Родился в Хабаровске. Отец, известный на Дальнем Востоке журналист, вскоре был арестован и погиб в заключении; чуть позже попала в лагеря и мать (тоже журналистка), но с ней сын встретился — в 1945 году на Урале.
А. Решетов окончил горнохимический техникум, более 20 лет работал на химкомбинате в г. Березники. Печататься начал с 1956 года. Ныне автор многих книг стихов и прозы, среди которых «Нежность» (1960 г.), «Белый лист» (1964 г.), «Лирика» (1976 г.) и др.
Долгое время Алексей Леонидович Решетов жил в Перми, последние годы — в Екатеринбурге.
В 2005 году стал лауреатом Всероссийской литературной премии им. Д. Н. Мамина-Сибиряка.


ЦЫГАНКА

Цыганка на Перми-второй
Легко руки моей касалась
И милой старшею сестрой,
А не гадалкой мне казалась.
Она безсовестно врала,
Но так в глаза мои глядела
И так ладонь мою брала,
Что счастью не было предела.


* * *

Десятки лет прошёл я вспять.
И вот увидел я опять
И дом со сломанным крыльцом,
И мать с заплаканным лицом.
Но не зашёл я в отчий дом,
Я лишь сказал:
— Вернусь потом.
Я обязательно вернусь.
Забудем боль, оставим грусть...
Я дни и ночи без конца
Ищу погибшего отца
На Колыме, и в Соловках,
И на земле, и в облаках.
Но Млечный Путь, но Чуйский тракт
Не говорят, где отчий прах.
— Отец, отец! — кричу ему,
Но Вега прячется во тьму,
Но исчезает без следа
Во мгле Полярная звезда.
И вдруг из вечной мерзлоты
Чуть слышный шепот:
— Это ты?
Зачем твой крик, зачем твой стон?
Ты не для слабости рожден.
Прошло полвека, не полдня,
Пора отвыкнуть от меня.

1988


* * *

В эту ночь я стакан за стаканом,
По тебе, моя радость, скорбя,
Пью за то, чтобы стать великаном,
Чтоб один только шаг — до тебя.
Чтобы ты на плечо мне взбежала
И, полна ослепительных дум,
У солёного глаза лежала
И волос моих слушала шум.


* * *

Зачем замёрз ручей?
За что завяли всходы?
И ты, и я ничей,
Побочный сын природы.
О чём поёт петух,
О чём овечка блеет,
Напрягши весь свой слух,
Никто не разумеет.
До солнца добрались,
Разглядываем пятна,
Но что такое жизнь,
Всё менее понятно.

1988


* * *

Тёмные, как по ночам, облака.
Жёлтые травы.
Пишешь, читаешь — а душу тоска
Так и буравит.
Трудно вокруг утешенье найти, —
Холодно, сыро...
Вот бы мне женщину лет тридцати,
Вот бы мне сына...

1980


ДВОРИК ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Мирный дворик. Горький запах щепок.
Голуби воркуют без конца.
В ожерелье сереньких прищепок
Женщина спускается с крыльца.
Пронеслось на крыльях веретёшко —
То есть непоседа-стрекоза.
Золотая заспанная кошка
Трёт зеленоватые глаза.
У калитки вся в цвету калина,
А под ней — не молод и не стар —
Сапогом, прошедшим до Берлина,
Дядька раздувает самовар.


* * *

Промчались тяжёлые льдины.
Покончено с долгой зимой.
И траурниц с ивы-бредины
Медок не пускает домой.
И птицы, сбираясь гурьбами,
Как дети, не могут без драк.
И пахота пахнет грибами,
И ландышам тесен овраг.

1986


* * *

Ищите без вести пропавших,
Ищите древних, молодых,
Полотна дивные создавших,
В боях Россию отстоявших —
Ищите их! Ищите их!
На душных стенах одиночек,
В полуистлевших письменах
Ищите днём, ищите ночью
Их золотые имена.
Ищите их по белу свету,
Ищите мёртвых и живых!
И если всюду скажут: — Нету! —
Найдите их в себе самих.

1962



#АнтонинаЮдина, #антологиярусскоголиризмаххвек, #студияалександравасинамакарова, #русскийлиризм, #русскаяпоэзия, #АлександрВасинМакаров