Мысленно нелегко сопоставить знаменитый пейзаж в картинной рамке и реальный, совремённый пейзаж за окном. Однако можно попытаться угадать, какие места изображены на полотнах великих русских художников. Загадки эти различны, как различны по своему творческому облику художники, о которых здесь пишется. Судьбы художников, представленных в посте, различны – блистательные и трудные, спокойные и драматичные. Какой длинный путь прошла русская живопись за девятнадцатое столетие! Путь этот для многих русских художников был тернист. Но они достойно пронесли своё звание через невзгоды, не свернули с избранного пути, служили верно народу своему. Во всём мировом искусстве русская живопись самая демократическая, самая вольнолюбивая, самая подвижническая.

Вашему вниманию предлагается три варианта ответа. Выбор за вами.

1- “Московский дворик”. Едва приехав в Москву, Василий Дмитриевич Поленов (1844-1927) нашёл натуру картины “Московский дворик”. Московский дворик находится на Арбате, в Сокольниках или в Замоскворечье? Dайте правильный ответ.

Летом 1877 года в Москве Василий Дмитриевич начал работу над картиной “Московский дворик” (1878. ГТГ). С этим полотном художник выступил на VI передвижной выставке в 1878 году в Москве. Сохранились воспоминания автора о том, как родилась идея её создания: “Я ходил искать квартиру. Увидел на двери записку, зашёл посмотреть, и прямо из окна мне представился этот вид. Я тут же сел и написал его”. Речь идёт о “безлюдном” варианте 1877 года, который Поленов назвал “Арбатский уголок”. Окончательный же вариант, написанный через год, более точно выражает замысел художника благодаря введению персонажей, ожививших полотно, иизменению формата, позволяющего углубить пространство картины.

В центре композиции варианта 1877 года художник поместил шатровую колокольню церкви; вертикально ориентированный формат подчёркивает её стройность и устремлённость ввысь. В картине, законченной в 1878 году, архитектурной доминантой стал весь ансамбль церкви Спаса на Песках с колокольней; просматриваются уже все пять празднично сверкающих куполов церкви на удлинённых тонких барабанах, два из которых были “спрятаны” за деревьями в первом варианте. В левой части картины 1878 года можно видеть фасад усадебного дома Баумгардена с классическим портиком. Ритм, заданный особняком и церковью, поддерживается в правой части полотна, где на дальнем плане видны жилые постройки, купола и колокольни церквей. Введение мотива перекликающихся архитектурных форм “типизирует”сцену; создаётся ощущение, что в соседних двориках открывается подобный вид. Благодаря использованию архитектурных мотивов художник соединяет в картине разные темы: крестьянский мир, русское церковное зодчество, дворянскую усадьбу.

2-“Грачи прилетели”. На полотне “Грачи прилетели” Алексей Кондратьевич Саврасов изобразил деревню под Костромой, под Тарусой, под Москвой? Дайте правильный ответ.

Весенний голубоватый в рыжих серых пятнах снег. Прозрачные студёные озерки. Холодный ветер туманит воду. Вокруг кривых берёзовых стволов тёмные проталины. Концы корявых ветвей порозовели, свежие побеги жадно тянутся верх. Облака в небе размыты блеклой голубизной. Холодные промоины между облаками – будто озерки талой воды среди снежной равнины. Неяркий солнечный луч выбился из-за облака, позолотил сугроб у забора, тронул розовой краской заиндевевший камень старинной колокольни, зажёг тусклую бронзу колоколов. Может быть, ещё ударит поздний морозец, но год повернул на весну. … На мокром побуревшем снегу следы птичьих лапок; грачи наводят порядок в пустовавших всю зиму гнёздах. За забором – серые домишки, церковь с колокольней, а дальше, внизу, поля… Полоска полноводной реки, белые островки среди скользкой и липкой земли. И над всем этим – весеннее небо с разбухшими от влаги облаками. Обживая гнёзда, хлопочут на деревьях чёрные птицы. Грачи прилетели!

Около картины Саврасова “Грачи прилетели!” людям казалось, что только теперь они по-настоящему увидели русскую природу. Простое и знаковое – снег, небо, деревья, начало весны, - всё наполнено большим и сильным чувством. Радостно, светло, немного грустно, а главное – всё, до самой тонкой веточки, до самой малой лужицы, своё. Люди заново узнавали простое и знакомое потому, что художник заново пробуждал в них любовь к этому простому и знакомому – к родной природе, к родной земле.

Саврасов любил скромную русскую природу и не только глазами схватывал, но всей душой чувствовал всякую, едва заметную перемену в ней. Своим ученикам, молодым живописцам, он увлечённо рассказывал о тающем, крупитчатом снеге, о воробьях и синицах. О блестящих, уплотнившихся почках, о первых фиалках, вспыхнувших в серой, прошлогодней траве.

Я был вчера в роще, - говорил он. – На дубах кора зеленеет. Весна чувствуется в воздухе. Надо почувствовать. Надо чувствовать. Как хорошо в воздухе чувствуется весна!”

Душевное, чуткое отношение к природе живёт в картинах Саврасова. Крамской объяснял, почему “Грачи прилетели!” лучше всех других пейзажей на Первой передвижной: у других художников тоже есть деревья, вода и даже воздух, “а душа есть только в “Грачах!” ”.

3- “Над вечным покоем”. Исаак Ильич Левитан увидел небесную ширь для картины на берегу Волги, Оки или Удомли? Дайте правильный ответ.

В 1893-1894 годах Левитан работал над третьей, наиболее масштабной картиной своего “драматического цикла-трилогии”, “Над вечным покоем” (1894), в которой его “мышление в образах”обрело почти натурфилософский, планетарный в своей сущности масштаб. В письме к Третьякову он признавался даже, что в этой картине он “весь”, “со всей своей психикой, со всем… содержанием”. Изобразив мыс с ветхой деревянной часовней и кладбищем на фоне матово-свинцовых вод уходящего в пустынную даль озера, над которым в сумрачном небе клубятся тяжёлые тёмные тучи, Левитан очень выразительно передал ощущение неуютности этого сурового пространства, малости изображённого им “островка времени” перед лицом океана вечной и “равнодушной” к человеку природы. Картина позволяет понять, что чувствовал художник в моменты, когда его настигали приступы смертельной тоски и одиночества, о которых он писал Елене Карзинкиной: “За лесом… серая вода и серые люди, серая жизнь, не нужно ничего… Всё донкихонство, хотя, как всякое донкихотство, оно и благородно, ну а дальше что? Вечность, грозная вечность, в которой потонули поколения и потонут ещё… Какой ужас, какой страх”. (Ещё более выразителен по передаче подобных чувств полный глухой, томительной тоски эскиз “Над вечным покоем“, 1893). В то же время чувство одиночества и бессилия в картине Левитана не оказывается подавляющим. Вместе с ним в её образном строе живут и иные переживания художника, придавшие большому полотну, по сравнению с эскизом, более надличный, философски-спокойный и мужественный эмоционально-образный смысл.

Строга и ясна композиция полотна: высоко и величественно написано небо, к которому возносит главу часовенка с теплящимся в оконце огоньком, привносящим в картину наряду с чувством одиночества и покоя могил “сердечную мысль” художника о “свете, который тьма не объят”, о вечной жажде тепла, веры, надежды, огонёк который вновь и вновь, из века в век, “как свеча от свечи” (Толстой Л. Н.), зажигают люди.

Не случайно художник, по воспоминаниям Кувшинниковой, просил её играть ему на фортtепиано траурный марш из “Героической” симфонии Бетховена, создавшего и “Оду к радости”, и записавшего некогда на полях своих нот: “Жизнь есть трагедия! – Ура!”.

4-“Утро в сосновом лесу”. Медведи на картине Ивана Иванович Шишкина “Утро в сосновом лесу” гуляют на островах Соловецких, на озере Селигер или на Валааме? Дайте правильный ответ.

Слышим имя “Шишкин” – и тотчас перед глазами лесная чаща, утренний туман, могучие стволы и разлапистые ветви сосен, сломанное бурей старое дерево, медведица с медвежатами… “Утро в сосновом лесу”.

Дремучие леса обступили небольшой городок, где родился и вырос будущий художник (Елабуга). Говорили, что где-то в глубине лесов спрятаны разбойниками сказочные клады. Разбойников Шишкин не боялся. Мальчиком он целые дни бродил по лесу. Деревья стали его друзьями. Он много знал о них. Знал, как тянется ввысь ствол, как растут ветви, как корни стелются по земле, знал рисунок коры, форму листьев и хвои. Древних кладов он не откопал, зато нашёл в лесу богатств дороже золота – понял и полюбил природу. Она сделалась навсегда героем его картин.

На холстах Шишкина глухо шумят тёмные боры, шелестит резной листвой прозрачный дубняк, тонко звенят осинки. На его рисунках сплетаются упругие ветки, топорщится колкая хвоя, лист растёт.

Познакомились они на одном из вечеров Артели художников. Молодой тогда ещё живописец Савицкий занял за столом укромное местечко. А из противоположного угла доносился бас человека богатырского телосложения. Он шутил, и кажется его шутка вызывала смех у соседей, да и сам он хохотал раскатисто, звонко. О выдающемся пейзажисте Константин Аполлонович уже слышал. Видел его картины, но вот встречаться с ним не приходилось … Они долго бродили по ночному Петербургу. На прощание договорились поехать вместе на этюды в пригородные места.

1889 год… Савицкий снова встретил Шишкина. Тот от радости крепко сжал его в своих медвежьих объятиях. И опять начались встречи, разговоры, прогулки. Как-то зашла речь о картине, на которой бы появились хозяева русских лесов – медведи. Савицкий уже давно рисовал медведей для своего сына, даже продумал композицию. Шишкин пригласил Cавицкого: “Штуковину я одну отмахал. Приходите, увидите бурелом. Такой только на моей родине бывает, в лесах возле Камы”. В мастерской Иван Иванович кивнул на мольберт. ТО, что увидел Константин Аполлонович, превзошло все его ожидания: Шишкин, верный себе, опять решил завести зрителя в густую чащу леса. Над ней занималось раннее утро. Не шёлохнутся деревья. Безветрие. Спокойствие и тишина. Проглянули первые лучи солнца, и сосны своими верхушками потянулись к ним. Налетают ураганы, и деревья гнутся под их порывами. Не каждая сосна выходит победителем из битвы со стихией. Вот одна лежит - сломанная грозовым ударом. Другие её сёстры с корнем вырваны. На смену погибшим деревьям поднялась молодая поросль. А над заросшим оврагом стелется утренний туман. Стоит только войти в него, сразу почувствуешь и прель опавших ещё в прошлую осень листьев, и душистый запах земляники, услышишь щебет птиц и наверняка глуховатый голос притаившегося где-то на дне оврага ручейка. Вот оно, царство медведей!..

Савицкий испросив дозволения, взял кисть, палитру и подошёл к картине. Через некоторое время на ней появились медвежата. Они выбрали местом для своей игры расщеплённую сосну. А рядом сидит мама-медведица. По-видимому ей нравится этот глухой лесной уголок, и тихое утро, и шалость её детей, не ведающих пока о законах борьбы в природе. На передвижную выставку картину “Утро в сосновом лесу” отправили за двумя подписями. Через несколько лет по просьбе Савицкого Третьяков велел затереть его подпись.

Крамской называл Шишкина лучшим знатоком и рисовальщиком дерева.

Однажды молодой художник показал Шишкину свою картину: “Плоты на Волге”. Шишкин сразу начал придирчиво рассматривать толстые брёвна плотов: “Ведь вы это писали не с натуры? Сейчас видно”. “Нет, я так, как воображал…”Вот то-то и есть! Воображал! Ведь вот эти брёвна в воде… Должно быть ясно: какие брёвна – еловые, сосновые? Впечатление есть, но это не серьёзно…” И молодой художник уничтожил картину.

Для тех, кто поленился найти ответ самостоятельно -)):

1 Арбат. В 1878 году Василий Дмитриевич Поленофф снял квартиру у Арбата, а вид из окна вдохновил его на сюжет “Московского дворика”. Сегодня это место находится на Спасопесковской площади, между Старым и Новым Арбатами. Сохранилась только церковь Преображения на песках.

2 - Костромская область. Vесной 1871 года Алексей Кондратьевич Саврасов (1830-1897) приехал в село Молвитино Костромской губернии, где работал над картиной “Грачи прилетели”, изобразив в частности, Воскресенскую церковь. Сегодня это п. г. т. Сусанино в честь родившегося здесь Ивана Сусанина, героя сопротивления польским людям в Смутное время.

3 Озеро Удомля. В 1893 году Исаак Ильич Левитан (1860-1900) жил в Тверской губернии в имении Гарусово на озере Удомля, где с натуры запечатлел наброски пейзажа “Над вечным покоем”. Сейчас озеро используется в качестве охладителя расположенной на его южном берегу Калининской АЭС.

4 Озеро Селигер. Пейзаж картины “Утро в сосновом лесу” 1889 году Иван Иванович Шишкин (1832-1898) нашёл на острове Городомля на Селигере. Звери были дорисованы Константином Аполлонович Савицким (1844-1905). В Советское время Городомля получила секретный статус, и сейчас попасть на остров невозможно.