Автор поста Сергей Литвинов

Книжный график и карикатурист Сергей Иванович Лемехов родился в Ленинграде в семье художника Ивана Лемехова. В 1967 году он окончил Среднюю художественную школу при Академии художеств, после чего поступил в Институт живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина, выпускником которой стал в 1973-м. А в восьмидесятые годы Сергей Иванович уже был привычным участником всесоюзных (да и международных тоже) выставок карикатуры.Сегодня его работы находятся в собраниях Италии, Германии, Канады, США, а также в болгарском музее юмора города Габрово.

С 1991 года художник начинает работать в жанре книжной графики, проиллюстрировав с тех пор более трех сотен книг, в том числе Ильфа и Петрова, Гоголя, Салтыкова-Щедрина, О’Генри и, конечно же, Булгакова. С его иллюстрациями «Собачьего сердца» мы сегодня и познакомимся.

Цитаты предваряют иллюстрацию

(Можно навести мышкой на иллюстрацию, клик один раз, и она проявится на черном фоне вашего монитора)

***

Вот это личность! Боже мой, на кого же ты нанесла меня, собачья моя доля! Что это такое за лицо, которое может псов с улицы мимо швейцара вводить в дом жилищного товарищества? Посмотрите, этот подлец – ни звука, ни движения.

– Хе-хе! Мы одни, профессор? Это неописуемо, – конфузливо заговорил посетитель.
– Пароль д'оннер – двадцать пять лет ничего подобного, – субъект взялся за пуговицу брюк, – верите ли, профессор, каждую ночь обнаженные девушки стаями.

Дверь пропустила особенных посетителей. Их было сразу четверо. Все молодые люди, и все одеты очень скромно.

Филипп Филиппович вошел в азарт, ястребиные ноздри его раздувались.
Набравшись сил после сытного обеда, гремел он подобно древнему пророку, и голова его сверкала серебром.

Вид его странен. Шерсть осталась только на голове, на подбородке и на груди.
В остальном он лыс, с дрябловатой кожей. Череп увеличился значительно, лоб скошен и низок.

Филипп Филиппович сидел у стола в кресле. Между пальцами левой руки торчал коричневый окурок сигары.
У портьеры, прислонившись к притолоке, стоял, заложив ногу за ногу, человек маленького роста и несимпатичной наружности.

Было три часа пополуночи, но двое в кабинете бодрствовали, взвинченные коньяком с лимоном.
Накурили они до того, что дым двигался густыми, медленными плоскостями, даже не колыхаясь.

Шариков сам пригласил свою смерть. Он поднял левую руку и показал Филипп Филипповичу обкусанный, с нестерпимым собачьим запахом шиш.
А затем правой рукой по адресу опасного Борменталя из кармана вынул револьвер.

Вот это личность! Боже мой, на кого же ты нанесла меня, собачья моя доля!
Что это такое за лицо, которое может псов с улицы мимо швейцара вводить в дом жилищного товарищества? Посмотрите, этот подлец – ни звука, ни движения.

источник

И всё-таки добавлю к этому короткому посту несколько других иллюстраций этого художника.

Обложки книг

Сказки Пушкина

Стругацкие братья, повести

«12 стульев» Илья Ильф, Евгений Петров

И последняя в этом посту иллюстрация - не из книги, а для выставки

источник