Всё классическое европейское искусство пронизано сюжетами либо из античной мифологии, либо из Библии – особенно Ветхого Завета. Уже в наше время, к сожалению, многие не понимают сюжетов, посвящённых, например, ветхозаветным женским персонажам на знаменитых картинах. Вот несколько полотен, чьё содержание стоит понимать.

Девушка и старики


Желающие написать обнажённую натуру художники часто прибегали к теме двух библейских женщин. Они рисовали или Еву в райском саду, до того момента, как она съела плод с древа познания и устыдилась своей наготы, или Сусанну – девушку, которую шантажировали двое похотливых пожилых мужчин. Последний сюжет традиционно называется «Сусанна и старцы».



Сусанна предположительно была невесткой царя Иоакима – впрочем, это предположение основано только на имени её мужа, также Иоакима. Когда она купалась в своём закрытом саду, за ней тайком ото всех и друг от друга подсматривали двое старцев. Это длилось довольно долго, пока однажды, когда Сусанна стала собираться домой (или, скорее, уже пошла, но художники предпочитали первую версию), старцы не подошли к ней с требованием: или она переспит с ними, или они объявят, что видели, как к ней приходил на свидание молодой мужчина. Во втором случае Сусанне грозило побитие камнями.

Сусанна решается отказать им, и они исполняют угрозу. Женщину начинают судить, но в дело вмешивается молодой пророк Даниил. Он удивляет всех, разделив старцев и допросив каждого отдельно, так что один не мог слышать, что рассказал другой. Показания старцев расходятся, их признают лжецами, желавшими пролить невинную кровь, и казнят. Эта история – первое появление пророка Даниила в Ветхом завете. Именно после неё Даниил становится знаменитым и уважаемым человеком среди евреев.


Сусанна стала символом того, что лучше выбрать в пользу истинного благочестия, чем благочестивой, но ложной, репутации.

Одно из немногих изображений Сусанны, где художник не открывает её грудь. Картина Антониса ван Дейка.

Одно из немногих изображений Сусанны, где художник не открывает её грудь. Картина Антониса ван Дейка.

Самый большой грех святого царя


Есть и ещё одна женщина из Ветхого Завета, которую изображали купающейся и обнажённой. Это Вирсавия, и от Сусанны её можно отличить по тому, что за ней или не подсматривают вовсе, или это делает один мужчина, а не двое. Вирсавия была женой мужчины по имени Урия, служившего в войске царя Давида. Однажды, гуляя по крыше дворца, Давид увидел, как Вирсавия моется в саду, и завожделел её.

Давид сначала вступил с Вирсавией в интимную связь, а потом приказал кинуть Урию в самую гущу сражения и после этого оставить его там одного, чтобы Вирсавия овдовела, а потом женился на пережившей потерю женщине. Их сыном стал легендарный царь Соломон. В наше время многие склонны видеть в истории Вирсавии отзвуки мифов о Шавушке, хетской богине любви.


Чтобы как-то сгладить впечатление от неприглядного поступка святого царя, интерпретаторы или обращают внимание на его искреннее раскаяние, в котором верующие должны уподобиться Давиду, или считают историю рассказом о взаимоотношениях Христа и церкви (вот тут объяснять сложно и долго).

Найти не слишком откровенное изображение Вирсавии тоже нелегко. Картина неизвестного художника.

Найти не слишком откровенное изображение Вирсавии тоже нелегко. Картина неизвестного художника.

Женщина с мужской головой


За историю живописи появилось немало картин, на которых молодая женщина или отрезает голову мужчине, или торжественно её несёт. Часто при ней находится также служанка, а в руке можно увидеть меч. Это Юдифь, героиня Ветхого Завета, ставшая символом патриотизма.

Согласно Ветхому Завету, ассирийский военачальник Олоферн осадил город Ветилую, перекрыв доступ к единственному источнику воды. Одна из жительниц города, надев лучшие одежды и взяв с собой служанку, пошла сквозь войско ассирийцев к шатру Олоферна якобы для того, чтобы сообщить, как быстрее взять город. Олоферн обещает Юдифи неприкосновенность, но пытается подпоить её с целью овладеть ею. В итоге это Юдифь спаивает Олоферна, а потом отрезает ему голову. Они вместе со служанкой прячут голову полководца в мешок с едой и триумфально возвращаются в родной город.


Увидев голову Олоферна на городской стене, ассирийцы пришли в смятение. Тут-то на них и напали иудеи – и одержали сокрушительную победу.

Человеку со слабыми нервами лучше не гуглить картины с Юдифью и Олоферном, а насладиться этой довольно сдержанной версией от Якопа Тиноретто.

Человеку со слабыми нервами лучше не гуглить картины с Юдифью и Олоферном, а насладиться этой довольно сдержанной версией от Якопа Тиноретто.

«Двойники» Юдифи


Есть и ещё один сюжет с мужской головой в руках женщины – речь идёт о Саломее и голове Иоанна Крестителя, но это уже новозаветный сюжет. Согласно ему, Иоанн Креститель обличил распутство матери Саломеи, Иродиады, и та подговорила дочь станцевать перед её отчимом, царём Иродом Антипой, на день рождения. По обычаю царь, показывая, что доволен танцем падчерицы, предложил ей просить в награду что угодно, и Саломея, как подучила её мать, потребовала казни Иоанна.

Традиционно также считается, хотя не все интерпретаторы с этим согласны, что Ирод Антипа пообещал награду Саломее потому, что потерял голову от какого-то особенно непристойного танца. Из-за этого саму Саломею нередко изображают танцующей обнажённой. На деле в странах Ближнего Востока был в ходу обычай, когда в ответ на подарки от родственников в день своего рождения царь отдаривался, и часто предлагал именно исполнение желания.


Саломея, в зависимости от эпохи, воспринималась то как пример того, как невинность может способствовать пороку, то как юная коварная соблазнительница.

Одна из самых одетых версий тануцющей Саломеи от художника Якова Хогерса.

Одна из самых одетых версий тануцющей Саломеи от художника Якова Хогерса.


Иногда неискушённый зритель путает с Юдифью также Иаиль – женщину, которая на картинах также умерщвляет мужчину. Её жертва – ханаанский полководец Сисара, но Иаиль, в отличие от Юдифи, пользуется не мечом, а молотком, забивая Сисаре в голову кол от шатра. Несмотря на патриотизм, поступок Иаили кажется не самым высокоморальным, ведь сначала она укрыла Сисару в своём шатре – то есть на него должны были распространяться обычаи гостеприимства.
Источник