Родился Иван Егорович Селиванов в деревушке Васильевской, что на берегу реки Ваги (приток Северной Двины). Отец умер рано. Подрабатывал пастухом, получая три пуда ржи за лето. В 16 лет уехал из дому, много странствовал по России в поисках работы: Архангельская область — Мурманск — Котлас — Вятка — Свердловск — Орел — Карелия — Ленинград... Основная профессия, наследная, — печник, но работал и плотником, трубочистом, штукатуром, путейным обходчиком... В войну был эвакуирован в Сибирь, прижился в Прокопьевске, здесь начал рисовать. В 1946 году одна его картина попала в Москву, в Комитет по делам искусства, после чего И. Е. Селиванов стал учеником заочных курсов живописи, а с 1960 года — ЗНУИ*. («Ваша наука отлетает от меня, как от стенки горох...»**)
Его картины «широкий зритель» мог видеть в фильме «Серафим Полубес и другие жители Земли». Участник множества союзных и зарубежных художественных выставок, вошёл во «Всемирную энциклопедию «наивного» искусства», выпущенную в Югославии. При этом жил впроголодь, умер в доме престарелых.
«Я — мужик, который пишет картины между хозяйственных делов».
В 1990 году стараниями Н. Катаевой, Ю. Аксёнова и др. увидела свет замечательная книга И. Е. Селиванова «И была жизнь... Дневники. Письма. Картины», фрагменты из которой мы с благодарностью помещаем в «Антологии русского лиризма».
________________________________________
* Заочный народный университет искусств.
** Из письма И. Е. Селиванова преподавателю ЗНУИ.




* * *

Я рождён своей мамушкой Татьяной Егоровной не для больших денег, не для роскошной жизни, а просто для жизни, как всякое живое существо в природе. Воспитывался среди нищенского сословия. Вся моя жизнь, весь мой труд прошли задарма, а зачем — я не знаю. Неужели найдутся такие люди, проглотят мой труд, как жадный крокодил, или выбросят? Будущие поколения таких людей не похвалят * .


* * *
Я бродил и скитался чуть не по всей стране. Питался нищенскими кусками; если бы не Христос и его имя, может, меня бы и не было. Спал где придётся: в холодных сараях, у забора, на кладбище. Богатые ночевать не пускали, это бедный бедного всегда поддержит, а богатый — никогда. Тогда же первым делом направился в Онегу, хотел устроиться на какой-нибудь лесопильный завод, но нигде меня не взяли в силу процветавшей в стране безработицы. Так, пришел к одному начальнику наниматься, а он говорит: «Нам нужны специалисты, а ты специальности не имеешь, нам такие рабочие не нужны». Что я мог ответить начальнику в свои молодые годы? Общественной жизни — из чего она состоит, на какие средства существует — я тогда не понимал, в производительных силах не разбирался. Понял только одно — ненужный я человек.
В молодые годы чувства подсказывали мне: вы должны быть настоящим человеком. Тогда я отвечал сам себе: надо за что-то взяться, попробовать и испытать, что из меня может получиться. Одни чувства говорили мне: вы должны быть большим литератором, только нужно изучать писателей, независимо от фамилий и образов, ими созданных. Другие говорили: попробуй быть художником. Вот по этим последним чувствам я и начал заниматься художеством.


* * *

Мы любим свет и землю, мы любим свод небес и солнце. Теплоту и солнечную погоду, ещё мы любим чистый воздух, дождь. Это наша жизнь, от этого рождено всё живое, что окружает нас! Все радости воспринимаем мы от природы, когда наш труд вознаграждается плодами от земли.
Я долго лежал на теплой земле. Воздух в окружении меня был благоприятный, как бы отдавало тёплой влагой. Тишина, даже не слышно никакого звука певчей птички, кукареканья петуха или кукования бездомной кукушки. Лежу, смотрю в небо, которое стоит в моих глазах полусинее.

День четверг, 23 апреля 1981 года.


* * *

На воле погода ежеминутно меняется, небо меняет цветовую гамму. Сегодня с утра погода была серовата, солнечные лучи перемежались с сизовато-желтоватыми облаками. На воле стояла тишина. Передо мной раскинулось безлюдное поле, как скатерть. Сухой воздух окутывал его поверхность. Земля имела бледно-серый вид, дышать было неважно. На поверхности не видно ни дорожек, ни тропинок. Люди ходили по бездорожью. Поле имело вид мертвоты.

День пятница, 16 июля 1982 года.

* * *

На левой руке дороги, на зелёной лощине-поляне ходит замечательная сивая кобылица с дитёнком. Таких лошадей мне приходилось мало видеть в своей жизни. Всё дышит. Природа ликует, обнимает меня. Куда же податься, чтобы успокоилась моя душа?!.

День вторник, 24 августа 1982 года.

* * *

Эта женщина, молодая, интересная по фигуре, посмотрела на меня своими серыми магнитными глазами и улыбнулась. Я подумал: что-то таит она в молодой душе. Душа человека — это нераскрываемый бумажник, её не раскроешь, как ящик-сундук. Посмотреть в душу другому человеку невозможно. Я отвернулся от женщины, собираюсь уйти. Вдруг замечаю — лицо у неё изменяется, и на глазах её серых-магнитных выступают чуточные капельки-слезинки. Вот-вот заплачет-зарыдает…

День четверг, 7 мая 1981 года.

* * *

Как быстро изменяется человек? Так быстро изменяется и образ природы. У меня заволновалось сердце. Размышляю: как жизнь хороша, ликует передо мною природа. Слёзы текут из глаз моих ручейком, обнимает меня седая природа. В грудь мою точно как бы кто-то стучит молотком. Кто-то приходит ко мне на пригорок и спрашивает: «Что же ты плачешь здесь, старина?!» — «Я не плачу, а слёзы текут сами невольно из глаз моих серых, не стесняясь идущих мимо меня людей. Такая уж жизнь создалась для меня хорошая. Так я, наверное, построил её сам для себя».

День пятница, 6 марта 1981 года.

* * *

Любил я милую задушевную жену свою Варюшу, которой нет давно на свете. А она у меня всё стоит в глазах, как живая. Пришёл я однажды на кладбище к могиле жены любимой Варюши. Смотрю, на этом месте, на её могиле, другой крест стоит. Видно, пьяные мужики копали новую могилу на её месте. Обрисовать словами я не могу, кистью невозможно. Одно воспоминание осталось у меня о моей Варюше. Всех принимает земля сыра без слов и без разбора. Не минует время и меня. Откуда всё произрастает, откуда всё берётся? Зачем же всё произрастает и умирает?


* * *

Зачем страдает душа моя и сердце вечно? Зачем народила меня моя мать на страдания Татьянка?..
Обрисовать картину родины словами всю мне невозможно-трудно. Родина моя не так красива — грустна была мне с детства. Бродил, скитался я по ней, и часто умывался я слезами. Порой голодный спал в избе холодной с родимой мамушкой родной. Грызёт тоска душу и сердце...



МЫСЛИ О ТВОРЧЕСТВЕ

Видел работу Клода Монэ и сравнивал с ним портретные работы (мои).

О Боге: «Идиёт, кто в него не верит. Бог — опыт народный».

Пишу, когда во мне ликует природа.

Жизнь ежедневно в глубь времени уходит. Вчера я был моложе и покрепче. Сегодня я постарше и послабже. Так жизнь, считай, моя ушла, но всё равно прожита жизнь моя.

День понедельник, 14 декабря 1981 года.


Человек рождается не сам собою, он приходит в этот мир по какой-то никому не известной причине, и он связан со всем живым.



ЗАВЕТНЫЕ МЫСЛИ ХУДОЖНИКА

Человек нарождается на свет нежданно-негаданно, как и всякое живое существо. Ради чего он живёт? Ради того, чтобы поесть, одеться, обуться? Или ради какого-то душевного взаимопонимания, отчего и появляется любовь?

Учёные не знают, из каких океан-морских водных глубин выбрасываются ураганы... Учёный тайны не докажет: откуда, как берётся огромная сила океана? Он тайны дна океанов и морей не познал, а также водные секреты не изучил. А откуда сила океан-моря в душе у человека берется?*

Хорошие отношения, когда каждый знает, что другой не покинет его. Это и есть любовь.


* * *

Кто не испытал душевной тяжести в своей юности, тот не понимает, что такое Родина и сама человеческая жизнь...


* * *

Хожу на воле, по просторам, подошёл к одной пропасти, стою, мечтаю-мыслю, что за яма, конца и края нет у ней, дна совсем не видно, и если край обвалится, тут моя могила. Отвернулся, плюнул и пошёл не знаю куда. Иду, мечтаю, не знаю про что. Вот каменный уголь передо мной. Таскают люди этот уголь. Хотя бы совесть поимели, оставили бы мне немножко! Пока мечтал и размышлял, смотрю — угля не стало.


* * *

Хорошее мне видеть-то мало приходилось, а не то чтобы иметь. Хорошее добывается деловыми людьми-мастерами, учёными. Наша братва-простонародье, которая не имеет ни мастерства, ни образованности, бродит, живёт на земле, как неприкаянная. Добрые люди в нас, можно сказать, не нуждаются, а если нуждаются, то как в существах для эксплуатации. Плохо, что мастера и учёные обижают простолюдинов.

День понедельник, 8 июня 1981 года.

* * *
Никогда ни от кого я помощи не ждал — ни большой, ни маленькой. Считаю, что подобны мне люди чуть не все нищи. Еле дышим — от аванса до получки. Не умеем работать на «отлично», поэтому по-нищенски живём. В этом и гвоздь забит. Как познанья найти в труде?

День воскресенье, 16 января 1983 года.

* * *

Добрых людей приходилось встречать. Помню женщину в Архангельске. Это время — была ю н о ш е с т ь моя. Всё же не испарилось из памяти моей всё хорошее! Сколько бы я себя и прочих людей ни изучал, глубины жизни не измерил. Бродил среди чужих людей, как безпутный. Чего искал, что нашёл? Ничего... Смутны годы были! Знать, судьба моя такая: быть холодным, быть голодным, спать где попало, как придётся.

День воскресенье, 22 ноября 1981 года.

* * *

Главным в человеке считаю умение создать такой дом, чтобы были в нём тепло, уют и всегда была пища на столе.


* * *

Направился через широкое поле по бездорожью к большому селению. Оно стояло в низине между полем и мелким лиственным лесом. Вблизи селения и леса виднелась зелень. В глазах моих отражалась красота этой природы. Перехожу поле, мечтаю: надо побродить по селению, пособирать кусочков. Нищим быть святое дело: кто подаст, кто откажет, а кто со злости, от дикой мысли по шее даст или пнёт. Терпи, на это ты и нищий.

День среда, 15 апреля 1981 года.

* * *

Подхожу к столярной мастерской, на меня глядит лошадь каряя молодая. Ростом небольшая, у неё глаза пронзительны, что-то хотят мне сказать... Красотой своей она льстит моим глазам. Люблю я карих лошадей с юных лет. Они как бы отмечены особой магией своей.

* * *

Обожаю диких животных. Наверное, такой инстинкт в моей голове.


* * *

Откуда-то прибежала желто-серая собака молодая, поглядела мне в глаза, что-то хотела сказать. Я тоже посмотрел ей в глаза, заметил, что один глаз у неё искусственный. Так мы ни о чём и не поговорили.


* * *

Видел большой портрет какого-то мужчины. Уходя из этого помещения, повстречал высокую светло-рыжую лошадь. Дороги больше не было, проходить нужно было рядом с ней. Когда я поравнялся с лошадью, она мне сказала: «Здравствуй, Иван Егорович». Я был встревожен и удивлён.

День среда, 2 июня 1982 года.

* * *

Подошёл ненароком, случайно, на берег морской скалистый-высокий. Ликует морская природа: водные глади широки. Над морем чуть видно вдалеке белое пятно. Долго сидел на берегу высоком, на камне, существующем века. Меняется природа морская. О! Боже, боже, какое же широкое море, какая же природа над широким морем! Одна видна гора, огромная гора! Море ты, море, гордишься красотой ты, как ясный сокол в небе. Манишь меня к своим берегам, как девка с магнитными глазами тянет парня в летнюю пору красы своей.

День суббота, 15 декабря 1979 года.

* * *

Каждый рассматривает другого человека по своему понятию. Что ни голова — так ум. А тактика ума у каждого своя. Это не секрет. Запомните: у людей, совершающих полезный труд, секретов не может быть. Секреты, в частности, разводят такие люди: бандиты, воры, проститутки.

18 декабря 1977 года.

* * *

Я только что из деревни, окунулся в большой губернский город. В поисках счастья. Счастье — где ты есть? Почему ко мне не подходишь, иль ты боишься меня? Все мои мечты и помыслы: подойди же, счастье, ко мне. Хотя бы мне увидеть вас в лицо — ваш образ. Может, я бы с тобой подружился, и обнял бы тебя, и расцеловал бы тебя, а ты всё же боишься меня. Ты, счастье, — человек всеобъемлющий, всезнающий.


* * *

Иду по извилистой дороге в незнакомых местах. Куда иду, зачем и что ищу?.. На горизонте — синева небес, и лес дремучий впирается в глаза мои. Мозги от старости тупеют каждую минуту, ведут они меня куда? Ведь я не знаю...
Боже ты, Боже, зачем я страдаю!!! Чего я ищу в природе, в которой живу на белом свете? Гнусть безпокоит, грязь и вошь заедают порою-временем. Вершин благополучия я не вижу. Всё овеяно тьмой! Непонятным кошмаром!!! Зачем я живу и все подобны мне простофили? Кто бы ответил-сказал мне на этот вопрос-слово, я бы остался доволен до смерти и гроба.

День четверг, 14 октября 1982 года.

* * *

Когда же мы правду людскую найдём? Никогда. Не надо думать-мечтать о правде народной. О! Правда ты, правда, у каких людей в душах ты таишься? Не видит тебя никто в мире людском.


* * *

Представить картину жизни я не могу. Всё передумано мной о себе. Сжимаюсь от холода в своей лачуге-избушке в пору ночную. Я стал стар и худой, книзу расту. Земля горбит меня ежедневно, и какая же смерть ожидает меня с минуты на минуту? Зачем я существую на земле, на бугре, в избушке? Зачем я белый свет копчу? Кому я нужен? Как скучно, как грустно в зимнюю пору ночную в лачуге. Ох! От холода горблюсь. Сказал бы про горе своё, но кому?

* * *

Все мои работы, которые находятся в ваших руках, хранить так, как хранишь своё добро-имущество. Не продавать ни одной работы никаким друзьям ни за какие деньги. Мой труд и ваш труд — это общий труд. Этим трудом когда-нибудь погордится кто-нибудь из честных людей русских.

Селиванов Иван Егорович.
День среда, 21 мая 1986 года.

____________________________

* Отрывки, отмеченные этим знаком здесь и далее, взяты из книги «Иван Селиванов, живописец...», изданной Кемеровским книжным издательством в 1988 г.

#ЕгорСеливанов, #АлександрВасинМакаров, #антологиярусскоголиризмаххвек, #студияалександравасинамакарова, #русскийлиризм, #русскаяпоэзия,