Сказка “Конёк-Горбунок” – произведение уникальное в русской детской литературе. Ярко сверкнувший талант в единственной книге 19-летнего сибиряка явился живым свидетельством огромных творческих сил народа. Сказка эта появилась в 1834 году, в пору, когда своё слово о народности сказали все видные литераторы и критики. Однако “Конёк-Горбунок” вызвал новую волну споров на эту тему. (Белинский В. Г. отказал сказке в достоинствах, ругал её за отсутствие народности в вымысле, за “рифмованные нелепости” и “площадные” выражения). Цензуре показалось опасным сатирическое изображение русского царя. Однако Ершова и его сказку горячо поддержали здоровые силы общества. Профессор изящной словесности, художественной литературы, Императорского Санкт-Петербургского университета Плетнёв П. А.прочитал сказку своим студентам вместо лекции и назвал имя её автора. Жуковский, Пушкин и другие отозвались с высокой похвалой. “Конёк-Горбунок” то запрещался, то уродовался цензурой, то выходил с купюрами, название переделывали (“Конёк-летунок”). Не смотря на всё это, сказка нашла дорогу к читателям, и попала даже в собрание народных сказок. Иванушка и его Конёк-Горбунок стали национальными героями.

Рисунок Николая Кочергина. 1957 год. До сих пор она остаётся одной из лучших сказок русского детства. Сказку Ершова дети слышат задолго до того, как начинают читать. Стихи легко читаются и запоминаются благодаря основному стихотворному размеру – четырёхстопному хорею с па́рной рифмовкой, простым и звучным рифмам, парной рифмовке, обилию пословиц, поговорок, загадок. Сказку эту можно назвать лирической эпопеей крестьянской России. “Конёк-Горбунок” – сочетание трёх основных типов народной сказки: волшебной, сатирической и сказки о животных. К элементам волшебной сказки относится всё чудесное и прекрасное. Сатирическая сказка проявляется в обрисовке Иванушки-дурачка, братьев, царя, etc. Сказка о животных, представлена широко известным лубочным сюжетом “Ёрш Щетинникович” – в описании подводных владений.

Важно отметить, что Ершов опирался на своё знание сибирского фольклора, отличающегося от фольклора европейской части России. Заслугой Ершоваможно считать создание этих героев (Царь-девица, Конёк-Горбунок, Рыба-кит), легко вошедших в круг фольклорных персонажей. Конёк-Горбунок не слуга Ивану, а его товарищ, способный помочь, выручить и горькую правду. Главная героиня ершовской сказки совсем не похожа на русских фольклорных царевен. Она вовсе не страдательное лицо. Её происхождение – от “далёких немских стран”, иными словами, её образ другой художественной природы – из западных средневековых романов. В целом “Конёк-Горбунок” написан в традициях русского райка – народного ярмарочного представления, сочетающего стихотворную речь с игровым действием.

Окрылённый удачей “Конька-Горбунка”, П. П. Ершов вынашивал грандиозный замысел поэмы “Иван-царевич” в десяти томах по сто песен в каждой, надеясь собрать всё сказочное богатство России. Но тяготы повседневной жизни, заботы о многочисленном его семействе. Оторванность от круга единомышленников не дали продолжить поэту своё восхождение на русский Парнас.

Проворный конёк. Поломать голову не раз заставлял читателя автор популярной сказки “Конёк-Горбунок” Пётр Павлович Ершов. Взять хотя бы такой пример. "<Приказал Ивану царь <привезти к нему в столицу <в три недели Царь-девицу, <что живёт на окияне <у далёких немских стран". Горбунок взялся помочь Ивану, и отправились они в дальний путь. <Едут целую седмицу, <Напоследок, в день осьмой, <Приезжают в лес густой. <Тут сказал конёк Ивану: <“Вот дорога к окияну, <И на нём-то круглый год <Та красавица живёт…”

Иван похитил царевну и отвёз её во дворец. А вскоре получил от царя новый приказ: за три дня достать со дна океана перстень Царь-девицы. <Ну-с, так едет наш Иван <За кольцом на окиян. <Горбунок летит, как ветер, <И в почин на первый вечер <Вёрст сто тысяч отмахал <И нигде не отдыхал.

Образные преувеличения на лицо, но насколько они чрезмерны? История о волшебном коньке во многом основана на народных сказках и отражает мировоззрение славян. По некоторым их поверьям Земля представляла собой плоскую твердь и была окружена водой. Отбывая далеко-далеко к океану, наш герой, по сути, отправляется на край света, за тридевять земель. Быстроногий горбунок, привыкший летать стрелой, добирается туда целую неделю. Но это не предел его скоростных возможностей: в следующий раз коньку потребовалось и того меньше времени – всего-то один день! Чтобы вернуться к назначенному сроку, ему следовало выбрать кратчайший путь от столицы до океана и увеличить свою обычную скорость в несколько раз.

Иллюстрация Николая Кочергина 1957 год.

Попробуем оценить скорость горбунка, позволившую ему добраться до края света невероятно быстро даже по сказочным меркам. Для простоты расчётов будем считать, что конёк двигался по прямой с постоянной скоростью. Скакал от восхода до заката солнца, в рамках летнего времени часов эдак шестнадцать, и отмахал 100 тысяч вёрст, или почти 107 тыс. км. Стало быть, его скорость была около 67000 км в час, что в 57 раз больше минимальной скорости ветра при урагане. Ай да конёк! “Горбунок летит, как ветер…” – для такого проворного персонажа, пожалуй, слишком слабое сравнение, как, впрочем, и сопоставление с полётом стрелы. Его реальный ход впору сравнить с гиперзвуковой скоростью, превосходящей любые сказочные показатели!

Не менее фантастически выглядит и расстояние от столицы до края света. Можно только догадываться о размерах земной тверди в представлении рассказчика, а по нашим меркам, отмахать сто тысяч вёрст – всё равно, что почти трижды обогнуть Землю по экватору. Пожалуй, это художественное преувеличение превосходит даже самые смелые ожидания.

Начинает сказка сказываться” - таким зачином открывал Ершов своего “Конька-горбунка”. В сибирской деревне Безруково холодным снежным днём открывается окошко избы, и мужчина, держащий в руках колыбельку с младенцем, кричит проходящему мимо дома страннику-нищему: “Эй, за сколько возьмёшь?!” Нищий останавливается, подходит к окну и отвечает: “Да за грош”. Это древний-древний сибирский обряд, помогающий, как верили люди, “откупиться” от смерти, сбыть за грош, медную тусклую монетку, все хвори и напасти, угрожающие младенцу. Обряд совершён, и ребёнок улыбается впервые после рождения – к нему, родившемуся едва дышащим, приходят вдруг силы.

Ершов Пётр Павлович. (1815-1869). Так начиналась жизнь одного из самых загадочных поэтов в истории русской литературы, автора бессмертной сказки “Конёк-Горбунок” – Петра Павловича Ершова. “Эх мама-мама, - не раз повторял, грустно улыбаясь, Пётр Павлович в трудные минуты своей жизни. – Что мне чины да почести, когда цена мне один грош…” О Петре Ершове мы знаем, кажется, меньше, чем о его героях, запечатлённых в нашей памяти с самого раннего детства. Вот Иванушка, Иван-дурак, оказывающийся в итоге всех умнее и везучее, тянется к запретному перу жар-птицы, и на его удивлённом лице играет всполох золотого света; вот громоздится над “морем-окияном” Чюдо-юдо Рыба-кит, на чьей спине умещается целый мир, а вот и неунывающий конёк-горбунок с извечно жизнерадостной присказкой: “Это службишка, не служба; Служба всё, брат, впереди!” Ершов остаётся как будто бы в тени созданных им ярких образов, его фигура едва различима за сиянием народных слов-самоцветов, с которыми он так ловко управляется. Сам он всегда выбирает обратную сторону монеты – как бы она, подброшенная провидением, ни легла. Кто такой Пётр Ершов? Самородок, автор одного произведения, ещё он много лет отдал педагогике, испытал не одну потерю и завершил жизнь, как и многие гениальные поэты, в безвестности. Вот, собственно, и всё. Но судьба Петра Павловича, начиная с первых часов жизни, настолько уникальна и драматична, столь тесно переплетена с культурой и просвещением XIX века, полна таких совпадений, пересечений и невероятных поворотов, что заслуживает, разумеется, более подробного разговора.

Иллюстрация Михаила Карпенко. В сибирской деревне Безруково Ишимского уезда Тобольской губернии 22 февраля 1815 года, Павла Алексеевича и Ефимии Васильевны Ершовых родился последний, двенадцатый ребёнок. Все братья его и сестры, кроме самого старшего, умерли во младенчестве. Нарекли ребёнка в честь Петра Столпника, чья жизнь была озарена подвигом затворничества.

Отец писателя, чиновник, по делам службы часто переезжал из города в город. С детства, обожавший истории, слушал маленький Петруша песни ямщиков, рассказы охотников, странников купцов, казаков, крестьян. Разные говоры, яркие обороты речи, весёлые присловья и присказки, меткие пословицы, прорастающие из баснословной сибирской старины, завораживающие волшебные сказки – та языковая стихия, в которой рос автор “Конька-Горбунка”. Как знать, не тогда ли уже, в раннем детстве, впервые узнал Ершов и про Жар-птицу, и про Царь-девицу, и про котёл с кипящим молоком, и про коней златогривых, и про “игрушку-конька”?.. Говаривал же годами позже скромный Пётр Павлович, что “всего лишь” обработал и записал услышанную народную сказку. На несколько лет семья Ершовых поселились в Тобольске, в доме известного купца и мецената Пилёнкова Николая С., дяди его по матери. Николай Степанович был человеком просвещённым, понимал, что будущее страны за наукой, культурой и искусством. Он принимал самое активное участие в устроительстве музыкальных вечеров в Тобольске, на которые съезжалась публика со всей земли Сибирской. На одном из таких концертов Ершов познакомился с отбывающим в Тобольске “почётную ссылку” композитором А. Алябьевым, создателем волшебного романса “Соловей”. В доме купца Пилёнкова бывают много талантливых людей, царит атмосфера творчества, ценится начитанность и образованность. Да и родители Ершова уверены, что мальчики (Петя и брат его Коля) должны иметь хорошее образование.

В 1827 оду братья поступают в Тобольскую гимназию, которую возглавляет Иван Павлович Менделеев, отец нашего великого учёного. Уже в гимназии Петя Ершов начал записывать сказки и истории. Это директор гимназии привил юному ученику любовь к педагогике.

Николай Кочергин. Царь-девица (1957). 

В 1830 отец писателя перевёлся в Санкт-Петербург. Семья его последовала за ним. После стародавнего неспешного Тобольска с древним Кремлём, Петербург видится Ершову городом будущего. Шутка ли: самого Пушкина можно увидеть на петербургских улицах. Братья поступили в Санкт-Петербургский императорский университет. Старший брат отдаёт предпочтение точным наукам, а Пётр стал студентом юридически-философского и вольным слушателем историко-филологического факультетов. Учится Ершов неровно, много ленится, пропускает лекции.

Но вот однажды Пётр А. Плетнёв, талантливейший поэт и литературный критик, соратник Пушкина (“наше всё” посвятилсвой роман “Евгений Онегин” именно Плетнёву), а помимо этого профессор и ректор университета, предлагает своим студентам тему курсовой работы: “народное творчество”. Вместе с другими студентами Ершов тоже написал курсовую. Через какое-то время профессор на лекции зачитал студентам, бесценный для русской культуры, отрывок курсовой Петра Павловича, написанный аккуратным округлым почерком: “За горами, за лесами, // За широкими морями, // Не в небе – на земле// Жил старик в одном селе”. Удивлённая студенческая аудитория рукоплескала своему сокурснику.. В том же 1834 году популярный журнал “Библиотека для чтения” опубликовала отрывки фрагменты сказки – её восторженно приветствует вся Россия. Сравнительно недавно закончилась Отечественная война, люди обратили свои сердца к прошлому своей родины, стали искать в старине, в истории, народном миропонимании, фольклоре ответы на ключевые вопросы тревожной совремённости. Ершов, юный Ершов, было Петру Ершову на то время 19 лет, совершил небывалый прорыв, и его сказка стала одной из первых ласточек, воспринялась образованным обществом как добрый и светлый знак будущих преоражёний. Вдохновлённый “Коньком-Горбунком”, Алексей К. Толстой написал свои “цветики степные”, Бородин написал свою “Снегурочку”, а Васнецов написал своего Серого волка и Иван-царевича. Пётр Ершов стал желанным гостем плетнёвского “Современника”, майковского журнала “Подснежник”. О “Коньке-Горбунке” восторженно написал Александр Сергеевич: “теперь мне можно и оставить этот род поэзии…” – что может быть выше и желаннее такой вот пушкинской оценки.

Последнее время настойчиво появляющиеся в печати пространные рассуждения о том, что авторство сказки целиком принадлежит Пушкину А. С., выглядят малоубедительными: и оригинальная, причудливая образность Ершова, и наличие не всегда точных рифм, чего Пушкин себе никогда не позволял, и сочетание импровизации со строго научным моделированием сказочного мира – всё это свидетельствует об уникальности ершовского таланта. Важнее не мелочно и придирчиво искать “пушкинский след” в сказке Ершова, а всесторонне исследовать то общее направление русской словесности, которое объединило двух поэтов, внёсших огромный вклад в сокровищницу отечественных поэтических сказок.

Так уж складывалась жизнь Петра Павловича, что рядом с победой шла беда: внезапно умер его брат, Николай, а вскоре – и отец, Павел Алексеевич. Служба отца кормила всю семью, а с его смертью у Ершова нет денег на жизнь в столице; удача отвернулась от молодого человека. Будучи человеком с изумительным музыкальным слухом (это и по стихам видно), выучился играть на флейте, и его учитель, Иосиф Гунке, помог ему – Ершов пишет изумительное либретто к сказочной опере о Владимире Красное Солнышко – “Страшный меч”, но до постановки оперы дело так и не дошло. После окончания университета Пётр Павлович пытался найти работу по специальности, но в нескольких местах ему отказали, относит Плетнёву стихи для публикации в “Современнике”, но, всегда добрый к Ершову, Пётр Александрович медлит с их опубликованием… Пришлось молодому человеку вместе с матерью возвратиться в Тобольск.

Солнце Ершова, которому всего лишь 21 год, уже минуло зенит и начало клониться.

В Тобольске Пётр Павлович устроился на работу в гимназию преподавателем латыни, словесности и философии. В этом ему помог Николай С. Пилёнков. В Тобольске Ершов женился на многодетной вдове Серафиме Александровне Лещёвой. Счастье не долговечно: отношения с директором гимназии не сложились, умерла мать, умерла годовалая дочь, умерла во время родов и супруга.

Весной 1854 году Ершов сообщает своим друзьям, что он снова женится, на воспитаннице Екатерининского института, дочери генерала Черкасова. Елена Николаевна была его музой, его помощницей, его единомышленником. Она была прекрасной мамой своим детям и детям Серафимы Александровны. Она вместе с Петром Павловичам шла по жизни, преодолевая трудности.

Оставшуюся жизнь Пётр Павлович посвятил педагогике; в 1857 году Ершов стал директором Тобольской гимназии и директором всех народных училищ губернии. Это высокий пост, весьма и весьма (не много, не мало, а VII класс в Табеле о рангах, т. е. надворный советник - подполковник в армии. Напомним читателю, что уже VIII класс в Табеле о рангах (коллежский асессор) - даёт обладателю потомственное дворянство, со всеми соответствующими правами и привилегиями). Кое кто из литературных критиков раздражённо отзывался о служебном росте автора “Конька-Горбунка”: мол, выбрал, дескать, службу вместо поэзии, набрал вес, стал “круглым чиновником”. Однако… По инициативе Ершова были открыты женские школы в некоторых городах губернии, включая и Ишим, стало развиваться библиотечное дело, было организовано “Общество вспомоществования студентам Тобольской губернии”, etc. “Ершов – любимый наш и уважаемый всеми воспитанниками… Всегда ровное обхождение, а иногда и участие в играх наших и прогулках, кроме превосходного преподавания словесности, заставляли нас любить его как отца родного”, - из воспоминаний гимназиста. “Ученики сделали мне сюрприз – смастерили театр и сыграли мне Суворова (пьеса Петра Павловича “Суворов и станционный смотритель” прим. И. П.)”, - из письма Ершова другу-однокашнику Треборну В. А. Одним из учеников Ершова был и великий русский учёный Д. И. Менделеев.

В 1862 году Ершов подаёт в отставку. Ершов сближается со многими декабристами, отбывающими ссылку в Сибири. Часто встречается с Кюхельбекером, Пущиным, Чижовым. В конце пятидесятых годов XIX века в Тобольск приехал один из братьев Жемчужниковых. В это же время в Санкт-Петербурге капельмейстер Мариинского театра, Цезарь Пуни, ставит балет “Конёк-Горбунок”. Сказка выдерживает десятки переизданий, постановок, экранизаций, и далеко не всегда на афишах и в титрах имя автора пишется большими буквами. А мазурка из последнего акта сохранится в народном обиходе со словами: “Жил-был у бабушки серенький козлик…

В 1869 – умер от водянки.

“Конёк-Горбунок” – это не просто литературная сказка, это своего рода открытый урок словесности. Прочитав её в детстве или отрочестве, человек обогащает свой внутренний мир, учится ценить красоту и гармонию, задумается о том, как всё устроено на этом свете. “Конёк-Горбунок” – урок добра и справедливости, урок нравственности.

Автор текста – доктор филологических наук Иван Пырков.

В 1864 году Цезарь Пуни написал партитуру к балету “Конёк-Горбунок или Царь-девица”. В 1941 году сняли фильм, а в 1947 – мультфильм. В 1958 году музыку к балету “Конёк-Горбунок” написал Родион Щедрин. В 2012 году вышел на экраны страны новая версия кинофильма “Конёк-Горбунок”.

1-Каким размером написанасказка “Конёк-Горбунок”? Какие размеры вам известны?

2-Какие ещё сказки Ершова П. П. вы знаете?

3-Почему возникло мнение, что не Ершов П. П. автор сказки? Какой версии придерживаетесь вы?