Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Представитель известной петербургской художественной династии Корниловых-Харшаков Андрей Александрович Харшак родился в Ленинграде 17 июня 1950 года.

После окончания средней Художественной школе поступил на графический факультет Института живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина, который окончил в 1975 году (мастерская книжной графики под руководством профессора Г.Д. Епифанова).

С 1996 года по 2003 год возглавлял кафедру графики Северо-Западного института печати и являлся художественным руководителем Санкт-Петербургского центра книги и графики.

В 2001 году А. Харшаку было присвоено почетное звание «Заслуженный художник России».

Наряду с книжной графикой А. Харшак работает в области станковой графики, в технике цветного офорта, литографии и гуаши, занимается масляной живописью.

Художник проиллюстрировал произведения А.С. Грина, Р.Л. Стивенсона, А.Н. Толстого и др.

Работы художника находятся во многих музеях и картинных галереях России и мира, в том числе в Государственном Русском музее, Историко-художественном музей-заповеднике «Царское Село», Государственном музее русской литературы (Санкт-Петербург), Государственном литературном музее (Москва), Музее В.В. Маяковского (Москва), Музее истории Санкт-Петербурга, Государственном музее Ф.М. Достоевского (Санкт-Петербург), Литературном музее (Одесса), Галерее «Консгхорнан» (Варберг, Швеция), Коллекции Дома правительства провинции Антверпен (Бельгия).

Серию иллюстраций к роману «Мастер и Маргарита» Андрей Харшак создавал с 1987 по 1990 год.

Перед тем, как взяться за работу, художник побывал в доме № 302-бис, прошел от Патриарших по следам Ивана Бездомного, заглянул в Мансуровский переулок, где жил Мастер.

Иллюстрации к «Мастеру и Маргарите» М. Булгакова находятся в Киевском национальном музее русского искусства (Украина).

Михаил Булгаков и Москва. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Михаил Булгаков и Москва.

Два временных пласта: Москва и Ершалаим. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Михаил Булгаков и Москва Два временных пласта: Москва и Ершалаим.

Ершалаим и Москва. Сталин и «Дни Турбиных». Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Ершалаим и Москва. Сталин и «Дни Турбиных».

Профессор черной магии Воланд. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Профессор черной магии Воланд.

Суд Пилата. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Суд Пилата.

Иешуа и разбойники Дисмас и Гестас. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Иешуа и разбойники Дисмас и Гестас.

Иешуа и разбойники Дисмас и Гестас. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Иешуа и разбойники Дисмас и Гестас.

На кресте. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

На кресте

Римские легионеры. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Римские легионеры.

Берегись трамвая. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Берегись трамвая.

Утро Степы Лиходеева. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Утро Степы Лиходеева.

Утро Степы Лиходеева. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Утро Степы Лиходеева.

Шайка Воланда. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Шайка Воланда.

Пират Арчибальд Арчибальдович в «Грибоедове». Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Пират Арчибальд Арчибальдович в «Грибоедове».

Пират Арчибальд Арчибальдович в «Грибоедове». Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Жорж Бенгальский на сцене Варьете

Встреча Мастера и Маргариты. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Встреча Мастера и Маргариты.

Встреча Мастера и Маргариты. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Сожжение романа о Пилате Маргарита.

Маргарита. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Маргарита

Маргарита. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Маргарита

Маргарита летит на бал. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Маргарита летит на бал

Персональный автомобиль для королевы бала. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Персональный автомобиль для королевы бала.

Персональный автомобиль для королевы бала. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Коровьев показывает Маргарите бальные залы

Взгляд Абадонны и мертвый барон Майгель. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Взгляд Абадонны и мертвый барон Майгель.

Извлечение мастера. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Извлечение мастера.

Конец нехорошей квартиры. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Конец нехорошей квартиры.

Пожары в Москве. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Пожары в Москве.

Визит Левия Матвея к князю тьмы. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Визит Левия Матвея к князю тьмы.

Азазелло и Мастер с Маргаритой покидают подвальчик. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Азазелло и Мастер с Маргаритой покидают подвальчик.

Свита Воланда покидает Москву. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Свита Воланда покидает Москву.

Сон Пилата на горном плато. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Сон Пилата на горном плато.

Чекисты разбираются в художествах банды гипнотизеров. Офорты Андрея Харшака к «Мастеру и Маргарите»

Чекисты разбираются в художествах банды гипнотизеров.

Ещё немного:

Если бы не владение офортом — техникой, самой богатой по своим изобразительным возможностям, по словам Харшака, он, может быть, и не взялся бы за эту тему. Именно офорт помог передать всю фантасмагорическую атмосферу булгаковского повествования, соединить (или разделить) легенду и реальность.

Из письма Оттокара Александровича Нюрнберга – племянника Елены Сергеевны Булгаковой:

«Дорогой Андрей Александрович! Еще раз большое спасибо за чудную книгу! Ваши иллюстрации мне очень понравились. По-моему, они так же фантасмагоричны, как весь роман. Я совсем уверен, что они и моей Тёте тоже бы понравились – я ее вкус хорошо знаю. Очень жалко, что она эту книгу с Вашими иллюстрациями не может увидеть. Роман Булгакова стал благодаря Вашим картинам для меня еще живее и понятнее» (Гамбург, 13 февраля 1992). (отсюда)

Андрей Харшак – художник потомственный.

Произведения его отца Александра Исааковича Харшака (1908-1989) стали бесспорной классикой графического искусства советской эпохи, но сказать, что он уделял много времени художественному воспитанию сына, было бы неверным. Этот процесс он полностью доверил школе, которую прошел сам еще в 1930-е годы, а воспитавших его учителей старший Харшак боготворил. Их имена давно вошли в золотой фонд российской графики: Павел Александрович Шиллинговский (1881-1942), Константин Иванович Рудаков (1891-1949), Иван Яковлевич Билибин (1876-1942).

Ту же школу прошел и Андрей Харшак, получивший лучшее и всестороннее художественное образование. Сначала семь лет в художественной школе, потом еще шесть на Графическом факультете Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина.

Все эти годы прошли в стенах Российской Академии Художеств, основанной еще в 1757 году, где сам воздух напоён традицией. И, хотя художник закончил мастерскую книжной графики, к чистым «книжникам» отнести его невозможно.

Андрею Александровичу всегда нравилось чередовать жанры и графические техники: акварель сменялась офортом, конкретные реалистические сюжеты – сугубо абстрактными, после карандашного рисунка он обращается к масляной живописи.

При этом он не замыкается в жестких рамках профессии, не становится затворником в своей мастерской, а скрупулезно копается в архивах, публикует статьи по вопросам графического искусствознания и педагогики, преподает, пробует себя в графическом дизайне, занимается организацией выставок.

Но все это – что особенно важно помнить сейчас, в эпоху повсеместного и, увы, практически легализованного дилетантизма! – на основе классического академического образования.

В экспозиции музея Пабло Пикассо в Барселоне представлено большое количество школьных рисунков мэтра – портретов, анатомических штудий, обнаженной модели, всего того, что является необходимыми элементами овладения художественным мастерством.

Андрей Харшак любит напоминать молодым легенду о том, как в преклонном возрасте великий Пикассо посетил одну из выставок детского рисунка и после внимательного осмотра произнес: «В их возрасте я рисовал как Рафаэль, но мне понадобилась целая жизнь, чтобы научиться рисовать как они».

В этой фразе заложена целая программа, по сути, творческое кредо. Большие художники очень хорошо это понимают, будучи уверенными, что обращение к абстрактному искусству художников, получивших серьезное классическое образование, носит качественно иной характер, нежели творчество их коллег, не имеющих такой платформы.(отсюда)


ИСТОЧНИК