Государственную Третьяковскую галерею в Москве знает весь мир. Это лучшее собрание русских картин. Люди ласково называют галерею “Третьяковкой”. “Третьяковка” – очень понятное, привычное и любимое слово. Мы часто называем Третьяковкой всякое дорогое нашему сердцу собрание картин.

Своими покупками и субсидиями Третьяков поддерживал художников и материально, и морально. Благородное начинание мецената высоко оценили художники-современники и русское общество в целом. И. Е. Репин писал: “Наше русское искусство… только благодаря частной личной инициативе имело материальную возможность развития в нечто значительное, национальное”.

Вначале коллекция располагалась в особняке Третьякова в Лаврушинском переулке, затем, по мере роста, в неоднократно пристраивавшихся помещениях. Лишь небольшое, но очень ценное собрание русских икон всегда находились в доме. В 1881 г. галерею открыли для свободного посещения.

На первом этаже галереи расположилась коллекция памятников древнерусского искусства: иконы домонгольского времени, иконы XII-XVII веков из Великого Новгорода, Пскова, Ростова Великого, Ярославля, Владимира и Суздаля. Здесь можно увидеть самое крупное собрание Московской живописи XIV-XVII веков: произведения Феофана Грека, Андрея Рублёва, Дионисия. Подземный переход соединяет главный вестибюль с примыкающей к зданию галереи церковью Святителя Николая в Толмачах. Этот памятник архитектуры XVIII-XIX веков сейчас одновременно является и действующим храмом и научным отделом музея. В соответствующих церковным установлениям местах, в храме помещены ценнейшие иконы из собрания галереи и среди них величайшая православная святыня – богоматерь “Богоматерь Владимирская” XII века.

На втором этаже здания галереи расположен зал М. А. Врубеля. На первом этаже висят полотна художников, принадлежавших к самым разным направлениям конца XIX начала XX веков, таких, как Борисов-Мусатов, Коровин, Серов, Нестеров, Перов-Водкин, Кустодиев. Наиболее значительными своими произведениями представлены скульптуры Голубкина А. С., Коненков С. Т., Трубецкой П. П.

Княжна Тараканова.

Художник сознательно взял за основу фольклор, а не реальные факты - можно больше выразить экспрессии. В основе сюжета картины была положена история молодой особы, княжны Таракановой, которая в 1774 году объявилась в Европе и называла себя дочерью покойной русской императрицы, Елизаветы Петровны, претендуя тем самым, на русскую корону. Обеспокоенная появлением претендента, Екатерина Вторая поручила графу Алексею Григорьевичу Орлову доставить “авантюристку” в Россию, красавцу и интригану, Орлову, не составило большого труда влюбить юную особу в себя, и заманить на один из кораблей русской эскадры, стоявшей в Ливорно. Там её арестовали, доставили в Петропавловскую крепость, в тюрьму Алексеевского равелина, и погибла во время наводнения, случившего в 1777 году.

Картина была написана в 1864 году, и в этом же году впервые выставлена на выставке в Академии художеств. В. В. Стасов, известный критик того времени, высоко оценив картину, назвал полотно Флавицкого “чудесной картиной, славой нашей школы, блистательнейшим творением русской живописи”. Она имела огромнейший успех в обеих столицах и за рубежом, в том числе на Всемирной выставке в Париже. Сюжетом для картины послужило предание о гибели Таракановой во время наводнения, которое покрыло волнами территорию Петропавловской крепости, третье по своей силе за всю историю Петербурга, когда вода поднялась на 310 сантиметров выше ординара. (в 1824 году вода в Неве поднялась на 4 метра; это наводнение описано в поэме “Медный всадник”). Картина была приобретена Павлом Третьяковым для своей коллекции уже после смерти художника.

Женщина так молода, лицо её, даже искажённое гримасой ужаса, остается красивым. Шёлк платья напоминает о времени былой роскоши. На первом плане художник изобразил крысу, также пытающуюся спастись, но очевидно, что скоро она разделит участь девушки. На столе - хлеб и вода. Тяжёлая атмосфера замкнутого пространства, из которого узнице не спастись. Господин Флавицкий, желая придать романтический характер своей картине, не упустил возможности изобразить эффектный финал драмы. Роскошное платье, разметавшиеся чёрные локоны красавицы контрастируют с мрачными серыми сводами, отвратительными крысами, взбирающиеся на убогую тюремную кровать в поисках спасения от наступающей воды. Впрочем, эта легенда о гибели княжны Таракановой от наводнения впоследствии не получила подтверждения у историков. Видимо, она скончалась при родах ещё в 1775 году – ослабленный чахоткой организм не выдержал и умер.

Для зрителей XIX века, незнакомых с кино, телевизионными новостями и компьютерными играми, картина была олицетворением хоррора. Мурашки бежали по коже, ужас охватывал при мысли, что наводнение может придти в город вновь, и жертвой стихии может стать каждый.

К тому времени, когда Флавицкий начал работу над картиной, в народе уже ходила легенда о гибели авантюристки во время разгула стихии. Портретов “принцессы” не сохранилось, но в описаниях европейцев она предстает девушкой прекрасного вида и стана, с красивой грудью, белым телом и румянцем на лице. Алексей Орлов же писал Екатерине Второй, что “принцесса” с неопределённым цветом лица (“не бела, не черна”), с большими тёмно-карими глазами, длинными волосами и веснушками.

Согласно источникам Тараканова была заключена в деревянную тюрьму Алексеевского равелина. На полотне же изображён каменный каземат Петропавловской крепости, с большим для тюрьмы окном, за стенами которой бушует наводнение. Морозный поток воды из зарешеченного окна уже затопил пол и подступает к краю постели, где копошатся встревоженные крысы. В заплесневевшей камере видны обычные жалкие предметы арестантского обихода - грубая овчина, заменяющая одеяло, простой деревянный стол, на нем разломанная краюха хлеба и глиняная кружка. Ветхая деревянная кровать вот-вот скроется под водой. А на постели почти без чувств от ужаса и отчаяния стоит, откинувшись к стене прекрасная молодая черноволосая женщина в пышном бархатном платье.

Наводнение в столице 1777 года. Акварель.

Полотно впервые экспонировалось в 1864 году на выставке императорской Академии художеств. Александр Второй после посещения выставки потребовал указать в каталоге, что сюжет не имеет исторической истины. А ещё через несколько лет по приказу императора на основе гос. архивов была написана и опубликована статья “О самозванке, выдавшей себя за дочь императрицы Елизаветы Петровны, по архивным источникам”. Кстати, самозванка никогда не называла себя княжной Таракановой. Мы же знаем её как княжну Тараканову. Знаем, прежде всего, по одноимённому роману Г. Данилевского и известной картине художника К. Флавицкого.

Её величество императрица России Елизавета Петровна и её морганистический супруг Алексей Григорьевич Разумовский. Венчание произошло в 1748 году в церкви Воскресения, что в Барашках, в Первопрестольной.

Екатерина Алексеевна, императрица России. Работа художника М. Шибанова, 1787. Отчество и год рождения не известен. Умер после 1789 года.

Императрица Екатерина Великая встречалась с самозванкой в Петропавловской крепости. Для встречи императрица из Москвы? из Царицыно, за сутки домчалась в столицу и также за сутки вернулась в Москву (сколько лошадей при этом было загнано, никто не считал). Всем при дворе было объявлено, что Екатерина Алексеевна захворала и находится во внутренних покоях. О чём толковала императрица с узницей – не ведомо, себя арестантка не назвала. Однако же после свидания с императрицей, обед княжне Таракановой приносили со стола коменданта Петропавловской крепости, постель покрывали тонким дорогим бельём, из камеры самозванки вывели караул, допросы прекратились. Вернули служанку, выводили на прогулку, ночью. После её смерти (похоронена во внутреннем дворике Алексеевского равелина Петропавловской крепости столицы России; землю на могилке разровняли, засеяли травой), всех её слуг освободили, и они покинули Россию.

Вид на Иоанновский монастырь, что в Москве. Акварель Карташёва. 1850 год. Особенно святую обитель, Иоанновский женский монастырь, украшала и делала богатые вклады дочь Петра Великого, Елизавета Петровна. Богомольная императрица предназначала монастырь “для призрения вдов и сирот заслуженных людей”.

После нескольких лет в Иоанновском монастыре в Москве появилась странная монахиня: kелью ей поставили камен­ную, с изразцовой печью, в две светлицы, и с прихожей для келейницы – прислу­живать ей. Для молитвы в надвратной церкви устроили проход крытой, дабы на молитву ходила скрытно от глаз людских. В общей трапезе с другими монахи­нями она не участвовала. Стол ей положили особый: обильный, изысканный. Звали новую сестру Досифеей (ум. в 1810 году). Говорить с нею строго настрого запретили.

Старица Досифея (в миру Августа Алексеевна. 1745-1810). Была Досифея роста среднего, станом худощава и лицом красна. Из казначейства на содержание Досифеи большие суммы отпускались. Она деньги те на милостыню нищим тратила. Дала она обет молчания и 25 лет молчала. Всех монахинь там же в монастыре и хоро­нили. А Досифею же по лютому морозу понесли на руках в Новоспасский мона­стырь, в древнюю усыпальницу бояр Романовых. Сами генерал-губернатор первопрестольной с супругою, урождённой Разумовской, внучатой племянницы Андрея Разумовского, а значит, родственница Досифеи, присутствовали. И высшее духовенство Москвы присутствовало. Маленькую дочь Елизаветы Петровны и Андрея Разумовского, Августу, тайно вывезли, чтобы у желающих не было желания возвести Августу на трон, к родственникам Разумовского на Украину, потом – в Европу.

Флавицкий Константин Дмитриевич (1830-1866).

Отец Флавицкого, московский чиновник, умер, когда сыну было девять лет, и будущий художник был определён в дом для воспитания бедных детей. Там он увлёкся рисованием.

В восемнадцать лет Константин поступил в Академию художеств, смог проявить свои творческие способности и стать пенсионером Общества поощрения художников. Позднее он окончил её с большой золотой медалью и на шесть лет уехал в Европу. На протяжении всей творческой жизни Константин Дмитриевич мечтал о создании значительного исторического полотна. В 60-е годы XIX века в русской исторической картине важное место заняли сюжеты, связанные с жизнью, судьбой выдающихся исторических личностей. Флавицкий ещё за рубежом задумал написать картину, посвящённую злосчастной судьбе знаменитой авантюристки. Об этом свидетельствует рисунок, сделанный в Италии и ныне хранящийся в Государственном Русском музее. Возвратившись из-за границы, Флавицкий в течение двух, лет писал "Княжну Тараканову", показав последний её час. За своё главное произведение, “Княжну Тараканову” (1864. ГТГ), он был удостоен звания профессора исторической живописи. Однако нужда и необходимость постоянно работать на заказ подорвали его здоровье, и он умер, не дожив нескольких дней до своего тридцати шестилетия.

1-Для чего, с какой целью императрица встречалась с самозванкой?

2-Почему император Александр Второй Николаевич повелел указать в каталоге выставки, что сюжет не имеет исторической истины?

3-Если самозванка не называла себя княжной Таракановой, то почему же в нашей памяти она сохранилась под этим именем?