Владимир Иванович Звягин родился 26 апреля 1959 года на Среднем Урале в семье школьных учителей. 

«Вот моя деревня, моя малая Родина»…

Медведка - посёлок городского типа в Горнозаводском районе Пермской области, центр Медведкинского сельского поселения. Население посёлка составляет около 500 человек. По одной из версий посёлок Медведка своим названием обязан большому количеству медведей, которые и сейчас, по словам местных жителей, ходят кругом. По другой версии название произошло от мельницы, в которой размалывали золотоносную породу. Такие мельницы, которыми в XIX веке пользовались промышлявшие в здешних местах старатели, называли «медведками». (Информация из интернета.)

Отец Владимира Ивановича, Иван Васильевич Звягин, в течение нескольких десятилетий возглавлял качканарскую среднюю школу № 6. Школа была его жизнью, его домом. Об Иване Васильевиче говорят, что он был учителем с 24-часовым рабочим днём. В Качканаре его называют личностью легендарной.

Иван Васильевич Звягин.

Владимир Звягин. Портрет отца.

Владимир Звягин. Портрет мамы, Валентины Васильевны.

«Кажется, детство закончилось только вчера. Трижды дыхание смерти касалось меня. Вот и понял: её Любовь сильнее косы «Костлявой». Мама, милая Мама».

(Владимир Звягин)

Владимир Иванович унаследовал от родителей трудолюбие, напористость, интерес к людям, душевную открытость. А открытость, как известно, – это характерная черта честного человека. О нём можно сказать словами известной песни: «Привык во все дела впрягаться». Он и горным инженером работал, и научной работой занимался, был предпринимателем, работал помощником депутата государственной думы Язева, был организатором и участником ежегодной выставки художников из Ревды «Винегрет»… И всегда рисовал.

Владимир Звягин. Автопортрет.

«1964 год. Зима. Мне 5 лет. Поселок Косья рядом с Качканаром. В детском саду карантин, мы предоставлены сами себе. Родители, понятно, на работе. Я и друг-ровесник. Санки одни на двоих, лихо катаемся с горы, в конце которой автомобильная дорога. Гора высокая (в детстве всё кажется большим), летишь на санках, снег в лицо, ветер в ушах, чувствуешь себя, как минимум, летчиком на истребителе, в конце пути необходим крутой вираж, который при помощи ног выполняешь, иначе попадёшь на проезжую часть дороги… Точно помню, что очередь моя была, а друг попросил ему санки отдать. Я ж, добрая душа, санки отдал. Не знаю, то ли вираж не получился у него, то ли разогнался сильно, словом, жду наверху, замерз уже, а его всё нет… Спустился вниз… У меня и сейчас перед глазами та ЖУТКАЯ картина. Самосвал стоит, санки скрюченные рядом, а под колесом месиво кровавое… Не помню, как домой бежал. Мама говорит, что полгода заикался. Прожили ещё пару лет, а потом переехали в Качканар, невозможно было там, так как мама паренька за мной по пятам ходила. Не помню, это со слов родителей....

Зато понимаю, ОБЯЗАН за двоих жизнь свою прожить…»

(Владимир Звягин)

 Владимир Звягин. Автопортреты в разных ракурсах.

«В детстве любил разглядывать книжки с иллюстрациями Глеба Бедарева. Потом детям показывал. Теперь внуки смотрят… Благодаря интернету познакомился и общался с Глебом Георгиевичем в течение последних 4 лет. У меня «крылья выросли», когда на сайте «Иллюстратор» публично, Бедарев Глеб Георгиевич из Москвы, преподаватель рисунка и композиции с 25-летним стажем в Университете культуры при Союзе журналистов СССР, заявил, что у меня «штрих сродни поэзии, такая в нем легкость и свобода». Это дорогого стоит, ведь не имею художественного образования».

(Владимир Звягин)

Владимир Звягин. Глеб Георгиевич Бедарев. Дружеский шарж.

Как начал рисовать.

«В 6 классе был отличником, а рисовал как курица лапой... Вот и стал рисовать на уроках, на переменах... Учителя родителям жаловались. Мама рисовала в юности очень хорошо, рассказывала, что в педучилище ей предлагали в институт на худграф поступать... Так вот к 9 классу выбился в лидеры по рисованию. Переехали из Верещагино в Качканар. Решил в Мухинку поступать. Тогда там конкурс был 30 человек на место. Мой старший товарищ, Саша Гусев, туда со второго раза поступил, учился успешно... Вот он меня и подбил поступать. В 9 классе ходил в художку на вечернее отделение... А потом, летом, когда уже работы подготовил, вещи стал собирать, Батя и сказал, что это не профессия, что никто из нашей семьи не был художником... Струсил я тогда, а рисовать не перестал... И в институте, и потом. К примеру, вот эти помазульки на совещаниях в Ревде малевал, потом выбрасывал. А художник Олег МАНЬКОВ их подбирал. Вот он недавно мне СКАНкопии прислал...»

(Владимир Звягин)

Владимир Звягин. Олег Маньков – художник из Ревды.

Учёба в Уральском государственном горном университете (УГГУ).

Факультет горно-механический.

Кафедра обогащения полезных ископаемых. 1976 - 1981.  

«Свердловск, 1970-е…Институтская «общага».

Саня Давыденко, кмс по боксу… Сборная Свердловской области по жареной картошке. Саня – Асс!!!

Нас, четверо сокурсников, сидим с ложками за столом, ждем, когда Александр, наконец, дожарит свою знаменитую давыденковскую картошку в его агромадной чугунной сковородке.

Запах… Аж сейчас вспоминаю… - по всему этажу… Кто заглядывает в комнату, четверо глоток орут: «Занято!!!»

Чудный миг, сковорода на столе!

Несколько секунд, как в мультике, – на сковородке 1/9-я часть осталась картошки шкворчащей…

Саня подсаживается, чинно кушает, а «стая» с обожженными гортанями по-волчьи смотрит, как последняя картошка медленно исчезает в утробе Давыденко…

Надежда умирает… Саня все доел …

Хорошие времена были… В еще…- более вкусной картошки не едал!!!»

(Владимир Звягин)

Владимир Звягин. Удивлённый.

Владимир Звягин. Фёдорович.

Владимир Звягин. Автопортрет. 1997.

Как я стал художником

«История веселая, связана с Качканаром. В 1989 году, по окончании срочного трудового договора на севере в Якутии вернулся домой. У меня было полгода отпуска, поэтому на работу устроиться тогда было нельзя. Нужно было чем-то время занять. Дмитрий Шуба, преподаватель труда в школе, сделал рамки 50 на 70, и я начал творить. Рисовал, в основном, аэрографом, так было проще, быстрее.

Сделал Шуба тогда кучу заготовок под картины. Работал по ночам, «лепил» по 7-8 работ. Когда намазал, встал вопрос, куда девать – много получилось. Моей маме одна работа очень нравилась, но я решил их сначала выставить. Пошел в кинотеатр «Юность» и предложил выставку, на которую директор заведения с радостью согласилась. Пригласил друзей из Свердловска, через пару дней они приехали, и мы торжественно поутру пошли в кинотеатр. Заходим, а контролер спрашивает: «Владимир Иванович, а сколько картин у вас было?». Сразу кольнуло: «Что случилось?». «Посмотрите, все ли на месте?» - говорит. И, действительно, пропала картина, та самая, что понравилась маме. Я так расстроился, будто полжизни потерял. Друзья утешают: «Да еще сотню таких нарисуешь!». «Нет, - говорю, – так уже не получится».

Но самое интересное другое. Получилось почти по Чехову: в «Качканарском рабочем» вышла заметка, где написали: «У художника Звягина украли картину». Вот так меня «окрестили» художником. Что любопытно, тогда все эти картины, хоть и недорого, но продал. И понял, что художник, именно в тот момент.

Художник – это уверенный в себе человек. Но не самоуверенный. Просто человек сам считающий себя художником, ведь об этом со стороны могут и не сказать (улыбается). Вот, жаль, что в Качканаре нет хорошего выставочного зала. Что скрывать, в Краеведческий музей мало кто ходит: стоит на отшибе…

Что такое сейчас - организовать выставку? Во-первых, должно быть открытие с фуршетом и музыкантами. Нужно пригласить интересных людей, найти подходящее помещение, спонсоров. В Ревде, где жил в последние годы, с этим было проще»…

(Владимир Звягин)

Владимир Иванович Звягин работает преимущественно в жанре портрета. Задача портретиста, как известно, не только передать внешнее сходство с оригиналом, но и приоткрыть его внутренний мир. И Владимиру Ивановичу удаётся находить ключик к разгадке души портретируемого. Правда, ключ этот не универсален, и всякий раз его надо находить заново.

Владимир Звягин. Олег Маньков.

Владимир Звягин. Сергей Германцев - музыкант, гитарист, композитор, поэт, бард, путешественник, фотограф, видеооператор.

Владимир Звягин. Олег Лытин.

Владимир Звягин. Юрий.

Владимир Звягин. Батюшка.

Владимир Звягин. Демидовский мужик.

…Художник - вот он, перед Вами, вон тот, который разговаривает с Девушкой. Потом он пойдет по улице, встретит знакомых, поговорит с ними о том, о сем.
Но я знаю, что он все время думает о своей работе и, если заснет, он увидит ее во сне. Это бывает с каждым из нас, только у нас с Вами своя работа, а у Художника - своя. Все, что он видит, так или иначе связано с холстом,
который еще не начат. (Белла Ахмадулина)

Как был предпринимателем

«В 1990 году в Качканаре устроился горным инженером-обогатителем. В то время партия приказала создавать малые предприятия. Владимир Черных и я, два авантюриста, взялись за народные промыслы. Сначала была мысль заняться хохломской росписью, но директор этого предприятия из Нижегородской области, мой хороший знакомый, подал другую здравую мысль. Хохломская роспись покрывается специальным лаком, изготавливаемым только в Семенове Нижегородской области и по секретному рецепту (который я все же узнал) из конопляного масла. Но у нас в стране эта роспись не продается, идет на экспорт. Все, что продается в России, как правило, под брендом хохломской росписи – изделия всевозможных колхозных мастерских вокруг Семенова. «Зачем делать хохлому на Урале? - спросил меня мой приятель. - Ведь у вас есть чудесная урало-сибирская роспись». А я о ней и не слышал тогда.

Приехав в Нижний Тагил к директору училища прикладного искусства, захватив с собой портфель с наличностью, предложил ему продать методику обучения навыкам урало-сибирской росписи подносов. Он зашумел, вызвал многочисленных замов и говорит: «Посмотрите на него! Дитя перестройки: горняк, а лезет в наше дело! Мы четыре с половиной года обучаем, а он хочет месячные курсы открыть!». Это унижение вытерпел, зубами скрипя.

Разработав все же основы техники росписи, через год вернулся в Тагил. И заставил директора училища пригласить всех тех людей, что присутствовали при моем «линчевании». Выложил десять подносов и сказал: «Здесь одна работа вашей выпускницы с красным дипломом и девять – тех людей, что обучил Звягин. Покажите поднос, который расписала девушка, учившаяся у вас». Директор не смог этого сделать, пытался спорить, что это не аргумент. Но я был «отмщен». По крайней мере, доказал себе и ему, что всего можно добиться».

(Владимир Звягин)

«Кто знает, какими видят нас художники? А ведь они нас непременно видят, иначе бы мы не узнавали себя или что-то свое в их полотнах, книгах или в кино...
Ну, что ж, художники всегда видят нас, а мы на этот раз будем подглядывать за Художником»... (Белла Ахмадулина)

Владимир Звягин. Весенний мужичок.

Владимир Звягин. Газетчик.

 Владимир Звягин. Гадалка.

Владимир Звягин. Кузнец Эдуард Кремнев с краской.

Владимир Звягин. Малинин.

Владимир Звягин. Марк – вырви глаз науке.

Владимир Звягин. И парный портрет, и жанровая сценка.

Какие разные лица. И как меняется техника письма художника в зависимости от того, что он хочет сказать. Точная, быстрая линия контура в одних портретах сменяется или соединяется с исполненным экспрессии штрихом - в других. И всякая линия обладает своей мелодией. Всякая линия живая… Неизменно одно – глубокий интерес к оригиналу.

Художник не бесстрастен. Он может быть наивным, мечтательным, озорным, нежным, но может быть и острым, жёстким, бескомпромиссным. Так или иначе в своей творческой манере художник всякий раз заявляет о своём отношении к модели.

Белла Ахмадулина

Художник

Вы скажете, что не разумен.
Мой довод, но сдается мне,
что тот, кто наяву рисует,
порой рисует и во сне.

Вся эта маленькая повесть -
попытка догадаться, как
вершит Художник тяжкий поиск
и что живет в его зрачках.

И вы не будьте слишком строги
к тому, что на экран легло.
Тем более, что эти строки
мне доставались нелегко.

Смотрите, если интересно,
побудьте без меня сейчас.
Не думал вовсе автор текста,
что он догадливее Вас.

О судьбе

«У меня был в жизни момент, когда я искренне хотел воевать в Афганистане, но так и не попал туда.

1984 год. По телеку Афганистан «кажут», толкуют, что миномётчики там нужны…

А я командир миномётного взвода (у меня и в военном билете так записано). Клянусь, верил пропаганде. Пришёл в военкомат, рапорт написал, чтобы в Афган отправили. Военком, полковник по фамилии Ноздрин, муж моей классной руководительницы, вызвал в учреждение, с порога: «Сукин сын, какого… пишешь рапорта?». Отвечаю: «Товарищ полковник, желаю Родину защищать!». А он «Идиот! «Старперы» из Политбюро, то бишь маразматики, затеяли всю эту хренотень!». Рвёт мой рапорт и говорит: «Сколько детей у тебя?». Отвечаю: двое, дескать, скоро третий будет… Не передать словами, что тогда мне говорил полковник. Выражу его мысль так: «Расти детей, ЭТО твой долг перед Родиной!».

Попытался возражать. И тут началось! Такого МАТА в свой адрес больше в жизни не слышал ни разу! Вылетел, как пробка шампанского, из военкомата, уши горят от стыда!

Эх, встретил бы сейчас Ноздрина - обнял бы, сказал ему: «Прости дурака, товарищ полковник, ты был прав!». Только не сделать этого уже никогда: погиб трагически. Пусть земля ему будет пухом. Господь все видит, зачёл уже ему то благое, что он сделал тогда для меня…»

(Из диалога Владимира Звягина с корреспондентом Алёной Олиной)

Владимир Звягин. Лик.

Владимир Звягин. Елена. Эскиз к портрету.

Владимир Звягин. Ленка-валентинка.

Владимир Звягин. Моя Елена.

Владимир Звягин. Маша.

Владимир Звягин. Вера Васильевна.

Владимир Звягин. Виктория Курилова. Шарж.

Как пленительны женские образы, созданные художником. Линии мягкие, тонкие, текучие, лёгкие, элегантные… Контур, очерченный одним движением руки… Характерный поворот головы, улыбка, взгляд, тончайший изгиб губ … Пара точных штрихов, выделяющих главные элементы композиции … Каждая его героиня – яркая индивидуальность.

-

Белла Ахмадулина

Художник смотрит в даль пространства.
А истина - близка, проста.
Ее лицо вовек прекрасно.
В ней - весть любви, в ней - суть холста.

Взгляните, сколько красок дивных
таит в себе обычный день.
Вершат свой вечный поединок
Художник и его модель…

-

О судьбе

«Дед мой по маме – феноменальный мужик был.

Сейчас он на небесах. Много рассказывал о войне. Например, о том, что копили 100 грамм наркомовских на наступление и напивались «в хлам» потому, что страшно было. Жизнь, и правда, идет спиралями. Деда взрывом завалило землей на войне, его тогда случайно похоронная команда нашла… А потом и со мной созвучное было в шахте. И было страшно умирать: 30 лет, очень жить хотелось.

Письмо другу институтскому Александру Двинских от матерщинника.

Саня, дружище, ЗДРАВСТВУЙ.

Давно не виделись, почитай, уж скоро 30 лет.

1989 год, 10 февраля. Служил командиром отделения Депутатского взвода 23 Военизированного Горноспасательного Отряда Якутии. Веселило то, что действовал Устав, подписанный еще Лаврентием Берия (никто не верит, но это так).

С утра проверяющие генералы из Мирного сыграли учебную тревогу, мы достойно проверку ту прошли. Комиссия уехала в аэропорт: в Депутатский «только самолетом можно долететь», как в песенке поется. Балдеем: наше начальство где-то слегка пирует.

Вдруг в 19.30 (помню точно) тревога с шахты: «Человек под завалом». Мы в машину, до шахты ехать минут 15, мужикам своим говорю: «Блин, точно рейс отменили, генералы злые вернулись на шахту и по новой проверку решили устроить…». Ан нет, приехали, а там все по-взрослому, человек в дучке, над ним руды тонны полторы, да еще потолочина (рудная плита) сверху упала…

Начало было неплохое: растрелы (балки) под потолочину подвели, забили шпуры, чтобы руда в дучку не осыпалась. Я и Хоменко копаем. Шахтер, что под завалом, орет. Да, копали руками в ведра, которые вверх на веревке поднимали… Руки голые, у меня ногти полгода заживали, там руда кислая, сбил их до половины сгоряча тогда. Дошли до каски, постучал мужику по ней, он замолчал, кстати, больше не кричал совсем... Уже до пояса его отрыли, шлейку зацепили - хрен там, не вытаскивается! Дальше только начали, и тут растрелы рухнули, шпуры тоже не выдержали. Завалило нас. Темно, сверху давит руда, холодно, дышать могу, а пошевелиться - нет. Сзади Хоменко меня толкает, орет что-то…

На всю жизнь запомнил, как тогда про себя молился: «Если Ты есть, дай нам всем отсюда выбраться». Страх – это не то слово… Слава те, что не обписался, сил хватило. Жуть от своей беспомощности, детей троих, родителей сразу вспомнил… О чем каялся про себя, не помню, но то, что покаяния просил, – это точно! Вечностью время показалось, когда нас откапывали, а было-то всего минут 5-7, как говорят. Выползли, а шахтер под завалом остался. «Хома» отказался лезть снова, из второго отделения только Гончаренко согласился. Вот с тем смельчаком вдвоем и копали по очереди, одновременно уже не лезли. Страшно было, только вот тогда-то страх свой победил… Человека спасли, напились вдребезги, когда вывезли нас на-гора.

Ах, да! Благодарственная запись в трудовой книжке «60 рублей за самоотверженную работу» появилась благодаря мужикам из взвода, которые взбунтовались, не увидев моей фамилии в приказе. Причина – говорят, что материл тогда всех и вся (начальство комбината, что с дурацкими советами лезли) по-черному, не помню… Работали, вытаскивали… Потом чай, сигарета - и снова вниз… И так до 5 утра. Приезжала комиссия из Мирного, вначале хотели наказать меня, но братва круто забастовала, пытался их успокоить, а Сундук (фамилия респираторщика) говорит: «Иваныч, орден должны суки дать, так хоть шерсти клок с них выгрызем», вот и получил 60 рублей премии, которую с ребятами и пропил. А что ты хочешь – это СЕВЕР!!!

Как мужики меня провожали – это БЫЛО нечто! Кстати, приезжали в гости неоднократно северяне, не забывают, «черти»….

Крестился уже позже, на материке, года через три после этого. Вот и все, что так долго собирался написать...»

(Из статьи Алёны Олиной в газете «Качканарка»)

Детские портреты

Владимир Звягин. Девочка.

Владимир Звягин. Девочка из Нижнего Тагила.

Владимир Звягин. Лиза.

Владимир Звягин. Дочь Алексея.

«Ксюнька при рождении стафилококк в роддоме подхватила… Полгода криком кричала по ночам. Жена измоталась совсем, покуда к бабке-шептунье не сносили. Успокоилась. Только желудок слабенький, на каше воспитывались. Бывало, утром едим эту кашу… Надя (жена) спрашивает: «Вкусно?» Киваем хором головой, давясь этой кашкой.

Традицию сотворил. Действо называлось «день прожигания Жизни». Пару-тройку раз в месяц забирал дочь из детсада (выходные мог сам себе делать в удобное время), и мы шли в пельменную. Там среди полупьяных мужиков дочурка съедала по полторы порции пельменей. (Для информации: брал там пельмени, отваривал дома… Ксюня не ела). Потом шли по магазинам, покупали и ели, что запрещено: мороженки, пироженки, газировку и прочие вредности. Когда подросла, стали ходить в кафешку «Европа», потом в цивильный ресторан «Престиж»… В старших классах ездили из Ревды в Екатеринбург и там отрывались… Как-то в одиннадцатом классе говорю: «Ксения, завтра беру выходной, едем в Е-бург «жисть прожигать». Она в ответ: «Папуля, (Ксюша по жизни меня так называет) поедем, только не с тобой, я с подругами, я уже большая» …

Печально и радостно на душе было тогда… Вот Дочь взрослой стала».

(Владимир Звягин)

-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-