Родилась в городе Перчине (Закарпатье) в 1947 году; тяжело болела в детстве. Когда семья переехала в Москву, стала посещать литературную студию при Дворце пионеров на Ленинских горах, в 1971 году окончила Литературный институт.
Печататься начала с 17-ти лет, опубликовала 7 или 8 сборников стихов, среди которых «Дитя моё», «Большая перемена», «Третье око». Лариса Владимировна Тараканова — лауреат премии им. Н. Островского (1983 г.).
Живёт в Москве. В 2004 году выпустила книгу стихотворений «Час колдовства».


* * *

Отшумела пора листопада.
Оголённо и пусто в лесах.
Полыхает немая лампада
Одинокой звезды в небесах.

Я приметила свет издалёка
И включила фонарь на столе,
Чтобы не было нам одиноко:
Ей на небе и мне на земле.


* * *

Качает мама
Колыбель мою.
Она поёт.
И я за ней пою.

Она качает
И не разберёт,
О чём
Её ребёночек поёт.

Я выросла.
И вот уже вдвоём
Мы с нею
На два голоса поём.

И льется наша песня
Без прикрас.
И никого
Поблизости от нас.


* * *

В нашем доме
Пахнет летом
Неожиданно совсем,
И поэтому об этом
Я рассказываю всем.
Под луною бледноликой
В безысходности ночей
Мы проснулись не от крика
Возвратившихся грачей.
Сон таков:
На синей льдине
Сквозь рассветные дымы
Мы летим посередине
Отступающей зимы.

Пойман ветер
Тьмы кромешной
Пузырями двух рубах.
И сквозит подснежник
Нежный
Сном на маминых губах.


* * *

И без меня
Мир так же тесен
И так же звонок
Без меня.
А я пою так много песен,
Свой голос маленький кляня.

Читаю книги без картинок.
Не сожалею ни о ком.
На Ленинградский шумный рынок
Хожу за птичьим молоком.

Гордясь свободными летами,
Я знаю: нынче и всегда
Земля усыпана цветами,
Как ночью — звёздами вода.

Но был бы мир неинтересен,
Когда б не знать в начале дня,
Что без меня
Он так же тесен
И так же звонок
Без меня.


* * *

Я сижу у большого огня,
В самом центре родного отечества.
Человечество любит меня
Чуть поменьше, чем я человечество.

Но судьбы не просила иной.
И, покуда рука моя пишет,
Вот оно — у меня за спиной —
И следит, и в затылочек дышит.

А как выйду на это крыльцо
Постоять, помолчать за оградою,
Все как есть звездопады в лицо
Голубой и звенящей прохладою.

И тогда, отойдя от себя,
Я спрошу у себя, как другая:
Человечество любит тебя —
Хорошо ли тебе, дорогая?


* * *

Всё на свете одно к одному.
Народились, наелись, оделись
Дети мира. А я не пойму:
И куда же все аисты делись?

Мне не надо от вас ничего.
Но кладу на окно полотенце:
Принесите хотя б одного
Для меня, если можно, младенца.


* * *

Стреляться? Кидаться под поезд?
Дерзают герои. А я –
Как раньше, в ромашках по пояс
Мои оглашаю края.

Тут всё ещё прыгают белки,
И птицы поют по весне,
И всякие там переделки
Случаются только во сне.

Стране упразднённых советов,
Меняющей кожу и цвет,
Не надобно больше поэтов
Ближайшие семьдесят лет.

Ну, разве какой-то десяток,
А лучше и вовсе пяток
Слегка одряхлевших ребяток –
Пускай поглаголят чуток.


* * *

Спасибо русскому солдату –
За то что лёгок на подъём.
Его мечу и автомату
Мы всё скупее воздаём.

Спасая братские народы
От кабалы и грабежа,
Он шёл в кровавые походы,
Самим собой не дорожа.

Итак, своё он сделал дело,
Он истребил чужое зло.
Его истерзанное тело
Травой забвенья поросло.

И только тень плакучей ивы
Дрожит над славою былой...
Мы все теперь миролюбивы,
Мы стонем: – Армию долой!

Что ж, если где-нибудь, когда-то
Случится новая беда,
Ни кличьте русского солдата.
Он не воскреснет никогда.


* * *

Я давно ищу ответ,
Что такое белый свет,
Неужели тот, в котором
Целый год меня уж нет?

Надоело мыть стекло,
Пропадать среди кастрюль.
Мне сказали: — Всё прошло.
Оглянись, вокруг июль.

Огляделась я вокруг,
Чашка выпала из рук.
В самом деле всё прошло:
На дворе белым-бело.

Фото: Николай Кочнев


#ЛарисаТараканова, #АлександрВасинМакаров, #антологиярусскоголиризмаххвек, #студияалександравасинамакарова, #русскийлиризм, #русскаяпоэзия,