П.Дж. Линч — художник-иллюстратор известный во всем мире.

В преддверии рождественских и новогодних праздников хочу рассказать вам о художнике, иллюстрации которого создают сказочное, волшебное, праздничное настроение.
П.Дж. Линч — художник-иллюстратор известный во всем мире. Больше 25-ти лет он оформляет рисунками детские книги, и за это время создал настоящие шедевры, удостоенные различных премий. Одна из самых любимых тем в его творчестве — Рождество.

Будущий художник иллюстратор Патрик Джеймс Линч родился в 1962 году в Белфасте пятым (последним) ребенком в многодетной семье.С малолетства Патрик испытывал тягу к искусству От ужасов окружающего мира (70-е годы в Северной Ирландии) Линч старается скрыться в иллюзорном мире искусства и литературы. Линч поступает в Университет Брайтона, затем бросает учебу и с 1984 года целиком посвящает себя книжной иллюстрации . За 25 лет плодотворного творчества Патрик Джеймс Линч создал целые галереи шикарных иллюстраций к произведениям Ч. Диккенса, Оскара Уайльда, О Генри, Г,Х,Андерсена и многих других писателей. В основном, художник отдает предпочтение технике акварели. Иллюстрации очень живописны и на редкость реалистичны, все движения героев естественны и динамичны, мимика передана фантастически. Цветовые решения и композиции безукоризненны. Сегодня П.Дж. Линч живёт в Дублине со своей женой Барбарой и тремя детьми.
В этой публикации я хочу вам рассказать о трех книгах с волшебными иллюстрациями Линча.
Первая книга, за иллюстрации к которой Линч получил The Kate Greenaway Medal, одну из самых значительных наград Британии, написана Сьюзан Войцеховски и называется "Рождественское чудо мистера Туми". Это великолепная сказка о любви, чуде и надежде.
Резчик по дереву Джонатан Туми, потеряв жену и сына, полностью погрузившись в горе, начинает избегать людей и занимается только работой. Но однажды, к нему обратилась вдова и ее маленький сын, они просят Туми смастерить им на праздник рождественские фигурки.Мастер берется за заказ, не подозревая, что его ждет впереди...


иллюстрации


Вторая книга с иллюстрациями Линча, это сказка Г.Х.Андресена «Снежная королева».

Великолепнейшие иллюстрации органично дополняют текст. "Снежная королева" невероятно трогательная история о маленькой самоотверженной любящей Герде, о величественной, холодной Снежной королеве, о том, что настоящая любовь, доброта, дружба способны растопить ледяное сердце...

«Снежная королева» – сказка удивительная. Сколько её ни читай – каждый раз, в любом возрасте, открываешь что-то новое, чего раньше не замечал, словно погружаясь на большую глубину.


«Рассказ первый, где речь идет о зеркале и его осколках», занимает чуть больше страницы печатного текста. Перечитайте его еще раз. Это зачин, предисловие к дальнейшему повествованию, и в то же время рассказ является совершенно самостоятельным художественным произведением и ценен сам по себе.

«Дьявол… смастерил такое зеркало, в котором всё доброе и прекрасное уменьшалось донельзя, всё же негодное и безобразное, напротив, выступало еще ярче, казалось еще хуже. Прелестнейшие ландшафты выглядели в нем вареным шпинатом, а лучшие из людей – уродами… Добрая, благочестивая человеческая мысль отражалась в зеркале невообразимой гримасой».

Итак, льдинка попала в сердце Кая. Почему? Что было в нем и чего такого не было в Герде, что один ребенок оказался в сетях зла, а другой – нет? Трудно ответить на этот вопрос однозначно. Возможно, виной тому – песчинка самоуверенности, тщеславия, которая уже была в сердце Кая. Вспомните, как на вопрос Герды, не страшна ли им Снежная королева, мальчик ответил: «Пусть-ка попробует!.. Я посажу ее на теплую печку – вот она и растает!»

И Снежная королева увозит Кая на волшебных санях. Что же мальчик? 

Андерсен пишет: «Кай… хотел прочесть “Отче наш”, но в уме у него вертелась одна таблица умножения». 

Вот он – ответ сказочника всем современникам и потомкам, пытающимся построить мир без Бога. Уже в его время были модны, «респектабельны» прогрессивные идеи строго научного мировоззрения – в таких моделях мира и человека Бог был лишней фигурой. 

Достаточно логики, математики и «здравого смысла» (всего через несколько лет после смерти Андерсена в книге «Веселая наука» Ницше подведет итог: «Бог умер»). Андерсен всей своей творческой натурой восстает против богоборческих идеологий.

Дальше закономерно следует хроника распада рационалистической личности – вплоть до потери свободы и даже собственного Я. Вспомните Кая, оказавшегося в царстве Снежной королевы: «Он сидел на одном месте – такой бледный, неподвижный, словно неживой. Можно было подумать, что он замерз». Как же контрастно по сравнению с заколдованным Каем выглядит Герда. Любящая, добрая, смелая Герда!

Заметьте: на протяжении всего своего трудного пути в поисках Кая она ни разу не вспомнила его злым, насмешливым, гордым – а ведь именно таким он и был все последнее время. «О Кай, мой милый Кай…» – твердит девочка.

«Любить – значит видеть человека таким, каким его задумал Бог».

В сердце Герды, конечно, живет любовь. Засыпая во дворце, куда ее привел ворон, девочка думает: «Как добры все люди и животные!» И это после первого приключения в саду у старушки-волшебницы, которая была к ней не так уж и добра. И все, кто встречался на пути Герды, словно преображались: вспомните принца с принцессой или маленькую разбойницу.

Вот удивительное наблюдение Андерсена: добро, чудо – это просто....

Самые простые из встреченных Гердой людей – лапландка и финка. Последняя на просьбу северного оленя помочь девочке ответила: «Сильнее, чем она есть, я не могу ее сделать… Не у нас занимать ей силу! Сила – в ее милом, невинном детском сердечке». Да и кто может помочь тому, с кем Сам Бог?

И вот опять удивительно: чем внешне более беззащитной становится Герда, тем она сильнее. Девочка покидает финку полуодетой и босой и почти сразу встречает на своем пути передовой отряд Снежной королевы. И прибегает к единственно возможному оружию:

«Герда начала читать “Отче наш”; было так холодно, что дыхание девочки сейчас же превращалось в густой туман. Туман этот все сгущался и сгущался, но вот из него начали выделяться маленькие, светлые ангелочки, которые, ступив на землю, вырастали в больших грозных ангелов со шлемами на головах и копьями и щитами в руках. Число их все прибывало, и когда Герда окончила молитву, вокруг нее образовался уже целый легион. Ангелы приняли снежных страшилищ на копья, и те рассыпались на тысячи снежинок. Герда могла теперь смело идти вперед; ангелы гладили ее руки и ноги, и ей не было уже так холодно».

В чертогах Снежной королевы было холодно, пустынно и мертво. Ее трон стоял на огромном замерзшем озере. Лед этого озера был расколот на «ровные и правильные на диво» осколки. Но именно его Королева почитала «единственным и лучшим зеркалом в мире», называя эту поверхность «зеркалом разума». Больше всего «Ледяная Дева» как раз и ценила в нем его расколотость, а значит – невозможность дать точное отражение.

«Кай совсем посинел, почти почернел от холода, но не замечал этого – поцелуи Снежной королевы сделали его нечувствительным к холоду, да и самое сердце его стало куском льда».

Вполне понятен смысл задания, которое Снежная королева дала Каю: сложить изо льда слово «ВЕЧНОСТЬ». Конечно, в данном случае это ледяная, рукотворная вечность. Это и есть образ ада. Снежная королева сказала Каю: «Если ты сложишь это слово, ты будешь сам себе господин, и я подарю тебе весь свет и пару новых коньков». Да, быть господином себе, конечно, хорошо, но как-то маловато для того, чтобы отдать свое сердце тьме. А если прибавить пару новых коньков?.. Так мальчишку точно можно «подцепить». Это в репертуаре лукавого. Но у Кая никак не получалось выполнить это задание, хотя ему и очень хотелось. Наверное, причиной тому – горячие молитвы любящего сердца.

Кай не сразу узнал Герду, ведь ледяное сердце не так-то просто расплавить. Но помните: чудо совершается совсем просто! И слеза Герды оказалась сильнее, чем все чары ада.

Кай не сразу узнал Герду, ведь ледяное сердце не так-то просто расплавить. Но помните: чудо совершается совсем просто! И слеза Герды оказалась сильнее, чем все чары ада..(...)

«Горячие слезы ее упали ему на грудь, проникли в сердце, растопили его ледяную кору и расплавили осколок. Кай взглянул на Герду, а она запела:

– Розы цветут… Красота, красота!
Скоро узрим мы Младенца Христа.

Кай вдруг залился слезами и плакал так долго и так сильно, что осколок вытек из глаза вместе со слезами».

Чары рассеялись, и всё изменилось: «Радость была такая, что даже льдины пустились в пляс, а когда устали, улеглись и составили то самое слово, которое задала сложить Каю Снежная королева». Но теперь слово «ВЕЧНОСТЬ» означало не вечную смерть, а вечную жизнь, спасение.

Когда дети вернулись домой, их ждала бабушка, которая, согласно бдительной советской цензуре, читала какую-то книгу. 

Но Андерсен точно знал, что читать она могла только Книгу книг – Евангелие. Сказочник даже уточняет, какой фрагмент был перед ее глазами – слова Христа: «Если не будете как дети, не войдете в Царствие Небесное!»

цитата из статьи отсюда

Третья книга — Чарльз Диккенс "Рождественская песнь в прозе". 

Иллюстрации Линча прекрасно передают атмосферу Рождества, дух праздника, персонажи Диккенса оживают...

https://cs6.livemaster.ru/storage/01/8b/ddebacf19fce5e33755f536c34f1.jpg

"Святочный рассказ с привидениями», Чарльз Диккенс-10

"Святочный рассказ с привидениями», Чарльз Диккенс-21

"Святочный рассказ с привидениями», Чарльз Диккенс-14


"Рождественская песнь в прозе" — история-притча. Скряга и человеконенавистник Эбинейзер Скрудж живет не зная, что такое радость, единственная его любовь — деньги... Но Святочные духи заставляют его понять, что жить можно только делая добро...

источник