Михаил Васильевич Нестеров родился в Уфе 19 (31) мая 1862 в глубоко патриархальной, традиционно религиозной купеческой семье, в Уфе, в предгорьях Урала. Он принадлежал к старинному купеческому роду. Дед его - Иван Андреевич Нестеров, был выходцем из новгородских крепостных крестьян, переселившихся при Екатерине II на Урал. Он получил вольную, учился в семинарии, затем записался в купеческую гильдию и 20 лет служил уфимским городским головой.Отец Василий Иванович человек прямого и независимого характера, очень почитаемый в своём городе.

В доме царила мать,Мария Михайловна, умная, волевая.происходила из Ельца, из старинного, почётного купеческого сословия Ростовцевых. Близость с родителями сохранилась у Нестерова до конца их дней. В каждый свой приезд в Уфу он вел с ними, особенно с матерью, долгие задушевные разговоры, а разлучаясь, писал подробные письма о своих творческих успехах и неудачах, неизменно находя понимание и сочувствие. Родился он десятым ребенком.

Река Уфимка

Несмотря на семейные скорби, жили Нестеровы дружно и ладно. Единственное, к чему Михаил в детстве проявляет настоящий интерес, не считая многочисленных шалостей и озорства, это рисование. Ум и чуткость родителей проявились в том, что они согласились с советами учителей, подметивших художественные способности мальчика, и предложили ему поступить в Московское училище живописи, ваяния и зодчества.Михаил признателен своим родителям до конца своей жизни. Отец Нестерова как никто другой понимал, что для его сына нет ничего важнее собственной живописи и призывал во что бы то ни стало всегда ставить ее выше мирской жизни с ее суетой и соблазнами. Когда Нестерову предлагали хорошие деньги за роспись какого-нибудь храма, он спрашивал отца взять или не взять работу, а в ответ получал жесткое:

-Не бери! Всех денег не заработаешь! Тебе картины писать надо!

Получил высшее художественное образование в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1877–1881 и 1884–1886), где его наставниками были В.Г.Перов, А.К.Саврасов, И.М.Прянишников, а также в Академии художеств (1881–1884), где учился у П.П.Чистякова. Жил преимущественно в Москве, а в 1890–1910 – в Киеве. Не раз бывал в Западной Европе, в том числе во Франции и Италии, много работал в Подмосковье (Абрамцево, Троице-Сергиева лавра и их окрестности). Был членом «Товарищества передвижников».

Часть 1-я

Автор первой части поста Оксана Головко

Михаил Нестеров всю жизнь писал людей Церкви.

Исторические личности и современники, прославленные и безвестные, иноки, странники…

Даже после революции 1917 года он не отказался от любимых образов. «Я не любил и не люблю тем “сегодняшнего дня” – тем общественных, особенно касающихся “политики”.

Искусство имеет свою сферу влияния на человека. Оно как бы призвано оберегать эту “душу”, не допускать, чтобы она засорялась скверной житейской. Искусство сродни молитве», – писал художник, так внутренне и не принявший «совершившегося исторического преступления» и продолжавший стремиться к «непоруганной», тихой и мирной жизни своих монахов и отшельников.

Нестеров Михаил Васильевич. «Автопортрет. 1915

«Чистый и благоуханный воздух нестеровских картин…»

В сентябре 1889 года художник Михаил Нестеров начал работать над картиной «Видение отроку Варфоломею».

Позднее, когда полотно будет создано, он напишет: «Жить буду не я. Жить будет “Отрок Варфоломей”. Вот если через тридцать, через пятьдесят лет после моей смерти он ещё будет что-то говорить людям, – значит, он живой, значит, жив и я». Картина действительно оказалась живой, поскольку задевает особые струны души зрителей и сообщает им очень важное… Попытаемся разобраться, что.

Прежде чем Нестеров приступил к серии работ, посвященных преподобному Сергию, он написал своего «Пустынника» (1888–1889), причем, интересно, что этот замысел возник, когда художник жил в Сергиевом Посаде: фигура согбенного старца крупным планом; взгляд его, казалось бы, направлен вниз, но на самом деле – вглубь, в себя. Молитвенной сосредоточенности старца вторит и весь окружающий его мир.

М. В. Нестеров. «Пустынник» (1888-1889)

Нежная красота природы средней ли полосы, или севера – прозрачное небо, хрупкие березы, трогательные елочки и мощные ели… Но все-таки, хоть и узнаваемый, – это не тот пейзаж, в который попадаешь, отъехав на электричке от большого города. Уж слишком возвышенно-красив он, слишком ощущается «чистый и благоуханный» – по словам Александра Блока – воздух нестеровских картин… Да, художник умел так вглядываться и вслушиваться в мир (не суетный, а настоящий, сотворенный Богом), чтобы за ним и в нем уловить отзвуки и отсветы мира Горнего. Сам пейзаж у Нестерова начинает звучать молитвой.

В «Пустыннике», как и во многих работах на подобную тему, – изображение воды, озера ли, реки – это и возможность отобразить молитвенную тишину, и – намек на преображенную реальность, ведь вода отражает, но иначе – всё окружающее, и главное – вызывает евангельские ассоциации, напоминает об Источнике жизни: кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную (Ин. 4:14).

Например, в 1890 году художник напишет работу, известную как «Святой Пафнутий Боровский», на которой изображен старец, сидящий на берегу водоема с удочкой в руках. И здесь снова – человек, пребывающий в гармонии со всем, что его окружает.

М. В. Нестеров. «Святой Пафнутий Боровский» (1890)

В мире с окружающим и герои картины «Лисичка» (1914) – три старца, с умилением смотрящие на доверчиво вышедшую к ним лисичку. За ними тоже широкая гладь водоема. Интересно, что старцы изображены на высоком берегу, это еще более усиливает ощущение простора, а зритель невольно для себя начинает думать и о другой высоте – духовной, которой достигли эти простые пожилые монахи. Они не только верят – они знают, что Бог рядом, ведь они постоянно общаются с Ним.

Эта и другие подобные картины Нестерова буквально наполнены тишиной. Когда находишься в Третьяковской галерее, в зале с работами художника, кажется, что ты слышишь эту тишину, она поглощает, заглушает внешний шум, голоса экскурсоводов, реплики зрителей… И тишина эта особенная, молитвенная.

М. В. Нестеров. «Лисичка» (1914)

Дорога к преподобному Сергию

Все, о чем сказано ранее, безусловно, можно отнести к серии работ, посвященных преподобному Сергию Радонежскому. «Видение отроку Варфоломею» (1889–1890) – первая из этого цикла. На картине – момент явления будущему святому Ангела в монашеском образе, который передал мальчику частицу просфоры. Вроде бы – иллюстрация жития, но Нестеров уходит за рамки просто иллюстрации, ему важно творческое осмысление прочитанного в жизнеописании преподобного Сергия.

Отрок Варфоломей. 1889. Этюд для картины «Видение отроку Варфоломею» Дерево, масло 37x22. ГТГ

М. В. Нестеров. «Видение отроку Варфоломею» (1889-1890)

Герои стоят на возвышенности. Это помогает художнику развернуть пейзаж за ними – с небольшой церковью, возвышающейся устремленными в небо куполами, с речкой (снова мотив воды), избами, лесом и полями, уходящими за горизонт в бескрайность Руси, – со всем тем миром, где предстоит служить Преподобному. Но такое размещение героев еще и подчеркивает значимость момента, снова напоминая о другой, духовной высоте.

В работе «Преподобный Сергий Радонежский» (1891–1899) святой помещен в центр изобразительного пространства, а на среднем плане зритель видит дорогу – это и дорога, по которой преподобный идет служить людям, и та, по которой они будут идти к нему, – столетие за столетием.

М. В. Нестеров. «Преподобный Сергий Радонежский» (1891-1899)

М. В. Нестеров. «Юность преподобного Сергия» (1892–1897).

Показать просторы, как это часто делал художник в своих работах на тему веры, Нестеров здесь просто не мог, исходя из замысла: ведь по сюжету картины речь идет о жизни в дремучем лесу, на горе Маковец. Но фигура святого словно помогает расступиться лесной чаще, одновременно объединяя и соединяя все.

Интересно, что медведь, который приходил к Преподобному, изображен даже не сидящим, а лежащим у его ног. Настолько гармоничен и умиротворяющ мир вокруг святого.

А юность его подчеркивается, поясняется все той же природой – первыми нежными листочками, цветущим деревцем... Гармония передается и цветом, спокойным, без каких-либо резких переходов, контрастов.

Любовь к созданному Богом миру, восхищение им, у Михаила Нестерова уже в том, с какой бережностью и вниманием пишет он всё даже на заднем плане, – никаких «пропусков», условностей, которые можно увидеть у других художников и которые вполне допустимы и возможны. Нестеров же пишет какое-нибудь деревцо на заднем плане с таким же тщанием и любовью, как и деревцо в передней части работы.

Посвящен святому и триптих «Труды преподобного Сергия» (1896–1897).

М. В. Нестеров. «Труды преподобного Сергия». Триптих. Левая часть 1896-1897. 136×67см.

М. В. Нестеров. «Труды преподобного Сергия». Триптих. Средняя часть 136×134см.

М. В. Нестеров. «Труды преподобного Сергия». Триптих. Правая часть. 1896-1897. 136×67см.

Михаил Нестеров знал, что здесь, на земле, есть страдания, есть боль. Но знал он и о другом – о том, что жизнь ими не исчерпывается, есть нечто большее, чем они, то, что помогает идти, как бы ни было трудно.

Его горячо любимая жена Мария Ивановна умерла 29 мая 1886 года, меньше чем через год с начала их семейной жизни. Умерла сутки спустя после того, как родила дочку Ольгу.

Сам художник потом с удивлением будет спрашивать, как он пережил то время, сразу после потери? Но позднее напишет в воспоминаниях: «Любовь к Маше и потеря ее сделали меня художником, вложили в мое художество недостающее содержание, и чувство, и живую душу, словом, все то, что позднее ценили и ценят люди в моем искусстве». Через дар, данный ему Творцом, Нестеров сумел преодолеть выпавшее ему горе и через это преодоление словно бы встать на другой, новый уровень.

На рубеже XIX–XX веков в России кипели общественная жизнь, политическая борьба, а Нестеров создавал свои работы про то, что больше всех вместе взятых общественных и политических проблем, что находится над ними.

Он пытался в своем творчестве показать нечто важное, чтобы, когда произойдет общая для всей страны беда, именно это важное помогло устоять в вере русскому народу, стремился увидеть и отразить ту самую «душу народа» (полотно с таким названием он написал в 1914–1916 годах), объединяющую всех – священников, монахов, крестьян, писателей, интеллигенцию, искалеченных войной солдат...


М. В. Нестеров. «На Руси. Душа народа» 1914—1916, (на создание картины у художника ушло 10 лет) холст, масло, 206 х 484 см
Государственная Третьяковская галерея. Поступление: В 1958 от наследников художника, Москва

Удивительно, что, казалось бы, даже масштабные, «громкие» темы звучат у Нестерова без патетики, тихо, но так, что просто невозможно не услышать. Как не может не быть услышана молитва, идущая из глубины сердца.

источник

Большое собрание работ Михаила Васильевича Нестерова хранится в Свято-Троицкой Сергиевой лавре – в фондах Церковно-археологического кабинета Московской духовной академии.

ЧАСТЬ 2-я

"Михаил Васильевич Нестеров. Один из самых прекрасных, строго-прекрасных русских людей, встреченных мною за всю жизнь… Я думаю - он вполне исторический человек. Одухотворение, несущееся из его картин, никогда не забудется. Он создал "стиль Нестерова", и тот стиль никогда не повторится." (Розанов В.В.)

Как изобразить духовное? Как понять картину ,на которой мы видим монахов, их внутреннюю молитву....обратимся у картине Михаила Васильевича Нестерова «Молчание», написанной в 1903 году.

Для начала напомню евангельтскую цитату : "...а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную..." - Евангелие по Иоанну 4:14

Изображение воды именно как Воды Живой прочитывается в картине этой. На ней присутствует особый, спокойный молитвенный ритм: горизонталь – две лодочки с сидящими в них монахами, склоненными в одну сторону, и вертикаль – два храма.

Храм на горе практически упирается в верхний край картины – достает до неба, но чтобы попасть в него, надо взобраться на крутую, поросшую густым лесом гору.

Есть здесь храм (или часовня) и ниже, и изображен он почти в линию с верхним, то есть вектор один – к Небу.

Для Нестерова оказываются важны фигуры людей: он показывает не только путь, направление спасения, но и тех, кто вот так, в данный момент физически не двигаясь, идут по этому пути.

Отсутствие движения в картине, спокойный колорит, – все это уводит зрителя в глубокую, тихую молитвенную сосредоточенность монашеской жизни, цель которой – Небеса.

Вспоминаются слова преподобного Ефрема Сирина: «Не пострижение и не одеяние делают монахом, но небесное желание и божественное житие, потому что в этом обнаруживается совершенство жизни».

Монашество, по словам преподобного Варсонофия Оптинского, «есть блаженство, какое только возможно для человека на земле, выше этого блаженства нет ничего. И это потому, что монашество дает ключ ко внутренней жизни. Блаженство внутри нас, надо только открыть его. Полное блаженство на небе, в будущей жизни оно только продолжается». тут

М. В. Нестеров. «Соловки», 1917г.

М. В. Нестеров. «Всадники» (1932). Эпизод из истории осады Троице-Сергиевой лавры

"...Напишу... о том, как во время осады Троицкой лавры в польском стане на утренней заре увидали паны-ляхи несущихся трех дивных старцев на белых конях и как эти старцы по утреннему туману промчались мимо них и скрылись во святых воротах". (Из письма М.В. Нестерова к С.Н. Дурылину, 24 апреля 1932 года)

М. В. Нестеров. – «Отцы пустынники и жены непорочны» 1932г.

М. В. Нестеров. «Под Благовест» 1895г. Холст масло 159х124 см.

М. В. Нестеров. – «Большой постриг в монахини» 1898 г.

М. В. Нестеров. «Дали»

М. В. Нестеров. «Зима в монастыре», 1904г.

М. В. Нестеров. «На горах». 1896г.

М. В. Нестеров. «Девушки на берегу реки»

М. В. Нестеров. «Христос у Марфы и Марии». 1908-1911гг.

М. В. Нестеров. «Путь ко Христу» . 1910-1911 гг. Роспись в трапезной храма Марфо-Мариинской обители.

М. В. Нестеров. «Путь к Христу» 1910г. Бумага, акварель. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Среди картин замечательного русского художника М.В. Нестерова есть несколько полотен, связанных между собой образом запечатлённого на них священника Леонида Фёдоровича Дмитриевского, с которым М.В. Нестеров познакомился в Армавире в 1918 году. Леонид Фёдорович Дмитриевский (1875 – 1963) был священнослужителем по меньшей мере в шестом поколении.

Помимо душевных человеческих отношений отца Леонида и М.В. Нестерова объединяли, прежде всего, переживания и размышления о судьбах Родины и русского народа.

Несмотря на то, что творческая деятельность М.В. Нестерова в Армавире практически замерла, художник создал несколько работ, среди которых три рисунка: «На берегу», «Море», «Армавирский дворик»[2], портретные этюды, написанные с отца Леонида, «привлёкшего Нестерова своей тонкой душевной организацией и выразительной внешностью»[3] , к будущим картинам: «Странники», «Путник», «Пророк» (она не сохранилась - была уничтожена автором), «Страстная седмица».

Один из рисунков М.В.Нестерова с изображением отца Леонида какое-то время хранился у Леонида Фёдоровича и впоследствии был им подарен одной из прихожанок Троицкой церкви. В 2012г. потомки этой прихожанки передали рисунок семье Дмитриевских.

М.В.Нестеров. «о. Леонид» . Карандаш, графит, акварель. 8,5 х 12см. 1920г. Архив Дмитриевских.

М. В. Нестеров. «Страстная седмица».М. В. Нестеров. 1933 г. Холст, масло. Церковно-археологический кабинет Духовной академии. Сергиев Посад

Написанный в Армавире этюд к картине «Страстная седмица» с изображением отца Леонида хранился в частной коллекции дочери художника Н.М. Нестеровой. (см.илл. ниже) Сама же картина находится в Церковно – археологическом кабинете Московской духовной Академии в Сергиевом Посаде.

На картине отец Леонид изображён в образе священника. Рядом с ним – крестьянин и две женщины.

Справа – фигуры Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского и безутешная мать с детским гробиком, устремившая свой взор на лик Христа. Каждый из них пришёл к Христу: одни – с болью, тоской и душевными терзаниями, другие – с покаянием и смирением, кротко склонив голову, и каждый прошёл свой путь, «полный великих подвигов, заблуждений и откровений» (Письмо А.А. Турыгину, 10.10.1915). отсюда

М. В. Нестеров. этюд к картине «Страстная седмица»

М. В. Нестеров. «Тяжелые думы» 1926г.

Это портрет священника и искусствоведа Сергея Николаевича Дурылина, с которым Нестеров познакомился в 1914 году, и крепкая «верная» дружба этих людей не прерывалась до самой смерти Нестерова в 1942 году. Благодаря большой разнице в возрасте Нестеров во многом заменил Дурылину покойного отца. Портрет был написан художником между первой и второй ссылками Дурылина.

М. В. Нестеров. «Девушка у пруда» 1923г.

Облик героини полон молодой энергии, порыва к действию. Нестеров не стремится сделать девушку олицетворением революции, но прав был Горький, когда заметил, что эта нестеровская девушка, в монастырь не уйдет. "Ей дорога в жизнь, только в жизнь". Нестеров был необыкновенно строг ко всяким сравнениям кого бы то ни было со знаменитыми художниками прошлого, был чрезвычайно скуп на всякие похвальные эпитеты, присоединяемые к именам художников.

«Наташа Нестерова (На садовой скамейке)». 1914 г. Фанера, масло. 107 x 97см. Киевский национальный музей Русского искусства

М. В. Нестеров. «Портрет В.М.Нестеровой», 1928г.

Создать лирический портрет - именно такую цель художник ставит перед собой в портрете дочери Веры, написав ее в интерьере музея 1840-х годов.

Девушка в пышном бальном платье на мгновение присела на старинный диванчик, чтобы в следующее мгновение закружиться в вихре бала.

М. В. Нестеров. «Портрет жены, Е.П.Нестеровой»

М. В. Нестеров.. художница Кругликова...(название не знаю)

М. В. Нестеров «Портрет академика Павлова». 1935 г

Этот портрет Павлова имел огромный успех на Всемирной выставке 1937 года в Париже.

М. В. Нестеров «Портрет скульптора В. И. Мухиной» 1940г. Холст, масло. 75 x 80см. Третьяковская галерея.

Нестеровым написаны десятки портретов выдающихся деятелей нашей науки и культуры.

Среди них Лев Толстой и Максим Горький, академики Иван Павлов, Алексей Щусев, Алексей Северцов и хирург Сергей Юдин, певица Ксения Держинская, художники Виктор Васнецов, братья Корины, скульпторы Иван Шадр и Вера Мухина и еще многие-многие другие, замечательные, знаменитые и скромные, незаметные на первый взгляд люди.

Одно роднит все персонажи картин Михаила Васильевича — красота души, духовность. Чистота и свет, излучаемый изнутри.

М. В. Нестеров. «Философы» (С.Н.Булгаков и П. А.Флоренский). 1917г.


М. В. Нестеров. «Мыслитель» Портрет Ивана Александровича Ильина» 1921г.

Во многих статьях в популярных изданиях, не разобравшись, пишут о Нестерове, будто после революции он «переключился» на портреты выдающихся деятелей советской эпохи, оставив присущую ему религиозно-философскую тему. Это глубокое заблуждение (...) тут

Россия Нестерова многолика. Она в поэзии природы, таинственной красоте женских лиц, в «чудаках» и странниках, в исторических мифах о «хороших людях» прошлого, в портретах близких и любимых людей, в образах современников, отличающихся глубиной интеллектуальной мысли и творческим горением, что было так близко самому художнику.


М. В. Нестеров. «Святая Русь» . 1901-1906 гг. холст масло 233 х 375 см .

«Если мы не имеем авторитета в вере и во Христе, то во всем заблудимся» – сказал Федор Михайлович Достоевский.

Ещё в мае 1918 года художник писал: «Работа дает веру, что через Крестный путь и свою Голгофу Родина наша должна придти к великому воскресению»

М. В. Нестеров. «Начало весны (Ранняя весна)». 1905г.

Жизнь Нестерова была полна трудностей и драматических ситуаций, вот он вспоминает

«Подъезжая к новой своей квартире, в воротах Щербатовского дома встретился мне священник. Грешный человек, подумал: быть беде. Так и вышло. Спустя три года я потерял на Новинском все мое имущество. В 1919 году моя квартира была разорена. Спасти из нее не удалось ничего. Моими рисунками, эскизами, по словам очевидцев, как снегом, покрыт был Щербатовский двор»

М. В. Нестеров. «Портрет дочери Ольги», 1905 год (Ольга здесь больна)

Ольга, лишившись матери и оставшись на попечение отца новорожденной малышкой, играла в его жизни особую роль. Не зная, как выхаживать грудных малышей, молодой вдовец сначала отвез девочку к своим родителям, которые полюбили внучку до безумия. Но отец очень скучал по Ольге, единственному напоминанию о любимой, рано ушедшей жене Машеньке, а поездки в Уфу с подарками и редкие встречи с дочерью ничего не решали. Как только Ольга немного подросла, он забрал ее к себе. Художник в то время работал в Киеве, расписывая Владимирский собор, а Оле надо было учиться. Выбирая между гимназией и институтом благородных девиц, Нестеров выбрал институт - ему хотелось дать дочери все самое лучшее. Ольга была болезненной, но училась хорошо, и ее форменное платьице часто украшали цветные банты, которые выдавались воспитанницам за успехи.

М. Нестеров с дочерью Ольгой. Фото - Константин Баберя
Нестеров вспоминал: "По праздникам я бывал у нее в институте на приемах, и она радостно появлялась в переполненном зале то с голубым, то с розовым бантом, а иногда и двумя — за успехи в языках французском и немецком. Начальница была очень заботлива к Олюшке. Иногда она болела, и тогда заботы начальницы к ней удваивались".

Каникулы Ольга проводила с отцом. Но вскоре случилось страшное - одна из воспитанниц после каникул занесла в институт скарлатину, и Ольга тяжело заболела. Сестра художника примчалась из Уфы, чтобы неотлучно дежурить у постели больной, но девочке становилось все хуже. Она металась в жару, болезнь дала осложнение на уши, на почки. Все ожидали скорой смерти несчастного ребенка...

"Олюшка лежала с головы до ног забинтованная, как Лазарь в гробе. В моей девочке у меня оставалась последняя надежда на счастье, последнее воспоминание о Маше. Чего-чего я не передумал в те дни, недели,месяцы".

Пять месяцев - с сентября по январь - дочь боролась за жизнь, постоянно находясь под угрозой смерти, и пять месяцев Нестеров сходил с ума от горя. Ольга, к его великой радости, с болезнью справилась.

В 1906 году ей сделали тяжелейшую операцию (трепанацию черепа), для чего пришлось обрить половину головы... Именно тогда Нестеров и стал работать над "Амазонкой", на которой Ольга предстала здоровой, изящной, красивой...

М. В. Нестеров. «Амазонка» Ольга Нестерова, дочь художника.

Однажды Нестеров увидел дочь в момент возвращения с прогулки верхом и попросил ее остановиться и попозировать так, как она была, - в амазонке и с гибким хлыстом в руке. Она стала собирательным образом женщины "конца века". Хрупкая, утонченная, элегантная, сродни блоковской незнакомке, "дыша духами и туманами", она вошла в историю русского искусства как излюбленная героиня символизма. Она дополнила собой галерею замечательных образов русских женщин от "смольнянок" Левицкого, героинь Рокотова и Боровиковского до "Девочки с персиками" Серова и девушек Борисова-Мусатова. тут

М. В. Нестеров. «Два лада», 1905г.


М. В. Нестеров. «Лель. Весна». 1933г.


М. В. Нестеров. «Дмитрий, царевич убиенный»

М. В. Нестеров. «Осенний пейзаж», 1906г.

1937 год оказался особенно страшным для Нестеровых. Был арестован зять художника Виктор Шретер, муж Ольги.Видный юрист, профессор Московского университета, он был обвинен в шпионаже и через год расстрелян (в 1950-х годах его посмертно реабилитировали за отсутствием состава преступления). В 1938 году арестовали и Ольгу, уже немолодую и с ранней юности нездоровую женщину. И сам Нестеров был арестован, правда в тюрьме его продержали всего две недели

Арест Ольги принес такие мучения, от которых старый художник так и не смог оправиться. Нестеров стал тяжело болеть... Начавшаяся война сломила его окончательно. И слишком позднее признание со стороны официальных властей его не радовало. В 1941 году Нестеров получил Сталинскую премию за портрет академика Павлова (хотя написан портрет был в 1935 году, за шесть лет до того). В том же году из лагеря выпустили Ольгу Михайловну. Вернулась она инвалидом, и уже не могла ходить без костылей.

Незадолго до смерти в связи с восьмидесятилетием он был награжден орденом Трудового Красного Знамени и стал заслуженным деятелем искусств РСФСР.

Нестеров скончался в Москве в 1942 году, во время Сталинградской битвы. Он прожил долгую (80) и насыщенную жизнь. тут

Живописец, увидевший по-своему новь, время, людей, мир природы. Отчизну и воспевший все это в картинах ярких, звучных,— вечен.

Михаил Васильевич Нестеров

Местом его последнего упокоения стало Новодевичье кладбище.

Ниже - ряд работ Нестерова, объединённых единым предпасхальным и пасхальным евангельским сюжетом

М. Нестеров. «Вход Господень в Иерусалим». 1899-1900гг.


М. В. Нестеров. «Моление о чаше». М. Нестеров. 1899-1900 гг. Эскиз росписи южной стены церкви св. Александра Невского в Абастумани. ГРМ, СПб


М. Нестеров. «Несение Креста». 1912 г. Государственный Русский музей, СПб


М. В. Нестеров. «Голгофа». 1899 г. ГТГ. (до реставрации) и после -


М. В. Нестеров. «Голгофа». 1899г. М. В. Нестеров. Холст, масло. 214 x 187 см. Государственная Третьяковская галерея


М. В. Нестеров. «Распятие». 1908 г. Пермская государственная художественная галерея


М. В. Нестеров. «Воскресение». Эскиз росписи алтарной стены северного придела на хорах Владимирского собора. 1890 г. Бумага на картоне, гуашь, золото. 40,9х34см. Государственная Третьяковская галерея


М. В. Нестеров. «Воскресение» 1890 г.

М. В. Нестеров. «Жены - мироносицы». 1889 г. Холст, масло. 73 х 38см. Эскиз одноименной картины, впоследствии уничтоженной автором

М. В. Нестеров. «Воскресение Христово».1895 г. Эскиз мозаики северного фасада храма Воскресения Христова. Бумага на картоне, графитный карандаш, акварель, гуашь, бронза. 37 x 63 см. Государственный Русский музей

М. В. Нестеров. Мозаика северного фасада храма Воскресения Христова (Спас на крови) Санкт-Петербург

М. В. Нестеров. «Сошествие во ад». Эскиз образа иконостаса храма Воскресения Христова в Петербурге (Спас на Крови).1895 г. Б. на к., темпера, тушь, бронза, соус, графитный карандаш. 40,4х51,2см. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург


«Сошествие во ад». По оригиналу М. В. Нестерова Мозаика храма Воскресения Христова (Спаса на крови), Санкт-Петербург

М. В. Нестеров. «Воскресение (Утро Воскресения)». Триптих.1908-1909 гг. Бумага, гуашь.49 x 55см. Эскиз к росписи южной стены церкви Покрова Богородицы. Государственная Третьяковская галерея

М. В. Нестеров. «Ангел, сидящий на гробе».1908 г. Фрагмент композиции Воскресение в Покровском храме Марфо-Мариинской обители в Москве.

М. В. Нестеров. «Воскресение Христа» 1922 г. 82,5 x 106см. холст, масло.Тульский музей изобразительных искусств

М. В. Нестеров. «Жены-мироносицы у гроба Господня (Воскресение Христово)».1899-1900 г. Бумага на картоне, графитный карандаш, гуашь, бронза. 31 x 48. Эскиз росписи южной стены церкви во имя благоверного князя Александра Невского.

М. В. Нестеров. «На пути в Эммаус». 1897 г. Холст, масло. 71,5х98,5см.Красноярский художественный музей им. В. И. Сурикова, Красноярск

М. В. Нестеров. «Явление Христа на пути в Эммаус». 1895 г. Бумага на картоне, темпера, бронза, графитный карандаш. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

М. В. Нестеров. Воскресший Христос

М. В. Нестеров. «Спас-Нерукотворный»

М. В. Нестеров. «Литургия Ангелов» . Фреска М.Нестерова. Покровский храм Марфо - Мариинской обители. (Москва)

М. В. Нестеров. «Христос-Вседержитель»

М. В. Нестеров. Святая Троица

1. источник

2. источник

3. источник