Александр Романов

Сын сельского учителя словесности, погибшего в войну; родился в д. Петряево (Вологодская губерния), мать ‒ колхозница. Окончил Вологодский педагогический институт, занялся журналистикой. Стихотворные пробы с детства; первая книга ‒ «Признание друзьям» (1956). Окончил Высшие литературные курсы в Москве (семинар М. Луконина). Опубликовал свыше 20 сборников стихов. Одиннадцать лет был руководителем Вологодской писательской организации. В 1995 году выпустил итоговую книгу «Искры памяти» (мемуары, критика, публицистика), герои которой ‒ Ф. Абрамов, Н. Рубцов, А. Яшин и др.

Награждён орденом «Знак Почёта» (1980), премией им. А. Яшина.

В Вологде встретил последние дни. Похоронен на кладбище села Георгиевского рядом с могилой матери.

Александру Александровичу Романову Н. М. Рубцов посвятил стихотворение «Замерзают мои георгины…»

* * *

Распахнул весеннее окошко

В лепет листьев, в тёплую струю.

Солнышко погладило ладошкой

Снеговую голову мою.

Ожил я от золотистой ласки,

Будто годы жизни превозмог

И бегу опять в луга, в подпаски,

Будто вновь я звонкий паренёк.

Так легко мне! Жизнь ещё в начале!

Но внезапно обожгла тоска:

Люди паренька не замечают –

Видят лишь седого старика.

И напрасно мучиться обидой,

Что в сиянье молодого дня

Я бреду, как всеми позабытый,

Будто нет и не было меня.

* * *

Что красноводье, поздняя брусника.

Я в ней корзину грузную топлю.

Грущу от улетающего клика

И сам брожу подобно журавлю.

И мне пора, хоть здесь озёра ягод,

Бордовых, прокалённых на росе.

Но всё равно их не собрать мне на год.

Пускай же остаются на рассев.

Мне хочется к тебе – в твои печали

И радости – как птицам в синеву.

Любовью это называл вначале,

Теперь любовью трижды назову.

Быть может, поздно прояснилось сердце,

Но в нём одно желание добра.

Вот и бруснике, чтоб красно зардеться,

Необходима поздняя пора.

Зато теперь и сладость в ней, и сила,

И княжеский на мху зелёном вид.

И та роса, что руки мне студила,

Твоё лицо бруснично озарит.

Мы не пойдём при встрече за гостями,

А целый вечер просидим одни.

Ты будешь черпать ягоды горстями,

И потекут меж пальцами они.

И каждая-то ягода прошепчет,

И промелькнёт в глазах твоих игра,

И подтвердят раскутанные плечи,

Что лучше прежних поздняя пора.

КОМУ ЖЕ?..

Молодые леса над полями

Совершают медлительный труд.

В неподвижности, видимой нами,

В новый век незаметно бредут.

А поля всё печальней и уже,

И не рыщет в них тракторный плуг.

Озверела трава... И кому же

Разрывать этот горестный круг?..

* * *

Кругом вода сильна, нетороплива,

Заката краски сдержанно-пестры.

То тут, то там раскидистые ивы

Горят в лучах, как жёлтые костры.

За ними, как туманные полоски,

Стоят в воде ольховые кусты,

И моются застенчиво берёзки,

Хотя безукоризненно чисты.

И каждый ствол, и каждый голый кустик

В себе уверен, ждёт поры такой,

Когда и он торжественно распустит,

Раскинет зонт зелёный над собой.

...И мы с тобой, товарищ, верим тоже,

Когда вокруг восторженно глядим,

Что лучший день у нас ещё не прожит,

Что всё-таки он где-то впереди.

Осенний романс (ст. Н. Рубцова, муз. А. Васина-Макарова).

Ст. Н. Рубцова посвящено А. Романову

Смотреть видео

#АлександрРоманов, #антологиярусскоголиризмаххвек, #студияалександравасинамакарова, #русскийлиризм, #русскаяпоэзия,#АлександрВасинМакаров