Фото В. Сычёва


Родился, жил и умер в Москве. Мать — сотрудница ОВИРа. Вероятно, Леонида Георгиевича Губанова привлекал миф «жизнь настоящего поэта» в духе С. Есенина: бурно, скандально, многолюбиво…
В 1965 году был помещён в психиатрическую клинику. С 1966 года печатался в зарубежных изданиях, приобрёл известность в литературных кругах.
Смерть наступила от внезапной остановки сердца.


* * *

Кого украдкой расскажу?
Кого помилую внезапно?
По шумным улицам брожу
визитной карточкою в завтра.

Нет ни двора и ни кола,
но всё равно счастливой тенью
звоню во все колокола
растерянному поколенью.

Я знаю, это ни к чему,
но, как в пустыне вопиющий,
из всех святых скрутив чалму,
век пьяный гонит век непьющий.

Дракон приветствует распад.
А что любить? К чему стремиться,
когда звезда уходит спать,
спать, чтобы с горя не напиться?

И ты, не сохранивший Бога,
свою весну боготворя,
клянись на чёрную дорогу
глухим мечом богатыря!


* * *

Яблок красных и белых
Стук в саду невпопад...
Смерть кустов обгорелых,
А потом — снегопад...

Ветер в парке гуляет,
Шапку гнёт набекрень.
И берёзы стреляют
От мороза весь день...

И читаю, читаю,
И пишу, и пишу...
Долгих дней не считаю
И живу — как дышу!


* * *

Как поминали меня,
я уж не помню, и рад ли?
Пили три ночи и дня
эти безспутные капли.

Как хоронили меня, —
помню, что солнце как льдинка…
Осень, шуршанье кляня,
шла в неподбитых ботинках;

за подбородок взяла
тихо и благословенно,
лоб мой лучом обвила
алым, как вскрытая вена.

Слёзы сбежали с осин
на синяки под глазами —
я никого не спросил,
ангелы всё рассказали…

Луч уходящего дня
скрыла морошка сырая,
Как вспоминают меня —
этого я не узнаю!

1977

#ЛеонидГубанов, #антологиярусскоголиризмаххвек, #студияалександравасинамакарова, #русскийлиризм, #русскаяпоэзия,#АлександрВасинМакаров