, главной фигуры эпохи стиля модерн.

 Молва о доброте и человечности Василия Дмитриевича Поленова передавалась художниками по всей России.

Это он, академик Поленов, дописал панно заболевшего Врубеля, чтобы они попали в Нижний Новгород на Всероссийскую художественно-промышленную выставку 1896 г., для которой были заказаны.

Это он, Поленов, юрист по специальности, сделал все возможное, чтобы прекратить судебное разбирательство по сфабрикованному против известного мецената и коллекционера произведений искусства Саввы Мамонтова делу. И добился своего: следствие прекратили, обвиняемый был освобожден из тюрьмы и переведен под домашний арест…

Это он, Поленов, помог гордому и застенчивому саратовскому мечтателю, талантливейшему художнику Борисову-Мусатову в минуту крайней нужды.

Это он, художник Поленов, понимая, как тоскует по России живущий во Франции И. С. Тургенев, подарил писателю, который приехал на открытие памятника А. С. Пушкину, один из этюдов к своей картине «Московский дворик». И Тургенев увез с собой в Париж драгоценный уголок родной земли, с ее небом, воздухом, с ее красками и запахами, с ее белоголовыми ребятишками и привычным теплом родного солнца…

Виктор Васнецов. Портрет В. Д. Поленова

«Летом природа вокруг настолько однообразна, будто на нее опрокинули ведро с зеленой краской и все получилось одного цвета», – заявил как-то художник своей дочери. Лишь с приходом сентября, созвучного настроению стихов Тютчева:

Есть в осени первоначальной

Короткая, но дивная пора, –

Весь день стоит как бы хрустальный

И лучезарны вечера… –

начинается самое лучшее время для работы живописца.

В. Д. Поленов. Пруд. 1880. Холст, масло. Частное собрание

В 1880-е годы уже проявилась тенденция мыслить в живописи цветовыми массами. Подробности рисунка поглощались обобщенным письмом, детали едва обозначались. Такую манеру предпочитали Василий Поленов, Илья Репин, Исаак Левитан, Константин Коровин. У Шишкина подобных поисков нет. Он придерживался старых живописных приемов: создания иллюзии натуральности.

Большую роль в жизни Поленова сыграла дружба с Саввой Ивановичем Мамонтовым, крупным промышленником и страстным любителем искусства, и с будущими членами Абрамцевского (Мамонтовского) художественного кружка. В него входили крупнейшие русские мастера - помимо Поленова и его ближайших друзей Виктора Васнецова, Репина и Марка Антокольского, также художники младшего поколения Валентин Серов, Константин Коровин, Михаил Врубель, Елена Поленова, Михаил Нестеров, Аполлинарий Васнецов, Илья Остроухов и другие художники, артисты, музыканты, просто любители искусства.

С конца 1870-х годов Поленов часто гостил в подмосковном имении Мамонтовых - Абрамцеве. Здесь он находит близкую ему своей скромной красотой природу - леса, перелески, овраги, небольшая извилистая речушка Воря. Абрамцевская усадьба и ее окрестности стали мотивами для десятков этюдов и законченных пейзажей художника.

В пейзажах конца 1870-х годов в полной мере проявилось яркое своеобразие Поленова-художника, мастерски владеющего средствами пленэра, и тонкого романтика, умеющего одухотворить природу, заставить ее говорить с человеком.

 Женщина, идущая по лесной тропинке (Прогулка в лесу). 1883. Частное собрание.

В Абрамцеве Василий Поленов встретил свою любовь - Наталью Якунчикову. В 1882 году, когда в Абрамцеве завершилось строительство храма, который спроектировали Поленов и Виктор Васнецов, первыми в нём обвенчались Наталья Якунчикова и Василий Поленов. Счастливый брак 38-летнего Поленова и 24-летней Натальи Якунчиковой продлится 45 лет. Наталья Васильевна так вошла в круг интересов своего мужа, создала ему такие идеальные условия для работы, настолько жила его жизнью, его интересами, что едва ли в этом смысле кому–нибудь из русских художников повезло с женитьбой так, как Поленову.

 В. Поленов. Портрет Натальи Якунчиковой.

В 1892 году семья Поленовых переехала в усадьбу Борок на берегу Оки. В их семье родилось шестеро детей - два сына и четыре дочери. (Самый старший сын умер младенцем). Там за свои средства они возвели церковь, школы, лично оплачивали работу учителей, создали народный театр, в котором первым режиссером стала Наталья Васильевна Поленова. А еще ими основана "диорама" из полотен самого художника, которая для местного крестьянства стала своего рода «кругосветным путешествием» по миру.

Живопись Поленова давно и прочно связывают по настроению, царящему в ней, с прозой Тургенева, говорят о «тургеневских мотивах» в творчестве художника, о том, что мастер слова и мастер кисти тесно связаны художественной, образной и стилистической близостью. Молодые ученики Поленова находили даже внешнее сходство между искусным пейзажистом и мастером пера. «Записки охотника» были самым любимым произведением художника.

Василий Дмитриевич Поленов. Осень в Абрамцеве. 1890.Государственный мемориальный историко-художественный и природный музей-заповедник В. Д. Поленова, Тульская обл.

Богатейшее колористическое решение, свежесть красок и какое-то личное любовное отношение художника Поленова превратили картину в романтическую элегию, восхитительно красивую и полнозвучную. Здесь осень уже отвоевала свои права у лета, окрасив в яркий жёлтый цвет деревья. Однако в воздухе ещё летает какое-то тёплое ощущение, которое отсылает зрителя к ещё недавним приветливым летним денькам. Это ощущение в чистом голубом небе, в спокойной зеркальной воде, в зелёных, едва заметных проплешинах травы на берегу, в тихих деревьях, листву которых ещё не треплет порывистый осенний ветер. Группы пожелтевших берез бросают горячий отблеск, разливающийся в небе, на темных елях и тихой воде.

Василий Дмитриевич Поленов. Ока близ Тарусы. 1890-е. Краснодарский краевой художественный музей имени Ф. А. Коваленко

Недалеко от Тарусы, на высоком холме над Окой, более ста лет стоит красивый белый дом, построенный в 1892 году Василием Дмитриевичем Поленовым по собственному проекту. Дом этот задумывался не только как родовое гнездо многочисленной семьи художника, но и как культурный центр всей округи с музеем и картинной галереей.

 В творчестве Поленова 1890-1900-х годов торжествует осень. Не печальная, какой ее видели Пушкин или Левитан, а в полную меру «очей очарованье» - красочная, роскошная.

Василий Дмитриевич Поленов. Золотая осень. 1893. Музей-заповедник В. Д. Поленова.

Панорамный лиро-эпический пейзаж.

На картине изображён вид на Оку в сентябре.

«Замерла умиротворённо-торжественная природа с её изумительно чистыми красками ранней осени — с мягкой пожелтевшей зеленью лугов и золотом деревьев, прозрачной голубизной реки и нежными красками неба от серо-зелёного и голубого к палево-жёлтым и розовым тонам. Пейзаж дан в широком панорамном развороте, но открывается не сразу. У него свои затейливые ритмические ходы. Зритель легко «входит» в него слева и оказывается в замкнутом пространстве. Дорожка легко выводит его в глубину картины, он мысленно огибает речку и поднимается по плавным текучим линиям холмов — до горизонта, обозначенного белой церковкой с колоколенкой. Отсюда открываются завораживающие своей красотой дали. Небо низко опускается к земле, и линия горизонта очерчена так мягко, что непонятно — небо ли является продолжением земли или земля есть продолжение неба. Беспредельность мира, где эта прекрасная уютно-обжитая земля с церковкой является точкой отсчета, — вот основа для того созерцательного настроения, которое вызывает поленовский пейзаж». (Элеонора Пастон)

Если для Шишкина была важна максимальная реалистичность, то у Поленова на первый план выходит настроение.

 В. Д. Поленов. Ранний снег. Холст, масло. 48 х 85 см. 1891. Третьяковская галерея.

Первый покров пушистого снега лёг на землю, сгладив, смягчив её очертания, сделав еще более ощутимой бескрайнюю ширь просторов. Благодаря высокой точке зрения, с которой написан пейзаж, взгляд зрителя легко скользит по поверхности заснеженных холмов и свободно уходит вдаль, к горизонту, где снежная пелена полей сливается с затянутым серыми тучами небом. Четко вырисовывающийся на этом серо-белом фоне силуэт оголенного дерева с опавшими листьями еще сильнее приковывает взгляд зрителя к далям, как и разворот уходящей вдаль реки, теряющейся среди снежных просторов. Широкие, плавные, ритмически повторяющиеся линии, на которых строится пейзаж, сообщают ему большую ясность и гармонию, спокойствие и эпический размах.

Художник мастерски уловил это ощущение внезапного шока, который испытало все живое из-за неожиданно и очень рано выпавшего снега.

В. Д. Поленов. Стынет. Осень на Оке близ Тарусы. 1893. Холст, масло. 78 x 117.

Киевский национальный музей русского искусства, Украина.

Широкая панорама долины реки поздней осенью. Она просматривается с высокого холма над рекой, от которого вниз ведет классическая российская дорога — две очень глубокие колеи, выдавленные в глубокой осенней грязи гружеными телегами.

Пейзаж пустой и безжизненный, на нём нет ни людей, ни животных, ни даже птиц. Природа действительно стынет. Нет ни ветра, ни движения воды — свинцовые тучи тяжело нависли над водой, вода гладкая, застывшая, приготовившаяся покрыться толстым слоем льда.

Но зима только вступает в свои права — на деревьях еще есть желтые осенние листья, хвоя украшена темно-зелеными пятнами, а трава, пусть и пожухлая, еще покрывает склоны и берега реки. Правда, радоваться остается недолго — нужно подождать еще совсем чуть-чуть, и все это будет укрыто плотным слоем снега, а реку скует льдом.

Пока что природа засыпает, краски гаснут, и художнику очень точно удалось ухватить этот момент перехода от осени к зиме, когда яркие, пламенные расцветки лесов словно выцветают, утрачивают объемность и фактурность, становятся контрастными и графичными, оставляя нам только два зимних цвета — черный и белый.

 В. Д. Поленов. Каменоломня. 1897. ГРМ

На этой картине изображено одно из мест добычи каменной породы (известняка, мрамора, гранита, песчаника и др.) – каменоломня. Подсобное здание находится на самом верху холма, а камни добываются ниже. Таких каменоломен было много по России. Почти всё делалось вручную. Крепкие мужчины выбивали каменные глыбы из скальных оврагов, а другие разбивали их на камни помельче. Это адский труд.

Но не об этом думаешь в первую очередь, глядя на эту картину. Сочность, свежесть, солнечность красок завораживают…

В. Д. Поленов. Курган. 1902 Ставропольский краевой музей изобразительных искусств.

Курганы – это памятники погибшим воинам. В древние века с поля битвы сносили погибших и хоронили всех в одной большой братской могиле. Сверху насыпали большой курган. Так становилось всем ясно, что здесь покоятся тела настоящих воинов, которые погибли в битве. Таких немых свидетельств различных битв очень много по нашей стране и за её пределами. Курган – это свидетель битвы. Свидетель, который может очень многое рассказать. Просто нужно научиться его слушать. Без этого умения он превращается для человека в обыкновенную земляную насыпь, которую просто можно объехать стороной.

Василий Дмитриевич Поленов. Долина Оки. 1902. Ульяновский областной художественный музей.

В письме к Виктору Васнецову Василий Поленов так формулировал своё творческое кредо: «Мне кажется, что искусство должно давать счастье и радость, иначе оно ничего не стоит».

Когда Поленову исполнилось пятьдесят лет, он получил письмо от одного из своих учеников, заканчивавшееся словами:

«Дай вам бог долго поработать и по-прежнему вносить в искусство непосредственность, свежесть, правду. Сделанное вами в качестве художника громадно…»

Звали ученика Исааком Ильичом Левитаном. Ему суждено было продолжить дело, начатое Саврасовым, Васильевым, Поленовым.