“Господа, перед нами либо гений, либо сумасшедший”, - сказал председатель комиссии на защите дипломного проекта Антонио Гауди-и-Корнета в барселонской провинциальной школе архитектуры. Ни один путешественник, побывавший в Барселоне, не обойдёт вниманием шедевры мэтра “пламенеющего” испанского модерна, украсившие город в конце века XIX – начале XX века. Они удивительно гармонично вписались в старинные улицы и площади, лишь подчеркнув древнее лицо столицы Каталонии и заострив её черты. Окончив высшую техническую школу архитектуры, Гауди с 1878 года работал чертёжником, изучал ремёсла, выполнял ограды и фонари, проектировал мебель. Каталония была на подъёме. Экономика края развивалась быстро, недаром в 1888 году в Барселоне прошла Всемирная промышленная выставка. Местные капиталисты вкладывали деньги не только в рост собственных предприятий, но и в украшение столицы. Строительство в Барселоне велось с размахом, лишь новых улиц было проложено 200 км. В таком городе перед архитектором открывались огромные возможности. Стремясь сохранить рельеф местности сеньор Антонио проектирует сеть улиц с множеством живописных поворотов или прямых туннелей с рядами опор по сторонам. Столбы Гауди возвёл из не облицованного кирпича, поэтому аркады кажутся цепью пещерных ходов естественного происхождения. Пещеры превратились в идеальные укрытия от солнца и непогоды, в них вырублены скамьи для отдыха.

Каса Батло- в 1877 году для текстильного магната Жозепа Бальо-и-Касановаса. Владелец дома планировал его снести и возвести новый, сеньор Антонио решил иначе, и перестроили его в 1906 году. Нижний этаж и бельэтаж Гауди полностью перестроил и спланировал для них мебель. Доходный дом. Высота до 32 метров.

Патио. Фотография из INNETa.

Интерьер. Фото из INNETa.

Каса Батло.(1904-1906). Гауди обладал врождённым чувством формы, которое, как он сам признавался, развилось в нём благодаря наблюдению за работой отца и деда, кузнецов, в мастерской, а также внимательному созерцанию природы. Стены и изогнутые крыши, параболические арки, наклоненные колонны, винтовые каминные трубы – таковы элементы архитектуры Гауди, возникшие из природных форм. “У Бога нет прямых линий”, - говаривал зодчий. Он считал, что единственный талант творца состоит в том, чтобы “точно знать, должна ли та или иная вещь быть более высокой или более низкой, более плоской или более искривлённой. Это не что иное, как способность к ясновидению, и я, к счастью, это вижу. Я не могу сделать ничего большего. Поэтому я благодарю бога за это – и всё”. Неудивительно, что архитектура стала для Антонио Гауди попыткой сотворения мира на свой вкус и манер. Гауди мог поставить рабочих перед фасадом и заставить прикладывать поочерёдно кусочки мозаик к стене, чтобы выбрать нужное сочетание цветов. Порой только что возведённые помещения отправлялись под снос. Доставленные из Венеции дорогие вазы разбивались вдрызг, чтобы получить осколки для мозаик.

Каса Мила (1905-1910)- для фамилии Мила, и это последняя светская работа архитектора перед его работой над церковью Святого Семейства. Проект Каса Мила новаторский для своего времени: очень продуманная система отопления и вентиляции, позволяет отказаться от кондиционеров, межкомнатные перегородки в каждой из квартир дома можно перемещать по своему усмотрению, имеется подземный гараж. Предусмотренные проектом лифты не были установлены в ходе строительства и появились намного позднее. Здание представляет собой железобетонную конструкцию с несущими колоннами без несущих и опорных стен.

Каса Мила. Двор-колодец. Фотография из INNETa.

Каса Мила (1905-1910). Интерьер. Фото из INNETa. При строительстве архитектор отказался от чертежей и планов. Вместо них он лепил из гипса модели. Мэтр менял проект прямо на глазах у заказчиков, словно мял пластилин, а не камни. Говорили, будто сеньор Антонио не строит, а выращивает свои здания. Однажды он буквально довёл до слёз каменщика, заставляя его вновь и вновь переделывать декоративную розу, украшающую фасад. Наконец мэтр сам взял резец и завершил работу. Гауди часто позволял рабочим на своё усмотрение и вкус облицовывать фасады кусочками керамики. Только природа – творение Бога – вызывала у него благоговение. Однажды, работая над одним из проектов, Гауди переделал его потому, что на стройплощадке росла сосна. “Я могу построить лестницу за три недели, но необходимо двадцать лет, чтобы выросло дерево”- объяснил он изумлённому подрядчику.

В 1883 году случай свёл Гауди с удачливым бизнесменом, представителем одного из богатейших каталонских семейств доном Эусебио Гуэлем, который стал меценатом, другом и покровителем зодчего. В течение 35 лет, вплоть до смерти дона Гуэля, Гауди был его семейным архитектором. Выполняя множество других заказов, он постоянно строил для промышленника-эстета, обладавшего не только большими средствами, но и утончённым вкусом.Текстильный магнат, самый богатый человек в Каталонии, мог позволить себе заказать любую мечту, а архитектор - на воплощение этой мечты мог использовать самые современные материалы и самые передовые технологии. Исполняя заказы дона Гуэля, сеньор Антонио не знал ограничений в средствах. “Я наполняю карманы дона Эусебио, - жаловался бухгалтер фабриканта, - а сеньор Гауди их опустошает”. Однажды, вернувшись из зарубежной поездки, промышленник получил кипу счетов зодчего. “И это всё, что потратил мой друг?” – удивился дон Эусебио.

Парк Гуэля. В Барселоне сохранилось 14 построек мастера. Вилла и парк Гуэля – один из самых запоминающихся. Главный вход расположен со стороны Олот. Последнее, что успел Антонио Гауди в парке, - проложить систему дорог, по которой будущие жильцы должны были подъезжать к своим особнякам, и возвести несколько причудливых каменных аркад. Возникли улицы в виде виадуков или тоннелей. Было построено лишь четыре крытые галереи, не соединённые между собой, как задумал сеньор Антонио. Даже незаконченный парк стал произведением искусства, и в нём 20 октября 1906 году был устроен приём в честь первого съезда, посвящённого каталонскому языку.

Смерть патрона прервала труды Гауди над городом-садом. Архитектор всё больше времени уделял другому своему шедевру – собору Святого Семейства, который, к сожалению, тоже остался незавершённым из-за трагической гибели Гауди: в 1926 году он попал под трамвай. До 1922 году парк стоял заброшенным, пока мэрия Барселоны, несмотря на сопротивление ряда своих членов, не приобрела его для города. Сейчас парк Гуэль – центр туристического интереса – признан одним из самых уникальных искусственных пейзажей на планете Земля. В 1984 году он был объявлен выдающимся национальным памятником и взят под охрану ЮНЕСКО.

Саграда Фамилия (Фото из INNETa)- полное название: Искупительный храм Святого Семейства. Строится с 1882 года на частные пожертвования. Один из знаменитых долгостроев, впрочем, как и другие известные соборы Европы (в Милане, в Кёльне). Необычный внешний вид храма сделал его одной из главных достопримечательностей Барселоны. По сведениям газеты El Periódico de Catalunya в 2006 году стройку посетило 2,26 миллиона человек, что ставит объект в один ряд по популярности с музеем Прадо и дворцом Альгамбра.

    Анто́ни Пла́сид Гильéм Гауди́-и-Корне́т. (1852-1926) – испанский архитектор, большинство проектов которого, включая масштабную его постройку, Искупительный храм Святого Семейства, возведено в Барселоне. Был пятым, младшим, ребёнком в семье котельных дел мастера Франсеска Гауди-и-Серра и Антонии Курнет-и-Бертран. С детства страдал ревматизмом, препятствующим играм с другими детьми, но не мешающим длительным одиночным прогулкам, к которым он питал пристрастие всю свою жизнь. Сеньор Гауди был одиноким человеком. Личная жизнь не сложилась. Сеньор Антонио полностью посвятил себя архитектуре и всю жизнь был один. Завистники говорили, что архитектор был замкнутым и неприятным человеком, грубым и высокомерным. Однако те, кто был с ним близок, утверждали, что сеньор Антонио был верным другом, дружелюбным и приятным в общении, вежливым и интересным собеседником. В молодости архитектор как денди был лондонский одет: носил дорогие костюмы с иголочки, его стрижка и борода всегда были безупречны. Был он гурманом, постоянно посещал театр и оперу, а строительные участки объезжал на собственном экипаже. Любителям архитектуры доподлинно известно, что он оказывал знаки внимания только одной женщине - Жозефе Моро, которая работала учительницей в рабочем кооперативе в Матаро, в 1884 году. К большому сожалению она не ответила взаимностью. В результате архитектор с головой погрузился в работу. Историки архитектуры доподлинно знают, что в зрелом возрасте архитектор перестал следить за своей внешностью, неопрятно одевался и питался очень скромно. На улице его иногда принимали за нищего. 7 июня 1926 года 73-летний сеньор Гауди вышел из дома, чтобы отправиться в свой ежедневный путь к церкви Санто-Фелиппе дель Неро, прихожанином которой он был. Идя рассеянно по улице Гран-Виа-де-лас-Кортес-Каталанес между улицами Жирона и Байлен, он был сбит трамваем и потерял сознание. Извозчики отказывались везти в больницу неопрятного, неизвестного старика без денег и документов, опасаясь неуплаты за поездку. В конце концов, сеньора Гауди доставили в больницу для нищих, где ему оказали только примитивную медицинскую помощь. Лишь на следующий день его нашёл и опознал капеллан храма Саграда-Фамилия. К большому сожалению и любителей архитектуры, и историков архитектуры к тому времени состояние сеньора Гауди уже ухудшилось настолько, что лучшее лечение не могло ему помочь. Великий Гауди скончался 10 июня 1926 года и был похоронен двумя днями позже в крипте недостроенного им храма. Sic transit gloria mundi.

1- сколько памятников архитектуры сеньор Гауди оставил потомкам на память? Перечислите их.

2- как звали жену сеньора Антонио?

3- почему собор Sagrada Familia до сих пор не окончен?

C ув.