Ленинградец 1956 года рождения. Кандидат исторических наук (история раннего славянофильства). Автор монографии «Ап. Григорьев. Судьба и творчество» (1990 г.); доктор филологических наук; ведущий сотрудник Пушкинского Дома РАН (1982—2013).
Сергей Николаевич Носов работает в Ленинградском отделении Института русской литературы АН России.



* * *

Я жил не пошло
но жил хромая душой и даже телом
жил небольшими но серьёзными как хмурые дети
из несчастливых ненужных семей заботами
жил запущенными как нечёсаные волосы
спутанными мечтами
жил одноцветно
в своём прокуренном логове больного умственным
трудом
часто теряясь вечерами в толпе больших идей
шумной и недоброй
но
я не очень жалею о том
я не люблю празднично белых крыльев восторга
на которых парят по пустоте сказочно голубого неба
похожие на новогодние открытки юноши и девушки
противоположные несчастью настолько
насколько день чужд ночи
хотя
и меня укачивают иногда подходящие из-за угла
наслаждения
как убаюкивает гулящая мать своего заброшенного
ребёнка
а успокоив — бросает на всю ночь
тогда
я становлюсь похож на холодное утро
положившее голову на колени задумчивой тишины
и улыбающееся тихой улыбкой старого мальчика
нечаянной как непрошеная откровенность.



Постскриптум________________________

Фрагменты из статьи С. Носова «Литература и игра»*


Творчество Льва Толстого, Достоевского, искания русской классической литературы в целом были порывом к истинной жизни сквозь «мишуру» цивилизации, сквозь «суету» поддельного существования, в которое представлялось погруженным человечество. Притворство, выдуманные ценности, мир блестящих «фасадов» и пустой игры в жизнь — давние враги русской литературы, отвращение к которым ныне заметно выветривается.

В п р и д у м а н н о м уже не видят беды, игровой камуфляж реальности уже не воспринимается как нечто сомнительное, в литературе растёт склонность к развлекательности, укрепляется привычка «шутить» жизнью — играть в прекрасное и ужасное, развлекать и увлекать «игрушечным» миром, созидаемым прихотливо и целенаправленно.

Бегство от уныния — одно из стремлений нашей нынешней словесности, мало знакомое русской литературе прежних эпох. И естественно, что, убегая от уныния, литература становится не только веселее и игривее, но и развлекательнее — качество, давно уже ценимое в искусстве на Западе. Вместе с игрой в литературе утверждается и своего рода европеизация.

Когда классический российский романтик Ап. Григорьев воспевал в стихах «безумное счастье страданья», он утверждал не только алогизм души человеческой, но и открытость её миру, в котором жить — значит страдать, приятие этого мира вплоть до упоения его скорбью и болью. Григорьевское безоглядное чистосердечие как-то не прививается в современной литературе.

Игровая стихия искусства — это в некотором роде стихия светскости, нахлынувшая в эпоху цивилизации, призванная, как и сама цивилизация, облегчить человеческую жизнь, скрасить её горести и боли комфортом, как душевным, так и материальным. Игровая, художественной игрой проникнутая литература в первую очередь развлекательна, однако она и непроизвольно «наставительна», настраивает миропонимание её читателя и поклонника на свой лад — учит условному жизнеповедению, светскому отношению к дилеммам бытия, исключающему слишком жаркие страсти и слишком чистые чувства, которым не удержаться на «трезвой» плоскости неидеальной земной жизни. Разрастание игрового начала в нынешней отечественной литературе — знак духовного приятия современной европейской цивилизиции, её мощи и её немощи. Не стоит всё-таки обольщаться чарами игры безоглядно — истины она на своих лёгких крыльях не приносит.

_________________________
* Новый мир. 1992. № 2. С. 232–236.

#СергейНосов #АлександрВасинМакаров #АнтологиярусскоголиризмаХХвек #студияАлександраВасинаМакарова #русскаяпоэзия #русскийлиризм