Александр Васин-Макаров

НОЧЬ В АВГУСТЕ
или
ПОЭМА ОЧАРОВАНИЯ

О чём горюет чёрными ночами
Над нами август расписной?
О чём усталыми ручьями
Волна поёт над быстриной?
О чём горюешь, ночь?
Что мечешься в удушье,
И трав не напоишь волшебною росой,
И лунный свет на землю не обрушишь,
Как водопад волос – тяжёл и невесом?..

Какие имена скрывает ночь во мраке
И скрипок тёмный вой уносит, торопясь?
Зачем из облаков таинственные знаки
Мне звёзды подают – меж нас какая связь?..

А-а-а... хочется любви? Хоть силы на пределе…
Да, хочется любви. Как в марте, как в апреле,
Но запахом садов, как хмелем, ты обвит;
Звон зреющих плодов – помеха для любви?

Я не хочу игры в созвездия и звуки,
В мерцающий огонь на дальнем берегу
И в эти нежные отчаянные руки,
Простёртые ко мне, к тому, что берегу.

Одной моей земле – неведомой отчизне
Я принесу всё то, чем странен и богат, –

Тебя, моя душа. Не стань короче жизни.
...Как хочется любви, хоть август, ночь, закат.

* * *

«А ведь пора угомониться», –
Понурые деревья, птицы
Толкуют смирно меж собой.
Летят на землю листья, перья,
И между ними мысль о смерти,
И ветер смутные поверья
Бормочет мне над головой.

Какой-то звук свирельный бродит...
Да есть ли это всё в природе?
Невесело вникаю я в их разговор неторопливый
Мне травы шепчут: «Мы могли бы...»;
Три ивы стонут над прудом –
И всё о том, о том, о том...

О чём же невообразимом
Тоскуют вёсны, свищут зимы?!
И осень, полная плодов, в одежды яркие одета,
Куда глядит? Туда, где лето...
Где ветреный июнь, здоров и сочен,
Смотрит яро
На прошумевшую гагару,
На жизнь и стаи облаков,
Толкущихся по небосводу...

А людям чудится свобода
В ленивой смене форм и снов.

* * *

Лежать, в зубах травинку плющить,
Глядеть на небо и почуять,
Понять и оттого опешить,
Что под спиною онемевшей
Дрожит и крутится Земля...
Да только – поздно, нет тебя.

Ты – там! В едином хороводе
Светил, песчинок тело бродит –
Ещё одно средь многих тел:
То рядом Сириус летел,
То пурпурный листок осины
Иль новый выводок осиный...

Так мир становится тобой,
Так ты становишься всем миром.
Ты – суховей, борей, прибой,
Трава, дорога, флейта, лира...

О, задержись на смене вех!
Поведай – что тебе открылось?
Травинки изумрудный смех,
Улыбки ветра, зорь остылость?
Остановиться – не уснуть,
А только перевоплотиться:
Волной по озеру блеснуть,
Над горизонтом прокатиться
Тяжёлым гулом в облаках,
Мелькнуть какой невзрачной мошкой,
Скатиться потом в кулаках,
Мигнуть кокетливой морошкой;
Дождём ударить в крест дорог
И странником седым, суровым
Брести, уже не чуя ног,
Мечтая лишь о хлебе с кровом...

Котомка, посох да большак –
Вот русский триединый Боже.
Старик уходит не спеша,
Он хмур и дряхл – чего он может...
Старик, куда же ты, старик?
По небу молнии трясутся!

А он тебе в ответ на крик:
– Ты не поймёшь. Нельзя вернуться.

Вместо эпилога

И дар, и скорбь, и поединок
Свивает август воедино.

И прорывается, звуча,
Очарование луча,
Связавшего с землею тучу,
Дождь тёплый с молнией летучей.
Очарование души,
Тепла, судьбы, Светила, чуда –
Любви, пришедшей ниоткуда,
Томительного слова – ж и з н ь…

Очарования бежим?..

Пора желтеющих плодов –
Очарование разлуки.
Приготовленья к сладкой муке
Дождливых долгих вечеров,
Когда тоскливей ожиданья,
Когда бессмысленней старанья,
Из книг – какой-нибудь Джером…

* * *

Очарование во всём –
То жизнь, пролитая повсюду.
И чудо есть, и нету чуда...
Но нет сомнения о нём.

1981–1983 гг.

Запись 1995 г.

#АлександрВасинМакаров, #русскаяпоэзия, #Семьрождений #русскийлиризм, #Ночьвавгусте