Не раз уже на нашем сайте появлялись публикации с иллюстрациями украинского художника Владислава Ерко, недавно была подборка к сказкам разных писателей, а я предлагаю черно-белую графику художника посмотреть.

Владислав Ерко (1962, Киев). Его называют лучшим украинским иллюстратором. Он оформил детские книжки “Снежная Королева”,( «Снежная королева» получила титул «Лучшая детская книга-2006» в США), “Сказки Туманного Альбиона”, серию книг о Гарри Поттере украинского издательства “А-ба-ба-га-ла-ма-га”, романы Пауло Коэльо и Карлоса Кастанеды издательства “София”и др.
Книга Уильяма Шекспира “Гамлет, принц датский” с иллюстрациями Ерко, получила Гран-при конкурса “лучшая книга Форума издателей -2008”.

Вільям Шекспір. Гамлет, принц данський. - "А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА", 2009. / Переклад: Юрій Андрухович. Ілюстрації: Владислав Єрко.

Здесь и далее отрывки из интервью художника В. Ерко

— Мне всегда хотелось рисовать. В детстве все мои книжки были обрисованы, я «исправлял» все рисунки или дорисовывал новые! И я никогда не чувствовал себя живописцем — мне почему-то хотелось каким-то образом выступать в связке с неким текстом. Только потом я понял, что это называется иллюстрированием. (...)

— В 1990-е годы вообще сложно в стране было не только в издательском деле, где же вы впервые начали заниматься иллюстрированием книг?

— В издательстве «Молодь» было несколько книжных серий, которые не пользовались спросом, — жуткий назидательный мусор о пролетариях, колхозниках, пограничниках. Авторы и художники получали за книги гонорары, книги никто не покупал, и они шли в переработку. Для меня это была хорошая возможность учиться рисовать. Главный художник Машков сказал: «Рисуй, что хочешь!», и я рисовал, что хотел. Авторы иногда возмущались, заламывали руки и взывали к Машкову: «У меня тут так прописана любовная линия, а что это такое нарисовал ваш художник!?». Машков отвечал, что если какой-нибудь дурак купит вашу книжку, то только из-за картинок. (...) — В 1993 году (...) началось мое сотрудничество издательством «А-ба-ба-га-ла-ма-га» и появились мои сказки.

(...) — Почему все-таки над «Гамлетом» вы работали с особым интересом и как вы пришли к Шекспиру?

— Здесь все сошлось: так, у Малковича был готовый перевод Юрия Андруховича, я и согласился. Перед этим у меня был длительный застой, просто ничего хорошего не рисовалось. И почему «Гамлет» быстро получился? Может потому, что в Коктебеле я снес камешек на могилу Волошина, на котором написал «Макс, дай, пожалуйста, чуть-чуть таланта»? Не знаю… Может, предрассудки, как угодно к этому относитесь, но после этого «Гамлет» вылетел мгновенно.

— В иллюстрировании пьесы, какие моменты вы выбираете, и что играет главную роль — ваши впечатления, эмоции, образы или действия?

— В пьесах Шекспира главные события происходят не в действии, а в паузах, характерах, размышлениях героев, в каких-то иронических замечаниях. Мне это гораздо интереснее, чем иллюстрировать просто действие. Я не люблю заниматься кинематографом, хотя иллюстрация в чем-то сродни экранизации. Вот, например, иллюстрация «Свадьба Клаудио и Гертруды». Горацио спешил на похороны старого короля, но опоздал, и успел на свадьбу нового. Гамлет по этому поводу иронизирует — что в общем-то объедки с похоронного стола пошли на свадебный. И вот лежит на блюде приготовленный старый король, в гарнире из артишоков и яблок…

… Вообще, художник никогда ничего не должен объяснять, почему он так нарисовал. Если он объясняет, значит, он графоман, искусствовед или психоаналитик!

— Владислав, говоря о вашем интересном и необычном стиле, кто повлиял на его формирование, на ваш вкус, что сыграло главную роль в его становлении?

— Есть такой период ученичества, когда кажется, что технически ты можешь все, но при этом нет ничего своего — своих линий, своих пятен, своих мыслей. Я долго не понимал, чего же я хочу, и у меня даже не было любимого художника. И вдруг мне попадает журнал «Всесвит» со статьей об Альбине Бруновском и пара его плохо напечатанных офортов. Я «заболел» Бруновским на несколько лет! Я проходил через него, как через какой-то фильтр, пока что-то «мое» не начало появляться и тогда я понял, что следую своей группе крови — не знаю, как по-другому это определить.

…Сейчас я существую в двух видах — один Ерко рисует черно-белую графику, а другой — цветные детские иллюстрации. Люди, которые любят детские книжки, говорят: «Я не представляю себе, как этот художник мог нарисовать такую унылую ерунду, как „Гамлет“», и наоборот.

— Владислав, возвращаясь к вашему творчеству, ваши рисунки удивляют мельчайшими деталями, такой тонкой и точной проработкой, в какой технике и как вы рисуете?

— В цветных иллюстрациях использую акварель , гуашь и темперу на бумаге. А черно-белая графика , если брать Коэльо — то это и карандаш, и бумага, и компьютер. В «Гамлете» — смешанная техника. Сначала рисуются части иллюстрации тушью, пером, карандашом на бумаге, затем сканируются, собираются и дорисовываются в компьютере. Плюс текстуры, нарисованные Полиной, моей дочерью. Мне очень нравится, как выглядит белый штрих на чёрном фоне, созданный при помощи графического планшета. По сути, это ручное рисование физическим карандашом в виртуальной плоскости. Сейчас те времена, когда глупо относиться с предубеждением к компьютерной графике. Например, в «Сказках туманного Альбиона» есть три иллюстрации, нарисованные на компьютере, и их не могут отличить даже специалисты.

— …К сожалению, сейчас многие хорошие художники не могут реализоваться, потому что они вне понимания большинства.

(...)

Когда выходит книга, почти всегда испытываю разочарование, но потом она потихоньку исчезает из моей эмоциональной жизни. Мне нравится сам процесс, в этом нет самолюбования, мыслей об аллее славы, вкладе в искусство и прочей чепухе.

…Самое страшное — стать «Кобзоном от иллюстрации». Я люблю рисовать, и от этого получаю удовольствие! (...) — Для души работаете, что-то для себя?

— Нет, все, что мне хочется делать, я воплощаю в иллюстрациях к книгам.

1. источник

2. источник