20 декабря 2021 года отмечает своё 70-летие
Виктор Глебович ВЕРСТАКОВ
(Род. 20 декабря 1951 г.)
Поздравляем!

Сын офицера-фронтовика. Родился в 1951 году в Белоруссии (посёлок Ветрено Витебской области). Школу в Шуе окончил досрочно, сдавал экзамены экстерном. После двух лет учёбы в МАИ ушёл из института и поступил в Военную академию им. Дзержинского.
Получив офицерское звание, служил на инженерных должностях, параллельно продолжая литературную работу. (Первый сборник стихов вышел у В. Верстакова ещё в курсантские годы.) По приглашению стал спецкором военного отдела «Правды». Участвовал в военных операциях в Афганистане и Чечне. Награждён орденом «Знак Почёта» и медалью «За боевые заслуги».
Руководил Военно-художественной студией писателей.
Полковник запаса Виктор Глебович Верстаков — автор известных песен, многих книг стихов, лауреат литературных премий им. Б. Полевого и А. Твардовского и др. член Правления СП России.
В столице старается быть пореже.


* * *

Под северным небом
родился и жил,
российской речушкою вспоен,
вдали от Отчизны ты ей послужил,
всемирного равенства воин.

Нет горя чужого для русских сердец,
у нас не такие истоки!
Об этом в Европе поведал отец,
и ты подтвердил на Востоке.


* * *

Последний батальон уходит из Кабула,
На взлётной полосе гудит последний «Ил»,
Дымами дизелей дорогу затянуло.
Прощай, Афганистан, который я любил.

Война была войной, не лучше и не хуже,
Чем тысячи других в иные времена,
В пустынях жгла жарой, в горах губила стужей
И девять с лишним лет стреляла в нас она.

С лихвой оплачен долг интернациональный,
Не посрамили мы Советскую страну.
И всё же иногда оглянемся печально
На брошенный Кабул, предчувствуя вину.

Оставили друзей наедине с врагами,
Оставили врагов с судьбой наедине.
Одни убьют других, потом погибнут сами
На недобитой нами горестной войне.

Последняя колонна от аэродрома
Идет на Чарикар, и дальше — на Джабаль.
Перемахнём Саланг и завтра будем дома...
Прощай, Афганистан, которого мне жаль.


УРУС-МАРТАН

Белый снег в Урус-Мартане,
В белом инее броня.
И как будто на экране —
Дым столбом средь бела дня.

По окраинному дому
Отработал вертолёт.
Встав из снега, «Ми-восьмому»
Салютует русский взвод.

Понапрасну позабыли
Ичкерийские бойцы,
Как опасно жить в могиле,
Что копали их отцы.

Да, селенье в переводе
«Погребенье русских», но
Русский с места не уходит,
Если памятно оно.

Здесь наш предок похоронен,
Мы в ответе перед ним.
Ничего не провороним.
Никого не предадим.


В КОРОТКУЮ ПЕСНЮ НЕ ВЕРЬТЕ *

От боя до боя не долго,
не коротко, лишь бы не вспять.
А что нам терять, кроме долга?
Нам нечего больше терять.

И пусть на пространствах державы
весь фронт наш — незримая пядь.
А что нам терять, кроме славы?
Нам нечего больше терять.

Пилотки и волосы серы,
но выбилась белая прядь.
А что нам терять, кроме веры?
Нам нечего больше терять.

Звезда из некрашеной жести
восходит над нами опять.
А что нам терять, кроме чести?
Нам нечего больше терять.

В короткую песню не верьте,
нам вечная песня под стать.
Ведь что нам терять, кроме смерти?
Нам нечего больше терять.
__________________
* Песня. Музыка автора.


* * *

В углу Ставропольского края
Граница видна из окна.
Не думали мы, что вторая
Кавказская будет война.

Разбили французов и немцев.
Откуда же эта напасть —
Средь вновь одичавших чеченцев
Внедрять несоветскую власть?

Священные горы Кавказа
Уныло торчат в облаках.
Нет правды в кремлёвских указах,
Нет ярости в русских штыках.

За новое тысячелетье
Под выстрелы выпьем до дна:
Ведь там, впереди, ещё третья,
Уже мировая война.

ЛЮБИМОЙ

Зачем же ты, глупая, плачешь во сне
И видишь нерусские лица?
Пока я воюю в далёкой Чечне,
С тобой ничего не случится.
Беда не придёт в наш родной городок,
Я это тебе обещаю.
За слёзы твои, за измятый платок
Я здесь никого не прощаю.
А после войны я друзей созову
И свадьбу с тобою сыграю,
И целую жизнь на земле проживу.
За это я здесь умираю.


* * *

Свои своих из-под брони косили.
Не хочется ни верить, ни служить.
И всё же без Москвы жила Россия,
Без армии России не прожить.

Виновные ответят поименно
За пулемётно-пушечный расстрел.
Но наши офицерские погоны
Господь ещё снимать нам не велел.

И пусть неувядаемым позором
Придворные овеялись полки, —
Есть в армии законы, по которым
Грехи смывают сами штрафники.

Отныне не кричат «Москва за нами!»,
Но, стиснув зубы, верят под огнём,
Что русское простреленное знамя
Мы всё-таки поднимем над Кремлем.


ОФИЦЕРСКИЙ РОМАНС

Были когда-то и мы офицеры —
Бражники, ратники, юность Руси,
Пленники чести, хранители веры,
Взгляды любви обходя на рыси.

Бальные залы, полтавские хаты,
Блеск эполет и зловоние ран.
Перед Отечеством не виноватый,
Перед любовью винись, капитан.

Были когда-то и мы офицеры
Первой на свете всемирной войны,
В серых шинелях в Галиции серой
В серых фуражках поверх седины.

Сумрак землянок, траншейная глина,
Сёстры походных госпиталей.
Перед Россией ни в чём неповинный,
Перед разлукой сестру пожалей.

Были когда-то и мы офицеры —
Белая сила, Христовая рать.
В полную меру, в последнюю меру
Счастье испить и навек потерять.

Бьёт артиллерия в купол церковный,
Не устоять тебе, Спас-на-Крови.
Воинским чином пред жизнью виновный,
Спой, капитан, о последней любви.

Были когда-то и мы офицеры,
Давние раны украдкой леча...
Цифры 14-й — 41-й
Перевернула эпоха сплеча.

Рвутся фронты, как лежалые нити,
И не в Галиции — возле Москвы.
Перед женой, капитан, повинитесь,
Перед Россией останьтесь правы.

Были когда-то и мы офицеры,
Верные долгу в неверном пути,
На искалеченных склонах Панджера
Кровью своею писали «прости».

Свой ли, чужой грянет выстрел итогом —
Не прояснят ни устав, ни Коран.
Перед Любовью, Отчизной и Богом
Вы не виновны ещё, капитан.

Были вчера ещё мы офицеры,
Пасынки некогда отчей страны,
В горной Чечне выжигая пещеры
Пламенем новой Кавказской войны.

Нас предавали и нас поносили,
Слева измена и справа обман.
Но если вновь возродится Россия,
Может быть, вспомнят и нас, капитан.


* * *

Слева кресты и справа,
А впереди — война.
Много нас у Державы.
Держава у нас одна.

Смерть не труднее жизни,
Если в бою она.
Много нас у Отчизны.
Отчизна у нас одна.

Как впереди красивы
Русские времена!
Много нас у России.
Россия у нас одна.


* * *

Порабощая тело духу,
Избрав нетленные пути,
Сумей и смуту, и разруху,
И Божий гнев перенести.

Век суетен, сердца жестоки,
Добро не побеждает зла.
Грядут кровавые уроки,
Бьют смертные колокола.

Пусть человеческая слава
Прельстила грешные сердца,
И ослабевшая Держава
Не чтит героя и творца, —
Но до окраины Вселенной
Лежит — его не зачеркнуть —
Твой офицерский, твой военный,
Твой жертвенный и грозный путь.


РУССКОЕ МОРЕ *

Нам опять уходить в наше Русское море
из неправой страны, что Отчизной была.
Нам опять поднимать в одиноком просторе
на грот-стеньгах несдавшиеся вымпела.

Нам опять вспоминать скалы русского Крыма,
Севастопольский рейд и Малахов курган.
Нам опять объяснять то, что необъяснимо,
и сквозь слёзы глядеть в Мировой океан.

Вот когда мы поймём наших прадедов горе.
Спорить с волею Божьей и мы не смогли.
Раз в три четверти века по Русскому морю
из России уходят её корабли.
__________________
* Песня. Музыка автора.


* * *

Отец, я тебя не забуду.
Прости мне до срока вину,
Что я не сберёг от Иуды
Великую нашу страну.

На кладбище Шуйском старинном
Над нашей родною рекой
Прости согрешившему сыну,
Что не уберёг твой покой.

В боях на Востоке и Юге
И я не боялся огня.
Но в жизненном замкнутом круге
Враги обманули меня.

Не жду ни подмоги, ни чуда,
Прости лишь до срока вину.
Отец, я тебя не забуду.
Отец, я верну нам страну.


ВОЙСКА НЕБЕСНОЙ ОБОРОНЫ

Святая Русская держава
В кровавый дым погружена.
Её поруганная слава
Земному взгляду не видна.

Исполосованы знамёна.
Но над изменой и враньём
Войска небесной обороны
Ещё глядят за окоём.

Дом Богородицы, Россия,
Твои поля и города,
Враждебной отданные силе,
Горят от боли и стыда.

Полки, бригады, батальоны
Отгородились от своих.
Войска небесной обороны
Одни за мёртвых и живых.

И по невидимому следу,
Не преклоняя головы,
Святые ратники победы
Сойдут из вольной синевы.

И беззаконные законы
Не одолеют Русь, пока
Над нею держат оборону
Её небесные войска.


ПОСЛЕ ПАСХИ

Май. Засыпанный снегом балкон.
Непогода. Безвременье. Скука.
С колокольни доносится звон,
В нём пасхальная радость и мука.
Неужели и я постарел,
Ни безумства не будет, ни счастья?
Неужели весь мир отсырел,
Как забор перед воинской частью?

Снежный ветер в берёзах свистит.
Не припомню печальнее мая.
— Бог поймёт, — говорю, — Бог простит. —
Но поймёт и простит ли? Не знаю.


* * *

Иногда от мелочи —
слёзы на глазах.
Похудели девочки
в русских городках.
Солнечные зайчики
блекнут на штыках.
Похудели мальчики
в боевых полках.

Мальчики и девочки,
дочки, сыновья.
Разве это мелочи,
Родина моя?

19.01.1999



#ВикторВерстаков, #антологиярусскоголиризмаххвек, #студияАлександраВасинаМакарова, #АлександрВасинМакаров, #русскийлиризм, #русскаяпоэзия,