Приключения русских художников в Америке

В далёком 1924 году в Нью-Йорке около тысячи (1000!!!) работ русских художников были привезены в США. Сто лучших русских художников представили свои самые-самые произведения на суд американской публики...И это была не просто выставка, а выставка-продажа. Посетители могли купить понравившиеся работы. Время в России было тяжелое. Разруха после гражданской войны. Экономика страны только формировалась.

Многие художники бедствовали.

И тогда возникла идея устроить за рубежом выставку-продажу, для оказания помощи художникам. Представлены были и русские художники жившие к тому времени уже за рубежом. И идеологически выверенных советских работ на выставке не было. Коммерческого успеха выставка все же не добилась (по разным причинам)

Но все же зрительский и моральный успех был большим. Американцы тепло приняли выставку.

Было много благожелательных рецензий в газетах, да и выставку посетило довольно много зрителей - около 15 тыс. человек. Нью-Йорк в те годы больше ориентировался в своих вкусах на Старый Свет. Потенциальных покупателей всё больше интересовало самое новомодное из Парижа, Берлина, Лондона - дадаисты, сюрреалисты и прочие -исты.

Привезенное русское искусство на этом фоне выглядело экзотическим. Потенциальные американские покупатели побаивались вкладывать свои деньги в пока сомнительный, по их мнению, коммерческий потенциал этой русской непонятной экзотики.

Ведь искусство - искусством, а деньги - деньгами )) Небось сегодняшние американские коллекционеры локти кусают, что в своё время их предки за бесценок (100-200 долларов, а так стоили почти все выставленные работы) не скупили картины русских художников, которые сегодня на аукционах стоят бешенные деньги.

Здание Музея Русского импрессионизма

Выставка закончилась - некупленные работы отправились обратно, к своим авторам. Со временем картины рассеялись по разным коллекциям и странам.

Команда музея русского импрессионизма решила напомнить нам о той американской выставке.

Все прошедшие годы было мало фактологического материала. Только невнятные упоминания в каталогах и скудные сведения в опубликованных воспоминаниях и письмах Грабаря и Сомова. Команде музея удалось установить судьбу нескольких сотен работ. Работали над этим больше года...(отсюда)

Автор большей части текста : Полина Пендина. Другие источники указаны в самом тексте и в конце данного поста - активные ссылки на них.

С сентября 2021 года по январь 2022года в Музее русского импрессионизма проходила выставка «Другие берега.

Русское искусство в Нью-Йорке. 1924». Посетители увидели более 70 работ из музейных коллекций и частных собраний России и мира, которые принимали участие в знаменитой американской экспозиции 1924 года.

О том, как русские художники покоряли Америку, кого зрители принимали за Деда Мороза, что нельзя было купить в Нью-Йорке и чьи работы больше всего понравились местной публике — в материале портала «Культура.РФ».

Начало экспозиции выставки (2022)

Как все начиналось

Идея привезти русское искусство в Америку появилась в 1922 году у Ивана Трояновского — медика и автора учебников по естествознанию, большого ценителя живописи. Его учебные пособия печатали огромными тиражами как до революции, так и при советской власти.

Часть гонораров — около шести тысяч долларов — Трояновский был готов потратить на организацию выставки русского искусства в США. В то время на эти деньги можно было купить три тонны сахара.

Однако этих средств было недостаточно, поэтому он обратился к издателю и книготорговцу Ивану Сытину — тот согласился вложиться в предприятие.

Своей идеей Трояновский также поделился с художником Сергеем Виноградовым и меценатом, живописцем-любителем Владимиром фон Мекком.

Они рассчитывали продать на будущей выставке множество картин, чтобы материально поддержать отечественных художников: после Гражданской войны и введения в 1922 году подоходного налога многие из них оказались в крайне бедственном положении.

Аполлинарий Васнецов. Московский дворик зимой. 1920-е. Холст на картоне, масло. ГТГ.

В начале ХХ века в одном только Нью-Йорке проживало более 30 тысяч русских эмигрантов, однако для большинства американцев новая Советская Россия с ее искусством была абсолютно чужда.

Кроме того, США еще даже не признали СССР официально — это сделал президент Франклин Рузвельт только в 1933 году.

Русских художников никто не знал: просвещенная публика тогда увлекалась французской импрессионистической живописью.

Однако эти трудности не остановили организаторов.

Они предполагали, что продажа картин позволит им не только компенсировать вложенные средства, но и принесет прибыль.

«Америка меньше всех других стран пострадала от Великой войны и потому больше других государств сохранила покупательную способность художественных произведений» — так они объясняли свое решение.

Михаил Нестеров. «Голова великомученицы Варвары». 1895, 1921. Холст, масло. Собрание Н.А.Мишина, Москва.

В начале 1920-х годов Михаил Нестеров сильно нуждался, поэтому возлагал на выставку в Америке большие надежды. За океан он отправил девять картин, сделав четыре авторских повторения. Картина под название «Чудо» была написана художником в 1895 году, в 1921 он переписывает ее и в таком виде отправляет в Америку: «…теперь и прежде разница та, что прежде у Варвары голова валялась на земле, сейчас она на плечах…». В 1931 году Нестеров уничтожил эту картину, сохранив лишь два фрагмента, один из которых «Голова великомученицы Варвары». (4)

Аполлинарий Васнецов. Зимний сон. 1908-1914. Холст, масло. ГТГ.

Работа над проектом началась в июне 1923 года. Трояновский, Сытин и Виноградов сформировали выставочный комитет, в который вошли художники Илья Машков, Игорь Грабарь и Константин Юон, а также фон Мекк — единственный в кружке энтузиастов, кто хорошо владел английским языком.

Комитет сформировал список из ста художников, работы которых они хотели бы представить в США, и направил им официальное письмо. Для участия в выставке авторам нужно было прислать организаторам до двадцати своих лучших работ или их авторских повторений с указанием цены.

В итоге комитет получил почти полторы тысячи произведений — не только картины, но и графику, скульптуру, произведения декоративно-прикладного искусства.

Организаторы выставки

Среди участников были Аполлинарий и Виктор Васнецовы, Борис Кустодиев, Михаил Нестеров, Константин Сомов, скульпторы Анна Голубкина и Сергей Коненков.

Родственники Валентина Серова отправили на рассмотрение несколько его работ, а уже после открытия выставки в Нью-Йорк из Парижа и Берлина привезли произведения Наталии Гончаровой, Михаила Ларионова, Дмитрия Стеллецкого, Леонида Пастернака.

Американский Вавилон

Борис Григорьев. «Бретонская рыбачка с ребенком (Ле Пулиген)», 1923. Частное собрание

Александр Гауш. «Натюрморт» (Русский классицизм). 1911 - 1915гг. Государственный Русский музей,Санкт -Петербург

Борис Григорьев. «Рыбак с крабом (Бретонский рыбак)» 1922-1923 гг. Холст, масло 81.3 X 64.8 см. Собрание Анатолия и МайиБеккерман, Нью-Йорк, США

Экспозиция выставки 2022г.

Путь организаторов в Штаты начался на Рижском вокзале в Москве. Через Ригу и Берлин они добрались до Англии, откуда отплыли в Америку. Единственный участник экспедиции, который хорошо говорил по-английски, — фон Мекк — задержался из-за болезни супруги, поэтому многие названия картин в каталоге, который составляли в пути Грабарь, Сомов и Виноградов, были переведены не совсем точно.

Все организаторы выставки оказались в Америке впервые.

Машков И. Искусственные фрукты. 1922-нач.1923. Частное собрание

«Незабываемое впечатление произвел на нас въезд в Нью-Йоркскую гавань. Было солнечное морозное утро. Во мгле показалась сперва статуя Свободы, не представляющая собою ничего замечательного как памятник скульптуры, даже достаточно банальная, но то, что стало вырисовываться за нею вдали, в голубой дымке, более волнующее, прекрасно и почти фантастично. Сначала смутно, а затем все более четко стали вырастать гигантские массы зданий-башен, снизу широких, вверху узких, поднимающихся к небу уступами. Было нечто от Вавилона в этой уступчивости построек»,

— писал Игорь Грабарь.

Илья Машков. «Портрет Николая Скаткина». 1921-1923. Холст, масло. ГТГ.

Огромное впечатление на путешественников произвела не только непривычная архитектура, но и яркое освещение улиц, особенно Бродвея, а также кинематограф. Многие оказались в кино впервые, в частности Грабарь. Он считал, что это не искусство, а всего лишь подмена такого великого понятия, как театр.

А вот Сомов кино уважал и старался не пропускать новые фильмы. Русские туристы ездили на двухэтажных автобусах, пользовались метрополитеном (Сомов однажды даже заблудился в нем), а еще впервые попробовали хот-доги.

Лев Бакст. «Охотница». 1922. Бумага на холсте, карандаш, темпера. Частное собрание, Москва.

- Только одна работа Бакста была представлена на американской выставке.

«Ужаснее и мерзостнее зрелища я никогда не видал. Это все-таки такая чудовищная профанация одного из величайших созданий человечества — театра, что уже это одно сознание отравляет всякую возможность наслаждения и радости, если даже допустить, что они мыслимы… Говорят, что это сама жизнь, а я вижу, что это сама фальшь, что это откровенная и притом гнуснейшая ложь», — писал Игорь Грабарь в письме жене.

Игорь Грабарь. «Лучезарное утро». 1922. Холст, масло. Музей-заповедник «Абрамцево».

Возникали и бытовые сложности. Художники не взяли с собой краски, кисти и другие принадлежности, уверенные в том, что уж в Нью-Йорке они купят все это без проблем. Однако на месте выяснилось, что и выбор, и качество материалов были гораздо хуже, чем в России. Грабарь в письме жене сетовал: «В Калуге можно найти хорошую палитру в лавке, а в Нью-Йорке нет. А цены ошеломляющие и возмущающие».

Николай Крымов. «К вечеру»..1923. Холст, масло. Тульское музейное объединение.

Организаторы выставки посещали и американские музеи. Их удивляло, что экспозиции в них были сформированы не по хронологическому принципу или по тематике: в каждом зале была представлена коллекция, которую подарил музею тот или иной спонсор.

Старые знакомые и новые знакомства

«Молодую крестьянку» Абрама Архипова на выставке приобрел Клуб искусств и ремесел, а затем она была передана в музей Дельгадо (Нью-Орлеан), где и находилась до 2008 года. Потом была продана в частное собрание. (4)

Абрам Архипов. «Молодая крестьянка» 1920 г. Частное собрание

А.Лентулов «Сергиев Посад». 1921. Национальная галерея Армении, Ереван

Мирискусник Александр Гауш всегда отдавал предпочтение натюрмортам и пейзажам. Его натюрморты отличались декоративностью и яркостью цветов.(4)

Михаил Ларионов. «Офицерский парикмахер». 1907 - 1909 гг. Галерея «Альбертини», Вена

К моменту проведения выставки Михаил Ларионов уже пять лет жил в Париже. В Америку он отправил только своего «Офицерского парикмахера», созданного еще во время обучения в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Эта яркая, гротескно-контрастная работа показывает ранние неопримитивистские поиски художника, который в тот период вдохновлялся стилем провинциальных вывесок.(4)

Венимаин Белкин. «Фрукты на синем» 1910 -е. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

На обеих картинах Вениамина Белкина, представленных на американской выставке, художник пишет яблоки, каждый раз находя для них оригинальное красочное окружение: то пеструю драпировку, то пианино, в черной поверхности которого отражаются фрукты. (4)

Вениамин Белкин. «Белые астры». 1913. Холст, темпера. Русский музей.

В выставочном зале

Владимир Гринберг. «Портрет Сергей Шилтова (Юноша с монетой)» 1917г. Холст, масло. Ростовский областной музей изоброзатилеьного искусства Ростов -на -Дону

В раннем творчестве Владимир Гринберг увлекался неоклассицизмом.

На портрете 1917 года изображен Сергей Шилтов – певец, бас, позже профессор Ленинградской и Львовской консерваторий.

В этой картине заметны отсылки художника к работам мастеров итальянского и Северного Возрождения: поза модели, держащей в руке монету, атрибуты кабинета ученого, Библия и четки – все это сообщает портрету конкретного человека вневременной характер.(4)

Владимир Гринберг. «Портрет Сергей Шилтова (Юноша с монетой)» 1917г. холст, масло. (фрагмент)(4)

Борис Кустодиев. «Марфа и Марина (дети Шаляпина)», 1920. Бумага, акварель. Екатеринбургский музей изобразительных искусств.

Наверное, ни один художник не мог так зрелищно и декоративно раскрыть русский характер через бытовой жанр, как Кустодиев. В США праздничные сюжеты Бориса Кустодиева — сцены из купеческой жизни, чаепития, масленицы и народные гуляния — сразу же полюбились зрителям.

На выставке в Америке было представлено более 20 работ художника. Одна из них — портрет Марфы и Марины Шаляпиных из Екатеринбургского музея — подготовительный рисунок к парадному портрету их отца.

Участие работы в выставке 1924 года было подтверждено в книге Марка Эткинда о Борисе Кустодиеве. Фигуры девочек в дальнейшем были помещены на второй план известного «Портрета Федора Шаляпина». (3)

Владимир Гринберг. «Портрет Аты Рысс». 1922. Холст, масло. Ростовский областной музей изобразительных искусств.

Владимир Гринберг. «Портрет Аты Рысс». 1922. Холст, масло. Ростовский областной музей изобразительных искусств. (в раме)

Ещё акварели с выставки.

Анна Остроумова-Лебедева. «Ледоход на Неве». 1923. Бумага, акварель. Собрание Д.Е.Шипетина, Москва.(4)

Евгений Лансере. «Аул Кафыр-Кумух в Дагестане». 1918. Бумага, акварель, белила, уголь. Научно-исследовательский музей при РАХ, Санкт-Петербург. (4)

В США у комитета появились помощники: двоюродный племянник Сомова Евгений и ассистент антрепренера Сергея Дягилева Николай Гришковский.

«Говорит ровно втрое быстрее, чем следовало бы, притом с ужасным западным акцентом, хотя — русский столбовой дворянин. Совершенный пулемет. Не помню, чтобы встречал в жизни человека, произносящего в минуту такое чудовищное количество слов и совершенно умопомрачительное букв. Красивый, милый и славный парень. Очень практичный, неглупый, но сам себе вредящий торопыжничеством… Чрезвычайно полезен и нужен», — писал о Гришковском Грабарь.

Константин Сомов. «Старый балет». 1923 г. Холст, масло. Частное собрание. Европа.

В Нью-Йорке на тот момент уже шесть лет жил композитор Сергей Рахманинов. Организаторы выставки несколько раз были у него в гостях в особняке с видом на Гудзон, а сам Рахманинов купил для себя несколько полотен из их коллекции.

Встречались они и с Федором Шаляпиным — слушали «Бориса Годунова» в его исполнении, — и с балериной Анной Павловой.

Шаляпин купил на выставке деревянную статуэтку работы Коненкова. Кроме того, участники комитета познакомились со знаменитым дизайнером Луисом Комфортом Тиффани, наследником знаменитой ювелирной фирмы. Тиффани приобрел работу Виноградова «Рассказы о войне».

Большую помощь экспозиции оказал бизнесмен и коллекционер русского искусства Чарльз Ричард Крейн, который поручился за художников перед банком, чтобы им выделили заем, а затем приобрел на выставке произведений на сумму больше 20 тысяч долларов.

Организаторы пытались создать попечительский комитет из видных и богатых ньюйоркцев.

Те предложили устроить «русский вечер» — с чаепитием, самоваром, танцами и медведем.

Русские художники оскорбились, а американцы, в свою очередь, обиделись и в организации выставки ничем не помогли.

Ольга Делла - Вос - Кардовская. «За книгой». 1918. Холст, масло. Тамбовский областной краеведческий музей. (4)

Алексей Степанов. «Качели». 1910−1920-е гг. Холст, масло. Частное собрание, Москва

Алексей Степанов активно участвовал в выставках передвижников, много путешествовал по Европе, стал одним из учредителей «Союза русских художников». На американскую выставку было отправлено 12 картин мастера, шесть из которых были проданы, несмотря на серьезную конкуренцию со стороны нового поколения художников. К сожалению, сам мастер не успел узнать о таком успехе — Алексей Степанов умер в Москве в 1923 году.

На одной из представленных на нью-йоркской выставке работ — «Качели» — изображены крестьянские девушки на качелях. Их яркие костюмы заметно выделяются на фоне серого пейзажа осенней русской деревни. 

«Качели» стали последней работой художника. Полотно приобрел для своей коллекции Институт Карнеги. В 2013 году картина была выставлена на аукционе Sotheby`s и сегодня хранится в частном собрании. К сожалению, полотно не удалось привезти на выставку, однако увидеть его можно будет в расширенном каталоге вместе с другими найденными картинками. (5)

Исаак Бродский. «Старые лодки». 1907. Холст, масло. Научно-исследовательский музей при РАХ, Санкт-Петербург. (4)

Петр Кончаловский. «Абрамцево. Дубовая роща». 1920. Холст, масло. Частное собрание, Москва.

Илья Машков. «Нева. Островки. Дом отдыха». 1923. Холст, масло. Волгоградский музей изобразительных искусств ми. И.И.Машкова.

«Лихое» открытие

Виктор Васнецов. «На страже». 1914. Собрание семьи Карисаловых, Москва

Борис Кустодиев. «Лихач» ("Извозчик") 1920. Частное собрание

Извозчик — один из излюбленных персонажей в творчестве Кустодиева тех лет, настоящий архетип русской культуры. С помощью этого полотна, как и в большинстве других своих работ, художник стремится передать суть неуловимого русского духа".

Кустодиевский шедевр из выдающейся коллекции Петра Капицы ушел с молотка на аукционе в Лондоне за 4,4 миллиона фунтов стерлингов (7 миллионов долларов) в 2012 году.

Кузьма Петров-Водкин. «Желтое лицо», 1921. Чувашский государственный художественный музей, Чебоксары.

Еще при жизни Кузьма Петров-Водкин приобрел популярность не только на родине, но и за рубежом: произведения художника экспонировались в Париже, Японии, а также на выставке в Нью-Йорке 1924 года.

В ней участвовали 7 работ мастера, большую часть которых составили портреты. Описание в американской прессе одной из работ 1921 года соответствовало картине «Желтое лицо» — этот факт позволил подтвердить участие работы в Выставке русского искусства.

Художник создает монументальный образ, используя три излюбленных цвета: жёлтый, синий и красный. В дальнейшем картина выставлялась в Венеции, а сегодня экспонируется в Чувашском музее. (4)

Сергей Виноградов. «Портрет жены художника в интерьере» 1919г. Частное собрание, Москва

Сергей Виноградов отправился в Америку не только в качестве участника экспозиции, но и как председатель выставочного комитета. На «Портрете жены художника в интерьере» изображена Ирина Войцеховская, бывшая ученица Виноградова по Строгановскому училищу.

Интерьер — гостиная особняка, до революции принадлежавшего промышленнику-сахарозаводчику Павлу Харитоненко. После событий 1917 года дом был национализирован, однако там сохранилась обширная коллекция искусства, часть которой мы можем наблюдать на произведении Виноградова.

Работа видна на фотографии экспозиции 1924 года, что позволяет подтвердить ее участие в выставке. Кстати, для Виноградова поездка в Америку оказалась дорогой в эмиграцию: после окончания экспозиции он остался жить в благополучной и спокойной Риге./отсюда/

Афиша выставки. Фёдор Захаров по мотивам картины Бориса Кустодиева «Лихач» ("Извозчик")

Выставка открылась 8 марта 1924 года на одной из самых дорогих площадок Среднего Манхэттена — на Лексингтон-авеню, на верхнем, 12-м этаже Большого Центрального дворца.

«Помещение большое, но некрасивое, очень бедно убранное», — сетовал Сомов. «Всюду мы расставили плетеную мебель натурального цвета и много зеленых деревьев (финиковых пальм). Вышло нарядно», — писал Грабарь.

Александр Средин. «Бал в старые годы».. 1923. Холст, масло. Нижегородский государственный художественный музей.

Афишу экспозиции и обложку для каталога должен был рисовать Сомов. Грабарь предложил сюжет: «…русская женщина летит из России в Америку и бросает над Нью-Йорком цветы (искусства): вдали Кремль, а внизу спереди небоскребы».

Моделью должна была стать жена Гришковского Екатерина. Работа не ладилась.

Почти через неделю позирования Сомов написал: «Она все время болтала очень неинтересно, и я понял, что она — дура. Из рисунка у меня ничего не вышло». В итоге решили воспроизвести картину Кустодиева.

«…Остановились на занятной и острой вещи Кустодиева «Лихач», по моему мнению, его лучшей вещи… В яркий солнечный день зимой стоит во весь рост, очень плакатно, в синей поддевке почти от верхнего до нижнего края, в снегу лихач, снявши шапку и приглашая «прокатиться на порядочной». Красная рожа с рыжей бородой, оскаливши зубы. Слева желтые санки, лошадка»,

— вспоминал Грабарь.

Картину для плаката переработал Федор Захаров. Американцы принимали кустодиевского извозчика за городового или Деда Мороза.

Николай Богданов-Бельский. «За работой (Свет фонаря)». Около 1900. Холст, масло. Частное собрание, Европа (4) .

Уроженец Смоленской губернии Николай Богданов-Бельский долгие годы принимал участие в выставках передвижников и развивал их традиции. Со временем в его работах появлялось все больше импрессионистических черт. Художник происходил из крестьянской семьи и любил обращаться к деревенским сюжетам. Особенно часто героями его картин становились дети.

В Америке было представлено не менее 11 работ художника, пять из которых были проданы: русские мотивы особо интересовали публику. Одна из картин — «Охотники» — обошлась Канадской выставочной ассоциации в 1000 долларов. Произведение «За работой» было высоко оценено американской прессой: подтвердить его участие в нью-йоркской выставке позволило описание работы в газете Brooklyn Life от 29 марта 1924 года. Приглушенная цветовая гамма и широкие импрессионистические мазки придают произведению особенный шарм.(5)

Станислав Жуковский. «Река Вятка». 1922. Холст, масло. Российский национальный музей музыки. (4)

Что пошло не так

Аркадий Рылов. «Чайки» 1922г. Нижегородский государственный художественный музей, Нижний Новгород

Ученик Архипа Куинджи, пейзажист Аркадий Рылов в творчестве выработал собственный узнаваемый стиль: он объединял традиции реалистического пейзажа с приемами импрессионистической и постимпрессионистической живописи. В Америку художник отправил семь картин, две из которых были проданы — к сожалению, сегодня их местонахождение неизвестно.

Остальные же работы были ему возвращены: например, полотно «Чайки», которое сегодня находится в собрании Нижегородского музея. Рылов умело экспериментирует с контрастными световыми решениями, в картине хорошо чувствуется влияние учителя — Куинджи. Интересно, что на американской выставке «Чайки» экспонировались под другим названием — «Вечер».

Мартирос Сарьян. «Арабская танцовщица».1913. Дом-музей Мартироса Сарьяна, Ереван, Армения

Семён Павлов. «Зима». масло, холст, 1923г. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

На выставке представили «целых сто художников, различных толков, направлений.

А хотелось взять диапазон шире — отсекая только крайности, как слева, так и справа. Хотелось, чтобы русское современное творчество представлено было возможно полнее, яснее», как писал Сергей Виноградов.

Наибольшей популярностью пользовались работы «этнографического направления» — изображения церквей, снежных пейзажей и портретов колоритных русских людей.

Пётр Петровичев. «Ростов Великий осенью». 1912 г. Картон на холсте, темпера, гуашь. Государственный Ростово-Ярославский архитектурно-художественный музей-заповедник, Ростов

Петр Петровичев получил образование в Ростовском музее церковных древностей, где познакомился с Василием Верещагиным, который и посоветовал продолжить учебу в Москве. Юный художник послушался и продолжил учебу уже в столице, в Московском училище живописи, ваяния и зодчества у Исаака Левитана. Излюбленным жанром Петровичева был пейзаж: он много путешествовал по старым русским городам, писал их виды. Именно архитектурные пейзажи и интерьеры древних церквей наряду с видами дворянских усадеб представляли творчество художника на американской выставке.

Для картины «Ростов Великий осенью» художник выбрал высокую точку обзора, которая позволила ему создать панорамный «открыточный» вид. В левой части полотна Петровичев изобразил звонницу и Часовенную башню Ростовского кремля, а в правой части композиции — Гостиный двор с церковью Спаса на Торгу. После Выставки русского искусства картина участвовала в Международной выставке Карнеги в Нью-Йорке 1926 года: на обороте полотна сохранилась этикетка с экспозиции.(5)

Константин Сомов. Эскиз афиши к выставке русского искусства. 1924. Бумага, акварель. Собрание С.Б.Степанова, Москва.

Константин Сомов. Иллюстрации в Сборнике поэзии и прозы «Книга маркизы». Собрание М.В.Сеславинского, Москва.

«Наши молодые художники и модернисты не нравятся, и на них почти не смотрят», — писал Сомов.

Зато смотрели и покупали (11 картин из 13) академические пейзажи и работы на евангельские сюжеты Поленова, а также передвижника Алексея Степанова.

Большой интерес вызвали деревянные скульптуры Сергея Коненкова: американская публика привыкла к статуям из камня и воспринимала работы Коненкова как невероятную диковинку.

1.«Влюбленные». 1905. 2. « Дама, снимающая маску». 1906. Модели Константина Сомова. Государственный фарфоровый завод. 1920-е. Фарфор, надглазурная роспись. Собрание KGallery, Санкт-Петербург.

Сергей Чехонин, Босилка Радонич. Блюдо «Грусть». Государственный фарфоровый завод. 1921 г. Фарфор, роспись надглазурная полихромная, позолота, цировка. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Ученик Ильи Репина, Сергей Чехонин начинал свой путь как художник-керамист. Позднее работал в книжной графике, сотрудничал с многими петербургскими журналами, стал мастером росписи по фарфору. После революции был художественным руководителем Государственного фарфорового завода, а с 1922 года участвовал в международных выставках и биеннале.

На выставку в Америку художник отправил 28 работ — образцы графики и фарфора. Блюдо «Грусть» демонстрировалось в Нью-Йорке, прибыло из России с выбитым краем. Чехонинская роспись по фарфору начала 1920-х годов привлекает внимание изысканными орнаментальными композициями, отсылающими к эпохе ампира, а также фантастическими образами, пугающими и привлекательными одновременно. Цветочный орнамент и женская фигура сочетают приметы прошлых эпох и актуальную для художника послереволюционную действительность. (5)

Константин Юон. Зима (Черные березы). 1921. Холст, масло. Вологодская областная картинная галерея.

Итогом выставки, завершившейся 20 апреля 1924 года, стал не только большой общественный резонанс, но и колоссальные убытки — около 15 тысяч долларов. К финансовому провалу привело несколько причин.

Во-первых, организаторы недостаточно хорошо изучили американский рынок и предпочтения местной публики. Они привезли работы самых разных стилей и направлений, многие из которых местная публика совершенно не оценила и, соответственно, не захотела покупать.

Во-вторых, они просто не рассчитали свои силы: расходы по всем пунктам, начиная от аренды помещения и заканчивая его переоборудованием, значительно превысили изначальную смету.

В-третьих, комитет призывал художников завышать стоимость работ, мотивируя это тем, что произведения искусства на американском рынке ценятся больше, чем на российском. Но в США никто не был готов за тысячу долларов приобретать картину почти неизвестного художника: на эти деньги можно было позволить себе небольшой дом за городом.

Илья Машков. «Натюрморт с фруктами. Арбуз и виноград». 1923. Холст, масло. ГТГ.

Североамериканское турне и «подмоченная» репутация

Константин Юон. «Провинциалки». 1920 - 1922. Дальневосточный художественный музей, Хабаровск

в раме

Василий Шухаев. «Виолончель» 1921. Частное собрание, Европа. Предоставлено Галереей Альбертина, Вена ,Австрия.

Василий Шуваев — однин из главных представителей неоклассицизма среди художников начала ХХ столетия. Он учился у Дмитрия Кардовского в Академии художеств в Петербурге, был активным членом художественного объединения «Мир искусства», долго жил в Париже, где написал целую серию пейзажей города. Жизнь его неразрывно была связана с театром: художник оформил множество спектаклей в России, Грузии, Франции.

На американскую выставку Василий Шухаев отправил всего четыре картины, но каждая представляла отдельный жанр и направление поисков в творчестве мастера. Картина «Виолончель» отличается тонко проработанными деталями музыкального инструмента, контрастными цветами и нежным розовым фоном, а также эффектной композицией. На выставку в Музее русского импрессионизма картина приедет из Галереи Альбертина в Вене. (5)

Константин Юон. «Августовский вечер. Лигачево»,1922г. Симферопольский художественный музей, Симферополь, Республика Крым

Константин Юон — выпускник Московского училища живописи, ваяния и зодчества, один из организаторов Союза русских художников. Любимым жанром мастера на протяжении всего творческого пути был пейзаж.

Один из них, «Августовский вечер» 1922 года, был отправлен на выставку в Америку вместе с остальными 17 произведениями Юона.

На этой картине он умело играет со светом: сочетает искусственное освещение от зеленой настольной лампы с вечерними лучами садящегося солнца, которое просвечивается сквозь резьбу листьев деревьев.

Участие работы в нью-йоркской экспозиции было подтверждено благодаря наличию этикетки 1924 года на обороте полотна. После американской выставки, она хранилась в Русском музее, а в 1952 году была передана в коллекцию Симферопольского художественного музея. (4)

Чтобы покрыть долги, было решено организовать серию передвижных выставок в городах США и Канады. 

Переговоры затянулись. Грабарь, Трояновский и Сытин вернулись в Москву. Захаров решил навсегда остаться в Америке: его работы стали очень популярны. Сомов уехал в Париж, а потом вернулся в Нью-Йорк.

Петр Кончаловский. «Перед зеркалом». 1923. Холст, масло. ГТГ.

Для передвижных выставок картины разделили на две группы, оставив резерв для пополнения обеих в случае продаж.

В каждом городе печатали отдельный каталог. Всего за время североамериканского турне продали 37 работ.

Константин Сомов. «Интерьер» . 1932. Бумага, белила, акварель. Частное собрание, Москва. (4)

В ноябре 1926 года картины вернулись в Нью-Йорк, откуда отплыли в Россию на борту немецкого парохода «Балтик».

В порту Стокгольма во время перегрузки с одного судна на другое несколько ящиков с полотнами оказались в воде. Виноградов писал Грабарю: «…для многих [художников] эта катастрофа с пароходом будет тяжела, я полагаю».

В то же время многие считали, что так организаторы пытались отмыть деньги и покрыть выставочные расходы.

В художественных кругах возникла конспирологическая теория о том, что они оставили полотна себе, чтобы тайком продать.

Художник Константин Кандауров писал: «Читал ты о катастрофе с нашей выставкой, возвращавшейся из Америки? Она потонула и вся подмокла. По-моему, устроители благодаря этому выйдут сухими из воды!» 

Однако ни одно произведение в итоге не пострадало.

Ольга Делла Вос - Кардовская. «Весенний день. В царскосельском парке» . 1907г. Собрание Русской антикварной галереи. Москва.

Несмотря на общий коммерческий неуспех, выставку русского искусства в Америке можно назвать одним из главных международных культурных событий начала XX века.

Ни до, ни после русская живопись не экспонировалась за рубежом в таком многообразии и в таком объеме. Организаторам удалось показать, что отечественное искусство не просто копирует французские образцы и работает в традиционном академическом стиле, а ищет свои пути, во многом опережая западные идеи.

Витольд Бялыницкий-Бируля. «Морской вид». 1900-е. Холст, масло. Нижегородский государственный художественный музей.

Дмитрий Стеллецкий. Аллегории «Ночь» и «День». 1910. Бумага, картон, гуашь, темпера. Тульское музейное объединение. (4)

Арнольд Лаховский. «Базарный день». 1914. Холст, масло. Альбион галерея, Москва.

видеоролик Выставка "Другие берега", обзор экспозиции. 8 окт. 2021 г. - 16 января 2022г.

1.источник

2.источник

3.источник

4 источник

5. Дарья Денисенко