В 1471 году Сикст IV подарил Риму свою коллекцию антиков: её выставили на Капитолийском холме. Так родился первый музей в Европе, и это можно считать основанием Ватиканских музеев. В декабре того же года начали строить здание для папской библиотеки, и в 1480 году она была торжественно открыта. Первым её хранителем стал известный в своё время гуманист Платина, а стены её расписали флорентиец Доменико Гирландайо и умбриец Мелоццо да Форли. Фреска последнего, изображающая открытие библиотеки, позднее была перенесена на холст и ныне украшает собрание Пинакотеки. В 1506 году понтифик Юлий Второй приобрёл найденную в том же году скульптурную группу Лаокон и выставил её для публичного осмотра. Музеи насчитывают 54 галереи, или зала, среди которых Сикстинская капелла является последней.

Весь Ватикан обнесён стенами и занимает территорию 20 гектар с населением 1000 человек.

Формирование ватиканских коллекций происходило параллельно с возвышением авторитета и мощи папской власти. В XV столетии главой католического мира стал папа Николай V (1447-1455), первый из понтификов, разделявший идеи ренессансного гуманизма. Он был поклонником античного искусства и стремился восстановить и украсить Рим.

Музеи Ватикана состоят из Этрусского музея, Галереи географических карт, папской библиотеки, апартаментов Борджия, Христианского музея папы Пия, Египетского музея, Пинакотеки, Станций Рафаэля, Лоджий Рафаэля, капеллы Сикстинской, etc. По посещаемости музеи Ватикана занимают пятое место, Эрмитаж - тринадцатое место (согласно ВикипедиИ).

Сикстинская капелла была построена (1481 г.) во времена понтификата Сикста Четвёртого и была домовой церковью в Ватикане. Архитектор Баччо Понтелли. Высота капеллы - восемнадцать метров. В капелле проводят только самые значимые церемонии и службы, в том числе здесь собирается конклав для выбора понтифика. Первый “сикстинский” конклав собрался в 1492 году, на нём папой был избран Александр Шестой.

Сикстинская капелла расположена почти в самом центре Ватикана, в месте, наиболее удобном для самих обитателей города-государства, но и удобном для посещения туристами. Капелла соединена крытыми переходами с остальными музеями и дворцами.

На стенах капеллы – фрески Боттичелли, Гирландайо, Россели, Перуджино, Синьорелли, Пинтуриккьо. И конечно же гения Ренессанса – Микеланджело Буонарроти. Фактически люди посещают капеллу только из-за фресок Микеланджело Буонарроти. Главным среди художников был Сандро Боттичели (“Бочонок”), которого на эту должность назначил сам папа Сикст Четвёртый. Всего мастерами было создано двенадцать фресок, кроме алтарной стены и плафона. Все фрески посвящены только библейским сюжетам. Ровно половина из них рассказывает о жизни Моисей, а другая половина – о жизни Иисуса. Все художники были мастерами своего дела: другие и не могли работать на первосвященника.

Внутри прямоугольный зал разделён мраморной решёткой, выполненной Мино да Фьёзоле и Джованни Далмата.

Нижнюю часть боковых стен украшают шпалеры из жизни Петра и Павла фламандской работы. Выполнены шпалеры в Брюсселе в мастерской Питера ванн Эльста по заказу первосвященника Льва Десятого. Рисунки к шпалерам выполнил Рафаэль Санти.

В 1980 году началась реставрация росписи капеллы и продолжалась двенадцать лет. Заметим, что для создания росписи Сикстинской капеллы Микеланджело понадобилось втрое меньше времени. Реставраторы удалили пыль и копоть, покрывшие потолок за пятьсот лет, и теперь фрески можно видеть во всём первоначальном блеске, такими, какими задумал их художник. Прежде довольно тёмные, фрески преобразились, заиграли яркими красками. Впрочем, многие искусствоведы критически относятся к результатам реставрации, утверждая, что вместе с грязью был удалён и верхний слой росписи.

Обидеть художника легко. На фреске Микеланджело “Страшный суд” возмездие настигает не только грешников, но и тех, кто раздражал маэстро.

Микеланджело работал над фреской в то время, когда католическая церковь переживала смутные времена. Тревожные мысли одолевали и самого художника. Если роспись плафона Сикстинской капеллы излучает гармонию и покой, то напряжённый динамизм “Страшного суда” полон трагизма и смятения.

Расписать алтарную стену предложил папа Климент Седьмой из фамилии Медичи (1478-1534). Поначалу Микеланджело отнёсся к этой идее без воодушевления, но постепенно увлёкся ею.

Легко и радостно творилось бы художнику, когда б не нетерпеливый заказчик. Синьор Буонарроти, всегда предпочитавший скульптуру живописи, стремился первым закончить гробницу римского папы Юлия Второго, однако новый понтифик Павел Третий настаивал, чтобы маэстро как можно скорее принялся за фреску с изображением Страшного суда для Сикстинской капеллы. Микеланджело помнил, как почти четверть века назад проклинал всё на свете, когда расписывал в том же помещении капеллы потолок, балансируя на шатких лесах в неудобной позе, отчего нестерпимо болела спина. И вот опять то же самое.

Однако заказчик – это полбеды: следом приходят критики. Не успел Микеланджело написать роспись, как посыпались нарекания: обнажённым телам не место на фресках часовни. Между тем, по мнению академика Лихачёва, художник следовал догме, что в конце времён живые и воскресшие из мёртвых получат нетленные духовные тела.

Хуже критиков только официальная цензура. На Тридентском соборе (1545-1563 годов) церковные иерархи осудили вольности в религиозной живописи. “Страшный суд” хотели даже уничтожить (в 1596 году понтифик Климент Восьмой повелел сбить всю фреску, и только заступничество художников из римской Академии святого Луки предотвратило это преступление). Римскому папе Павлу Четвёртому, годы понтификата с 1555 по 1559, ужасно не понравились обнажённые туловища на фреске Микеланджело “Страшный суд”, и он направил к маэстро своих людей с повелением их переделать. “Скажите папе, - с гордостью ответил синьор Буонарроти, - пусть он вместо того, чтобы исправлять мою фреску, займётся исправлением нравов духовенства”. Сразу же после смерти (1564) Микеланджело тела на его фреске начали “прикрывать” написанными поверх драпировками. С цензурой маэстро ничего поделать не мог, но кое-кому из недоброжелателей “дать сдачи” на свой манер всё же успел.

Фреска Микеланджело на алтарной стене Сикстинской капеллы в Ватикане. Художник работал над фреской четыре года - с 1536 по 1541. Синьор Вазари писал, что поговаривали, что папа Павел Третий, последний великий понтифик Ренессанса, впервые увидев “Страшный суд” безмолвно упал на колени перед фреской.

3-Минос. Обвитое змеёй туловище Миноса, судьи подземного царства, ассоциируется с дантовским “Адом”. Этот образ Художник позаимствовал у Данте Алигьери у его “Божественной комедии”. Художник нарочно придал демону портретное сходство с его первым хулителем, папским церемониймейстером Бьяджо да Чезена. Тот заявил папе Павлу Третьему, что эта фреска с непристойно обнажёнными телами годится не для капеллы понтифика, а разве, что для общественных бань.

1-Гневный Христос. Христос Микеланджело лишён благостного величия Высшего Судии. Безбородый, атлетически сложенный, он похож на древнегреческую статую – за не каноничность Микеланджело критиковали современники, однако античная красота всегда была для художника божественным идеалом. Его грозный образ исполнен безграничной яростной силы. Вскинутой левой рукой он возносит праведников, движением правой неумолимо отказывает грешникам в спасении их душ. Художник решительно порывает с традиционной интерпретацией темы и образа. Возможно сам сюжет о Христе, раздающим грешникам заслуженные кары, навёл Художника на мысль наказать своих обидчиков прямо на фреске.

2-Грешники. Святая Екатерина Александрийская. Художник творчески переосмысливает традиционные символы. Например, святая Екатерина находит новое применение своему атрибуту – колесу, на котором её казнили: размахивая им, она низвергает грешников. Расторопные бесы увлекают их в преисподнюю. Со святой Екатерины начинается “одевание” фигур на фреске. В 1565 году ученику маэстро Даниеле да Вольтерра поручили прикрыть наготу девы и изменить позу стоящего за ней святого Власия. Вольтерра “отомстило” общественное мнение: с тех пор его называют ”ilBraghetone” – “рисовальщик штанов”. В 1993 году во время реставрации некоторые одежды ilBraghetone были удалены; кое что оставили, как имеющие место быть в истории искусства.

4- Святой Варфоломей. По мнению некоторых исследователей, персонаж, в качестве атрибутов держащий нож и человеческую кожу с портретом Микеланджело, не случайно похож на философа Пьетро Аретино. Пока художник работал над фреской, философ докучал ему, пытаясь навязать свою трактовку сюжета. Уже после того, как “Страшный суд” был готов, Аретино присоединился к травле Микеланджело за “обнажёнку”, не смотря на то, что и сам сочинял порнографические сонеты.

5- Апостол Пётр. Он держит ключи от врат неба и ада – символ делегированных Богом святому Петру и его приемникам, папам римским, полномочий. У Микеланджело нагой, лишённый полномочий святой возвращает ключи Христу. Это намёк понтификам, что их власть преходяща и на самом деле им не принадлежит. Некоторые искусствоведы считают, что маэстро придал святому портретное сходство с понтификом Павлом Третьим.

6- Автопортрет. Святой Варфоломей в левой руке держит свою кожу, которую с него заживо содрали язычники, гонители первых христиан. В правой руке нож мясника, орудие своей казни. Своё, искажённое страданиями, лицо Микеланджело изобразил на содранной коже Варфоломея в качестве немого упрёка всем повинным в душевных и физических мучениях художника.

7-Юноша. Крупнейший советский искусствовед В. Н. Лазарев предположил, что Микеланджело изобразил здесь своего ученика Франческо Амадори по прозвищу Урбино. Художник “задвинул” его за спину святого Варфоломея, досадуя, что участки фрески, выполненные недостаточно талантливым подручным, делают её не совершенной

14- Поздние дополнёния. Орудия страстей Христовых в люнетах Микеланджело дописал позднее, когда выяснилось, что для исполнения замысла художнику нужна вся поверхность стены. Пришлось даже уничтожить фрески Перуджино.

8- Харон. Харон, который перевозит грешников через Стикс, реку забвения, наводит ужос. Он отгоняет веслом обречённых на адские муки. В этом образе отразились средневековые представления о смерти и воздаянии за грехи и мотивы дантовского “Ада”.

9- Восставшие из могил. Слева изображены мертвецы, пробуждающиеся от звуков труб, которыми семь ангелов (10) возвещают о Страшном суде. Мертвецы восстают из могил и устремляются в небеса – одни легко, другие – с огромными усилиями, цепляясь за протянутые им руки.

11 - Внутренний круг. Христос окружён святыми, патриархами, пророками и сивиллами, которые взирают на него в смятении и ужасе. Стоящая справа от Иисуса дева Мария (12), заступница грешников, кажется, хочет укрыться от сына, вершащего грозный суд.

13-Книги судеб. Два ангела держат книги с именами тех, кто обрёл вечное спасение на муки ада.

Создание “Страшного суда” заняло свыше пяти лет – больше, чем роспись плафона Сикстинской капеллы. Фреска Микеланджело была написана поверх росписи Перуджино. В капелле пришлось заделать оконные проёмы, что изменило и освещение, и восприятие других фресок.

Фреска поражает монументальностью и размахом. На ней запечатлены четыре сотни фигур в разнообразных, ни разу не повторяющихся позах. Художник намеренно меняет пропорции и масштабы, и придаёт окружающему пространству странные полу фантастические приметы. Сцена проникнута мрачным настроением, и даже у тех, кто обрёл спасение души задумчиво-угрюмые лица: zахваченные вихрем отчаяния, тревоги и гнева праведники неотличимы от грешников.

За Сикстинскую капеллу римский понтифик Юлий Юлий Второй заплатил маэстро 43 тыс. скудо. На краску из этих денег художник истратил 25 тыс. скудо. Скудо - денежная единица средневековой Италии.

Микеланджело Буанарроти (1475-1564). Работа кисти Марчелло Веснути (1535). Синьор Буанарроти - крупнейший мастер эпохи Высоко Возрождения и раннего барокко. Его произведения читались наивысшими достижениями искусства Ренессанса ещё при жизни самого Маэстро. Микеланджело отличался своевольным, вспыльчивым нравом и трудно ладил с людьми. К концу жизни он всё больше терзался сознанием греховности человека и собственным несовершенством. Маэстро был глубоко верующим человеком, религия служила ему источником вдохновения. Последние двадцать лет он руководил разработкой и возведением собора Святого Петра.

Тем, кто заинтересовался творчеством и биографией гения Возрождения, рекомендуем для чтения книгу "Муки и радости" американского писателя и драматурга Ирвинга Стоуна.