«Подполковник. Родился в 1951 году в Москве. Папа, Николай Петрович, — военнослужащий, участник войны, фронтовой разведчик. Мама, Зоя Михайловна, — экономист по образованию, в войну была инструктором пулемётных курсов.

В 1969 году я поступил в МВТУ им. Баумана и по окончании имел специальности — инженер-механик колёсных и гусеничных машин и лейтенант запаса ракетных войск ПВО. Был распределён в ОКБ № 40.

1977 году призван на службу в КГБ. Через два года окончил Высшую школу КГБ. Направлен на оперативную работу. В 1981 году переведён в 1-е управление КГБ (внешняя разведка, управление «Вымпел»). В 1982 году направлен в Афганистан командиром одной из боевых групп «Каскад».

В 1985 году переведён в контрразведку. В Афганистане был ещё два раза со специальной миссией.

Уволен в запас по личному рапорту в 1992 году. С тех пор пребываю на пенсии.

Награждён орденом Красной Звезды, медалями. Член Союза писателей России.

Стихи пишу со школы. Первая серьёзная подборка была напечатана в сборнике «Время выбирает нас». Стихи без подписи, меня объявили погибшим»*.

Первая книга «Помяни нас, Россия» вышла в 1995 году». Ещё одна — «Автомат и гитара» — в 2017-м.

_______________________________________

* Со слов Игоря Николаевича Морозова. 22 октября 1999 года. (Запись Е. Васильевой.)

И. Морозов — автор многих известных «афганских» песен.

ДОЖДЬ

Дождь идёт в горах Афгана, это странно, очень странно:

Мы давно уже отвыкли от обилия воды,

И, дождю подставив лица, все пытаются отмыться

От жары, столетней пыли, серой пыли и беды.

Дождь идёт в горах Афгана на колонны, караваны,

Словно суры из Корана строчки тянутся с небес,

Дождь стучит по горным склонам, по машинам, по погонам

И шипит на раскалённом, утомленном АКС * .

Дождь идёт в горах Афгана, позабытый и желанный,

Память светлая о доме, дальнем доме и весне.

И отплясывают рьяно два безусых капитана,

Два танкиста из Баглана на заплатанной броне.

Дождь идёт в горах Афгана, пересохшим речкам — манна,

Он, конечно, он, конечно, не российский, не родной:

Местный бог, от взрывов злея, из созвездья Водолея

На войну обрушил дождик, этот дождик проливной.

_______________________

* АКС — автомат Калашникова (складывающийся).

ПОЛНОЧНЫЙ ТОСТ

Я поднимаю тост за друга старого,

С которым вместе шёл через войну.

Земля дымилась, плавилась пожарами,

А мы мечтали слушать тишину.

Я поднимаю тост за друга верного,

Сурового собрата своего.

Я б не вернулся с той войны, наверное,

Когда бы рядом не было его.

Последние патроны, сигареты ли

Мы поровну делили, пополам.

Одною плащ-палаткою согретые,

Мы спали, и Россия снилась нам.

И сколько бы мне в жизни ни отпущено,

Куда бы ни забросила судьба,

Я помню, как однажды друга лучшего

Свела со мной Афганская тропа.

На старой фотографии любительской,

Ещё после атаки не остыв,

Стоим мы, два десантника из Витебской,

Устало улыбаясь в объектив.

И я гляжу на эту память прошлую,

Свеча горит, и тает стеарин.

Мы в день последний верили с Алёшею,

Тот день пришёл… Я праздную один.

А за окном ночная тьма колышется,

Гляжу на фотографию, курю.

И мне охрипший голос друга слышится:

«Живи! А я прикрою, как в бою!»

Рассвет встаёт над городом пожарищем,

По улицам трамваями звеня.

Я пью вино за старого товарища,

А был бы жив он – выпил за меня.

О ВОСТОКЕ

Что расскажешь о Востоке? Непривычная страна:

Там совсем другие боги и другие имена,

Там горянки величавы и пугливы, как стрижи,

Но глаза глядят лукаво через сетку паранджи.

То оазисы, то горы, то пустыня Регистан,

Мчатся бронетранспортёры из Кабула в Чакчаран,

Там одна сплошная суша, не бывает жарче суш,

И с вершины Гиндукуша виден только Гиндукуш.

Там народ неторопливый, почитающий Коран,

Где написано красиво о законах мусульман,

Там землёй латают крыши, там стреляют по ночам,

Там предложит вам гашиша предприимчивый бача.

Там поклонники Хайяма, знатоки Фирдоуси,

Но о тонкостях ислама спорить — боже упаси!

Вас разбудит на рассвете вопиющий с неба глас —

То мулла зовёт с мечети делать утренний намаз.

...Там экзотики навалом — экзотичней не найти,

Там стреляют из дувалов вдоль колонного пути…

Что расскажешь о Востоке? Непривычная страна:

Там совсем другие боги и другие имена.

ПОМЯНИ НАС, РОССИЯ...

Помяни нас, Россия, в декабрьскую стужу,

Перед тем как сойдёшься за праздничный стол.

Вспомни тех, кто присяги тебе не нарушил,

Кто берёг тебя вечно и в вечность ушёл.

Помяни нас, засыпанных пеплом и пылью,

Пулемётами врезанных в скальную твердь.

Запиши нас в историю горестной былью

И рубцом материнское сердце отметь.

Помяни нас, Россия, и злых, и усталых,

Одуревших от зноя, без сна, без воды.

Отмеряющих жизнь от привала к привалу,

От звезды до звезды, от беды до беды.

Помяни нас, Россия, в извечной печали,

Златорусую косу свою расплетя.

Мы оставшимся помнить и жить завещали,

Жить, как коротко прожили мы, — для тебя!

БАТАЛЬОННАЯ РАЗВЕДКА

А на войне как на войне,

А нам трудней того вдвойне.

Едва взошёл над сопками рассвет,

Мы не прощаемся ни с кем,

Чужие слёзы нам зачем,

Уходим в ночь,

уходим в дождь,

уходим в снег.

Батальонная разведка,

Мы без дел скучаем редко.

Что ни день, то снова поиск,

Снова бой.

Ты, сестричка в медсанбате,

Не тревожься Бога ради,

Мы до свадьбы

Доживём ещё с тобой.

А если так случится вдруг —

Навек тебя покинет друг,

Не осуждай его,

Война тому виной.

Тебе наш ротный старшина

Отдаст медали-ордена,

В разведке заработанные мной.

Когда закончится война,

Мы все наденем ордена,

Гурьбой усядемся

за дружеским столом.

И вспомним тех, кто не дожил,

Кто не допел, не долюбил,

И чашу полную товарищам нальём.

Мы припомним, как, бывало,

В ночь шагали без привала,

Рвали проволоку, брали «языка».

Как ходили мы в атаку,

Как делили с другом флягу

И последнюю щепотку табака.

Батальонная разведка,

Мы без дел скучаем редко.

Что ни день, то снова поиск,

Снова бой.

Ты, сестричка в медсанбате,

Не тревожься Бога ради,

Мы до свадьбы

Доживём ещё с тобой.

Постскриптум

Из статьи П. Ткаченко «В чём наша боль и наша слава…»

* * *

Среди солдатских песен «афганского» цикла есть и эта негромкая, но проникновенная о батальонной разведке. Долго не решался включать её в сборник «Когда поют солдаты». Все в ней вроде бы говорило за то, что родилась она не в Афганистане. Закрадывалось подозрение, что это малоизвестная фронтовая песня…

* * *

Так оно и оказалось. В этом я уверился, разыскав её автора — Игоря Морозова, и в который раз убедился, что пути песни неисповедимы:

А на войне как на войне,

А нам трудней того вдвойне...

* * *

Песня «Батальонная разведка» была написана, как я и предполагал, не в Афганистане. Задолго до того, к юбилею Победы, и посвятил её Игорь своему отцу Николаю Петровичу, человеку, можно сказать, легендарному, фронтовому разведчику, ныне подполковнику в отставке.

Я увидел потом у Игоря фронтовую газету с фотографией его отца — старшего лейтенанта с орденами Отечественной войны и Богдана Хмельницкого на гимнастёрке. Под фотографией надпись: «Смелый командир-разведчик Н. П. Морозов. Он — участник многих дерзких разведывательных поисков. Под его руководством был разгромлен штаб немецкой части и добыты ценные штабные документы».

Довелось прочитать и выписку из политдонесения политотдела 172 стрелковой дивизии от 20 марта 1944 года, в которой рассказывалось о подвиге разведчика Морозова: «В боях за город Дубно особенно отличились коммунисты и комсомольцы 514 стрелкового полка, которые, будучи в первых рядах ворвавшихся в город подразделений, увлекли за собой бойцов и показали образцы храбрости и отваги... Ночью, проваливаясь по колена в холодную воду, лейтенант Морозов вёл свою роту на врага. Немцы, не выдержав натиска, стали отходить. Преследуя отступающего противника, рота первой ворвалась в центр города».

* * *

В городе Дубно есть улица Морозова, улица отважного разведчика, проживающего в Москве.

Так неожиданно через песню оказались связанными город Дубно, что на Западной Украине, и далёкий афганский Файзабад, где зазвучала песня о батальонной разведке.

#ИгорьМорозов, #антологиярусскоголиризмаххвек, #студияалександравасинамакарова, #русскийлиризм, #русскаяпоэзия,#АлександрВасинМакаров