Я вот уже несколько дней подряд сижу над третьей частью «Белого на белом». Написана всего лишь половина, а мне уже тошно и скучно. Решила переключиться временно на что-то другое, чтобы вернуть вкус к «Белому»…

Переключаюсь…

***

О пользе и вреде овеществленных воспоминаний…

Как часто, когда наступает день «обновляющей» уборки и наведения порядка, мы открываем свои «сусеки», обнаруживаем там множество мелких вещичек сомнительной ценности и практической пригодности, начинаем разбирать и классифицировать эти залежи, и под наплывом воспоминаний, связанных с каждой вещицей, уплываем мыслями в свое прекрасное «далёко», которое было и прошло… А потом, навспоминавшись, а иногда и наплакавшись вдоволь, решительно закрываем дверцу волшебного шкафчика, хранящего наше прошлое, нас прежних, утешаясь мыслью «не в этот раз, когда-нибудь потом разберу», и четко осознавая, что никогда, никогда не разберешь, не тронешь, не выбросишь, не посмеешь выбросить все эти слепки твоей прежней жизни. Потому что, избавившись от них, ты потеряешь свою душу… Звучит пафосно и отдаёт цыганщиной… Фи!

Однако же… Жёлудь образца 1982 года, простой жёлудь, на котором мелко-мелко написано- «любимой»… Письмо, написанное моей рукой в 1974 или в 1975 году, обращенное к родителям, в котором я прошу их не ссориться друг с другом – «мамочка и папочка очень, очень вас прошу…» первая фраза и «я не могу больше так жить» последняя фраза. Засушенная роза из Паланги- память об отпуске… Серебряное колечко с фигуркой коровы. Хмм, крымское, помню, но в связи с чем? Не знаю, не важно. Одна золотая серёжка с изумрудиком– подарок бывшего мужа на 8 марта, сам скопил деньги, втайне от семейного бюджета. Вторая сережка была потеряна буквально через месяц, оказался слабый замок…

А в одежном шкафу висят платья, которые никогда уже не надеть, потому что или малы, или немодны. Но с этими платьями связаны целые истории, романы, сериалы, где ты, главная героиня, была любима или брошена, была счастлива или несчастлива когда-то, где-то… Этот проклятый зеленый бархатный пиджак, такой красивый, ты так мне шел! Как я ненавижу тебя и люблю…Сколько горя ты видел! Но и сколько счастья…

Зачем я храню эти вещи? Ведь я знаю, что это свидетельствует о моей глупой сентиментальности и презренной слабости. О том, что я недовольна теперешней жизнью и ищу счастья там, где его уже давно нет. А это контрпродуктивно. Женские штучки! Да, я слабая, да я просто женщина, да - это стыдно, да, да, да… Но я такая. И другой я уже не стану никогда…

***

А теперь «проискусство» 😊

Весенний день прошёл без дела

У неумытого окна:

Скучала за стеной и пела,

Как птица пленная, жена.

Я, не спеша, собрал бесстрастно

Воспоминанья и дела;

И стало беспощадно ясно:

Жизнь прошумела и ушла.

Ещё вернутся мысли, споры,

Но будет скучно и темно;

К чему спускать на окнах шторы?

День догорел в душе давно.

А. Блок. Март. 1909

Один из моих френдов с Фейсбука, Слава Фокк – художник в четвертом поколении из Краснодара. С детства его окружает творческая атмосфера - художественные мастерские, студии и творческие дачи.

Он довольно молод, 1976 года рождения. Учился в Репинском художественном училище, был отличником, его даже признали одним из самых ярких и лучших выпускников своего класса. В целом всё складывается удачно…

Но Краснодар — это не столица, и чтобы набраться нового опыта и расширить горизонты он решил переехать. Сначала в Москву, где он сотрудничает с галереей "ZERO". Его работы пользуются неизменным коммерческим успехом.

Он постоянно находился в поиске своего творческого стиля, вдохновляется художниками Ренессанса, голландскими мастерами, но его любимым художником был и остается Отто Дикс.

В возрасте 29 лет он уезжает в США. Там он также успешен, часто выставляется в галереях, его работы продаются. Но, все равно, чего-то не хватает… И он возвращается в Москву, где живет и сейчас, и снова работает с галереей "ZERO".

Такая вот биография.

Теперь о творчестве. Сначала его однозначно позиционировали, как сюрреалиста, искусство которого с изящными линиями и яркими красками вдохновлено стилем ар-деко, однако по словам художника , он исследует «аллюзии, парадоксальные и призрачные комбинации» в своих работах, используя в некоторых из них русский символизм, которым увлекся в свой первый московский период, «чтобы пробудить более глубокий смысл». Его работы геометричны и не переполнены деталями. На мой взгляд, они даже несколько минималистичны в формах и им используется ограниченная палитра. Что сближает его работы с современными декоративными направлениями.

Слава Фокк -автор серии женских портретов, выполненных в традициях авангардизма и сюрреализма. Утонченные женские фигуры с нарочито подчеркнутыми скулами, выразительным разрезом глаз, угловатой линией подбородка и ярким изгибом бровей – таков идеал Прекрасной Дамы в исполнении мастера.

Его Дама всегда то ли грустит, то ли скучает… Она отстранена от жизни вокруг нее, но чувствуется насыщенность ее эмоциональной жизни внутри. Прекрасная Дама Славы Фокка написана с некой ироничностью, что говорит о тонком чувстве юмора художника. В то же время сам художник, как бы со стороны наблюдая за своей героиней, эмоционально от нее отстранен. Он Наблюдатель и не более того…

Именно такое чувство и вызвали у меня его портреты, когда я делала короткий ролик под не менее ироничную Маленькую элегию Игоря Северянина 1909 года.

«Она на пальчиках привстала

И подарила губы мне.

Я целовал ее устало

В сырой осенней тишине.

И слезы капали беззвучно

В сырой осенней тишине.

Гас скучный день - и было скучно,

Как всё, что только не во сне».

Техника исполнения работ высока. Небогатая, но красиво подобранная винтажная цветовая палитра в стиле ретро и ар-деко. В целом, о картинах хочется сказать – «Стильно!». Так все, собственно, и говорят…

Однако не все так просто. Есть группа работ, которые лично мне нравятся гораздо боольше. Думаю, он появились именно в связи изысканиями художника среди позднего средневекового искусства голландских мастеров, в частности Ван-Эйка, а также живописи эпохи Возрождения.

Мягкий центральный внутренний свет в изысканной гармонии с окутывающими тенями.Плотная манера письма. Своеобразная техника, тщательность прорисовки, цвет и композиция дают ему возможность создавать интересную интерпретацию вневременных шедевров, которые преломляются через современное видение.

Эти картины пропитаны аристократизмом, стилем и вкусом. Чувствуется романтизм, который смешан с интеллектуальным воздухом.Присутствует монументализм и пластичность классического искусства в сочетании со стилистикой современного направления. Своеобразная эклектика заставляет запомнить его картины.

Иными словами, хотя Слава Фокк художник «не мой», хоть и сюрреалист, есть  особенности, которые обратили на себя мое внимание и запомнились… Быть может, запомнятся и вам…

«Психея, бабочка-душа,

Трепещет у плеча,

И черный клин карандаша,

Как острие меча,

Надрезал злые небеса,

Чтоб теплый дождь пошел.

Да будет здесь Эдемский сад!

И стало хорошо.

Лишь тонким шрамом у виска –

Неистребимая тоска.»