Варвара Дмитриевна Римская-Корсакова происходила из костромского дворянского рода Мергасовых. В 16 лет обворожительная Варенька Мергасова вышла замуж за выпускника Московского университета, остроумного и веселого красавца, гусара, любимца "света" Николая Корсакова, семья которого оставила заметный след в истории русской культуры. Николая и Варвару Корсаковых знал в Москве Л.Н. Толстой и вывел их под прозрачными именами в "Анне Карениной" в картине бала.
Впервые блеснув на великосветском небосклоне, она скоро звездой высшего света блистательной Москвы и надменного Санкт-Петербурга.
Позже, расставшись с мужем, она поселилась в Ницце. Князь Д.Д. Оболенский, хорошо знавший Варвару Дмитриевну, писал о ней, что она "считалась не только петербургскою, но и европейскою  красавицей». Блистая на заграничных водах, приморских купаньях, в Биарице и Остенде, а также в Тюильри, в самый разгар безумной роскоши императрицы Евгении и блеска Наполеона III, В.Д. Корсакова делила успехи свои между петербургским великим светом и французским двором

Капризный Париж склонялся в восхищении перед красотой той, кого называли «Венерой из Тартара». В ней чувствовалась уроженка волжских берегов, из века в век дававших пристанище и славянам, и калмыкам, и булгарам. А глаза.. «В ее глазах грустили степи», как сказал бы о них И.Северянин.
Она затмевала саму французскую императрицу Евгению, чем вызвала большое недовольство последней. Смелые наряды Римской-Корсаковой часто становились причиной скандалов (однажды её даже вывели из бальной залы за чересчур прозрачное платье). Об остроумии этой женщины ходили легенды, а её ноги поклонники считали «прекраснейшими в Европе».
Корсакова любила свой винтерхальтерский портрет. Кстати, обратите внимание – на ней нет украшений, только маленькие сережки в ушах. Варвара Дмитриевна считала, что ее красоте драгоценности не нужны. Этот портрет украшал обложку ее книги. Возможно, в библиотечных собраниях Франции эта книга хранится до сих пор. Можно лишь предполагать, какой смысл вложен в эпиграф написанной ею книги: "Лишения и печали мне указали Бога, а счастье заставило познать Его".

НЕМЕЦКИЙ ХУДОЖНИК Ф.К.ВИНТЕРХАЛЬТЕР

«…Неуловимые черты:
Снегурка с темпом сердца серны.
Газель оснеженная – ты.
Смотреть в глаза твои русалочьи
И в них забвенно утопать;
Изнеженные цветы фиалочьи
Под ними четко намечать…»
И.Северянин

Франц Ксавер Винтерхальтер родился 20 апреля 1805 года в маленькой деревне Менценшванда (ныне часть города Санкт-Блазина) в Шварцвальде, Баден. Он был шестым по счёту ребёнком в семье Фиделя Винтерхальтера, фермера и производителя смолы, и его жены Евы Мейер, происходившей из старинного рода Менценшванд. Крестьянского происхождения отец оказал значительное влияние на жизнь художника. Из его восьми братьев и сестёр — четверо умерли в детстве. На протяжении всей жизни Винтерхальтер оставался очень близок со своей семьёй, и в особенности, со своим братом Германом (1808—1891), который также был художником.

После окончания школы при бенедиктинском монастыре в Блазине в 1818 году тринадцатилетний Винтерхальтер покидает Менценшванд, чтобы изучать рисование и гравировку. Литографии и рисованию он обучался во Фрайбурге на студии Карла Людвига Шулера (1785—1852). В 1823 году, когда ему было восемнадцать лет, при содействии промышленника барона von Eichtal он уезжает в Мюнхен. В 1825 году удостаивается стипендии от великого герцога Баденского и начинает курс обучения в Мюнхенской академии художеств под руководством Петера Корнелиуса, чьи методы преподавания, однако, оказываются для молодого художника неудобными, и Винтерхальтеру удётся найти другого более подходящего руководителя в светской портретной живописи — Йозефа Штилера. В эти годы Винтерхальтер зарабатывает на жизнь литографией.

Винтерхальтер впервые попал в придворные круги в 1828 году, поступив на службу учителем рисования Софии, графини Баденской, в Карлсруэ. Благоприятный случай заявить о себе далеко от Южной Германии представился художнику в 1832 году, когда у него при поддержке великого герцога Леопольда Баденского появилась возможность путешествия в Италию (1833—1834). В Риме он пишет картины романтического жанра в стиле Луи-Леопольда Робера и сближается с директором Французской академии Орасом Верне. По возвращении в Карлсруэ Винтерхальтер пишет портреты великого герцога Леопольда Баденского и его жены и назначается придворным художником герцога.

Тем не менее, он покинул Баден и уехал во Францию, где на выставке 1836 года внимание публики привлекла к себе его жанровая картина Il dolce Farniente, а годом позднее похвалы была удостоена и Il Decameron. Обе работы представляют собой академические живописные произведения в стилистике Рафаэля. На Салоне 1838 года им был представлен портрет принца Ваграмского с юной дочерью. Затем он пишет портрет королевы Бельгии Луизы Марии Орлеанской с сыном. Возможно, благодаря этой картине о Винтерхальтере стало известно Марии Амалии Неаполитанской, королеве Франции, матери бельгийской королевы.

В Париже Винтерхальтер быстро заслужил репутацию модного художника. Он был назначен придворным художником Луи-Филиппа, короля Франции, который доверил ему создание индивидуальных портретов своей многочисленной семьи. Винтерхальтеру предстояло выполнить для него более тридцати заказов.

Этот успех принёс художнику репутацию знатока династической и аристократической портретной живописи, способного, мастерски сочетая точность портретного сходства с едва уловимой льстивостью, изображать государственную помпезность в живой современной манере.

Однако в художественных кругах репутация Винтерхальтера страдала. Критики, восхвалявшие его дебют на выставке в Салоне 1836 года, отвернулись от него как от художника, которого нельзя воспринимать серьёзно. Это отношение сохранялось на всём протяжении карьеры Винтерхальтера, обрекая его работу стоять особняком в иерархии живописи. Сам Винтерхальтер рассматривал свои первые государственные заказы как временный этап перед возвращением к предметной живописи и восстановлением академического авторитета; он оказался жертвой собственного успеха, и для своего же спокойствия ему приходилось работать почти исключительно в портретном жанре. В этой области он добился немалого успеха, что, в свою очередь, помогло ему разбогатеть. Одновременно Винтерхальтер получил международную славу и покровительство царствующих особ.

Среди множества его королевских «натурщиц» была также и королева Виктория. Впервые Винтерхальтер посетил Англию в 1842 году, а затем несколько раз возвращался туда, чтобы написать портреты Виктории, принца Альберта и их растущей семьи, создав для них в общей сложности не менее 120 работ. Большинство из этих полотен теперь находятся в Королевском собрании и открыты для демонстрации публике в Букингемском дворце и других местах. Также Винтерхальтер написал несколько портретов представителей английской аристократии, в большинстве входивших в придворный круги. Падение Луи-Филиппа в 1848 году не оказало влияния на репутацию художника. Винтерхальтер переехал в Швейцарию, а кроме того, работал по заказам в Бельгии и Англии.

После вступления на престол Наполеона III популярность художника увеличилась. С этого времени в подчинении Второй империи Винтерхальтер сделался главным портретистом императорской фамилии и французского двора. Красавица императрица Евгения стала его любимой моделью, и сама она великодушно относилась к нему. В 1855 году Винтерхальтер пишет свой шедевр «Императрица Евгения в окружении фрейлин», где изображает её в сельской обстановке, собирающей цветы вместе со своими фрейлинами. Картина была хорошо принята и выставлена для всеобщего обозрения, по сей день оставаясь, пожалуй, наиболее известной работой мастера.

В 1852 году он едет в Испанию, чтобы написать королеву Изабеллу II, работает для португальской королевской фамилии. Приезжавшие в Париж представители русской аристократии также желали получить свой портрет от известного мастера. Как «королевский художник» Винтерхальтер пользовался постоянным спросом при дворах Британии (с 1841 г.), Испании, Бельгии, России, Мексики, Германии и Франции.

В последующие годы потребность в его услугах становится ещё больше. В 1856 году он едет в Польшу писать для аристократии там, в 1857 — в Верхнюю Баварию, где пишет портрет императрицы Марии Александровны. На протяжении следующих лет, в 1860-е, художник много пишет по заказам русских аристократок. Для ускорения работы он перестаёт делать предварительные наброски портретируемых; на смену прежней академической манере, напоминающей миниатюры на эмали, приходит свободный мазок в духе романтизма.

В 1864 году Винтерхальтер в последний раз съездил в Англию. Осенью того же года он едет в Вену, чтобы выполнить портреты императора Франца-Иосифа и императрицы Елизаветы. Во время франко-прусской войны, которая закончилась крушением Второй французской империи в сентябре 1870 года, он проходил курс лечения в Швейцарии. После войны художник не вернулся во Францию, отправившись вместо этого в Баден. Официально он всё ещё был приписан ко двору Бадена, и он обосновался в Карлсруэ. В последние два года жизни Винтерхальтер писал очень мало. Во время поездки во Франкфурт-на-Майне летом 1873 года он заразился тифом и умер 8 июля 1873 года. Ему было шестьдесят восемь лет.