Лейденская коллекция. Часть первая ЗДЕСЬ, напоминаю, автор постов Елена Король
Золотой век голландской живописи подарил нам немало прекрасных имён в том числе и одного из первых учеников Рембрандта в Лейдене Геррита Дау (1613–1675).

В отличие от своего учителя, Дау никогда не был женат и не покидал Лейден, отказавшись от заманчивого приглашения ко двору Карла II, связав свое творчество с родной городом.

Он создал собственную мастерскую, стал родоначальником лейденской школы fijnschilders – изысканных художников – и совместно с Яном Стеном был основателем Гильдии святого Луки.

Вот с его работ я и начну вторую часть Лейденской коллекции.


Автопортрет за мольбертом, 1628–1629 годы. Приписывается Герриту ДАУ

Перед нами мастерская голландского художника, приготовившегося, судя по реквизиту (большому сундуку с дорогими золотыми и серебряными сосудами, экзотическими тканями; шлему с плюмажем и кирасе на полу, атрибутам музы истории Клио) и масштабности холста к написанию исторического полотна.

На стене прикреплены tronies старика и женщины.

Сидящий за мольбертом в тишине своей мастерской молодой художник взглянул на зрителя, собираясь нанести первые мазки на полотно.

11
Ученый, прервавший занятия, около 1635 года Ученый, затачивающий перо, 1632–1635 годы
Герард ДАУ

В Лейдене находился старейший университет Голландии, поэтому художники часто интересовались жизнью и занятиями учёных мужей.

Перед нами две подобные работы Герарда Дау. На первой пожилой учёный, сидящий в кабинете за рабочим столом, занимался научным трудом.

Дау удачно поймал момент, когда почтенный седовласый старец прервал работу и задумался...

О чём? Может быть, о том, как быстротечно время? Художник усилил этот мотив символами пресловутой vanitas vanitatum (суеты сует): черепом, глобусом, книгой, песочными часами, с тонкой струйкой убегающего через узкое горлышко песка, сединами и морщинами...

Аскетичное убранство комнаты на второй картине подчеркивает важность интеллектуального труда ученого.

Одетый в отделанную мехом мантию и пурпурно-коричневую тюбетейку, он сидит в своем кабинете перед открытой книгой, сжав подбородок и нахмурившись, осторожно пытаясь срезать кончик пера, пристально вглядываясь в него через позолоченные очки, сидящие в конце его носа.

GD-
Портрет леди с нотами на коленях, 1640–1644 годы. Герард ДАУ

Несмотря на скромный интерьер жилища с расположенной позади лестницей, прикрытой красновато-коричневой портьерой, одежда молодой леди, её изящные украшения, окружающие предметы (ноты, книги в дорогих переплётах на столе), говорят о том, что она происходит из благородной образованной семьи зажиточных жителей Лейдена.

GD-116-Ger

Элегантный наряд дамы состоит из трехуровневого белого льняного шейного платка вокруг плеч, с кружевной отделкой и кружевными манжетами. На ней ожерелье с несколькими тонкими нитями золотого бисера, черный стомахер (корсажная брошь) с бантом, на котором висит единственный черный жемчуг.

Такой ансамбль был моден в начале 1640-х годов у богатых дам Харлема и Амстердама.

В дальнейшем Дау отошёл от стиля Рембрандта: его тонкой манере живописи было присуще невероятное изящество, филигранная отточенность техники и проработка мелких деталей.

Портреты и жанровые сцены сменились изысканной живописью небольшого, практически кабинетного формата.

А в отдельной серии работ он писал нишевые картины, превратив их в воображаемые окна, в проёмах которых виднелись фигуры (чаще обольстительных молодых женщин), занимающиеся своими повседневными делами.

Герард Дау стал одним из самых успешных европейских художников своего времени, его картины в то время хранили как драгоценности.

Девушка с попугаем и клеткой у окна1
Девушка с попугаем и клеткой у окна, 1660–65 годы. Герард ДАУ

Попугаи были завезены в Европу из Нового Света именно в XVII веке, они ассоциировались с роскошью, богатством и престижем, привлекая экзотической формой, красочным оперением, умением повторять человеческую речь.

В искусстве они несли эротический подтекст: попугай в клетке мог означать невинность, тогда как птица, выпущенная на волю, означала её потерю.

В этой сценке молодая женщина выглядывает из арочной каменной ниши со свисающим присобранным красным занавесом, держа свою любимую птицу, которую она освободила из металлической клетки, на указательном пальце.

Девушка улыбается, радостно показывает попугая нам, не замечая, что в одно мгновение попугай может упорхнуть и исчезнуть.

Кошка, присевшая на подоконник в мастерской художника, 1657
Кошка, присевшая на подоконник в мастерской художника, 1657 год. Герард ДАУ

Эта картина нетипична для того времени, поскольку обычно в центре композиций в оконных проемах изображались женщины или девушки.

Здесь на фоне мастерской художника, пишущего картину, на переднем плане расположилась на подоконнике полосатая кошка.

Красный мерцающий занавес оттеняет мягкую шерсть и пронзительные глаза кошки, которая в XVII веке считалась аллегорией чувства зрения.

goat
Пейзаж с козой, 1660–1665 годы.Герард ДАУ

На фоне романтического пейзажа на площадке между стволом сучковатого дерева и листьями лопуха Герард Дау изобразил крупным планом козу, с любопытством разглядывающую зрителя из-под лохматой черной шерсти.

Это животное породы багот, разведённой в британском Стаффордшире, было очень необычно для континентальной Европы XVII века.

Торговка сельдью
Торговка сельдью, около 1664 года Герард ДАУ

Эта картина ранее находилась в России в собрании Екатерины II. Вот что говорится о ней в первом, рукописном каталоге Эрмитажа, где она значилась под номером 534: Она изображена в своей лавке, где видны связки лука, пучки моркови, кочан красной капусты и бочка с сельдью. Женщина достает одну селедку и показывает ее мальчику, которому, очевидно, весьма хочется ее отведать

Но в голландском языке есть выражение дать солёной селедки, что означает устыдить кого-то резким замечанием.

Некоторые считают, что, возможно, художник обыграл именно этот факт.

Судя по одежде, мальчик является поставщиком сельди для торговки.

Но доставленный им товар не устраивает пожилую женщину, её суровое выражение лица и нахмуренные брови свидетельствуют о недовольстве тем, что находится в деревянной кадке и её руке и она стыдит мальчишку за некачественный товар.

GD-107-Gerrit-Dou-Old-Man-Praying
Молящийся старик, 1665–1670 годы. Герард ДАУ

Этот человек встречается ещё на нескольких картинах Дау с пожилыми отшельниками, по всей вероятности, именно в нём мастер видел подходящую модель для выражения своего понимания образа набожного человека.

Но в данной работе он сосредоточился исключительно на молитвенном жесте старика, исключив христианские атрибуты, включённые в другие картины отшельников.

Далее будут работы других последователей тонкой живописи и учеников Герарда Дау, представленные на выставке

GM
Торговка дичью, 1653–1654 годы. Габриэл МЕТСЮ (1629–1667)

Рыночные сцены очень интересовали Габриэла Метсю, который создал целую серию из полутора десятков картин на эту тему.

На прилавке и под ним в беспорядке лежит дичь и птица.

Торговка демонстрирует покупательнице тушку кролика, которого та собирается купить, судя по монете в её руке. Художник смог передать фактуры перьев гуся, лежащего на бочке, и мягкого кроличьего меха.

1
Охотник, одевающийся после купания, 1654–56 годы. Габриэл МЕТСЮ

К моменту написания картины, уроженец Лейдена Габриэл Метсю переехал в Амстердам и стал независимым мастером.

На первый взгляд неожиданно, но это автопортрет художника, изобразившего себя в образе обнажённого охотника, надевающего рубашку после купания на фоне голландского пейзажа.

С улыбкой на лице он демонстрирует своё мускулистое тело.

На земле рядом с ним лежат его длинноствольное ружье и пороховой рог, на пне одежда, а добыча – мертвый заяц, висит на ветке дерева.

Эта картина была в коллекции швейцарского политика, писателя и коллекционера Франсуа Трончина; именно он был первым, кто узнал Метсю в обнаженном охотнике.

1654
Курильщик, сидящий за столом, 1654–57 годы. Габриэл МЕТСЮ

Это единственная картина Метсю, выполненная на медной пластине, и одна из первых жанровых сценок-портретов небольшого формата, на который он перешёл под влиянием своего выдающегося земляка, мастера тонкой живописи Герарда Дау.

На картине изображен бородатый мужчина средних лет, который сидит за столом таверны, наслаждаясь курением.

Он держит трубку вверх ногами, чтобы зажечь табак, окуная его в горящие угли в глиняном мангале.

Судя по одежде (шерстяному костюму и круглой шляпе), мужчина фермер. На небольшой черной доске с арочным верхом слева на стене мелом записывают количество выпитого.


Старуха за едой, 1654–57 годы. Габриэл МЕТСЮ

В молодости Габриель Метсю часто изображал повседневную жизнь простых голландцев, мужчин и женщин в домашней обстановке.

В этих его работах есть много психологизма, понимания того, как устроена жизнь человека.

На этой картине мы видим скорее всего вдову, пожилую, в простой одежде, женщину в скромном интерьере за небогато накрытым столом.

Огня в камине нет и, наверное, в доме холодно (чтобы согреться, она положила ноги на грелку), но женщина спокойна и сосредоточена на еде. Рядом сидит кот, тускло падает свет...

Художник акцентирует внимание на отдельных деталях: руках женщины, стакане на полу и куске хлеба на столе.


Женщина, сидящая в интерьере, читает письмо, 1658–1661 Элегантно одетая дама, пишущая письмо, 1662–1664 годы
Габриэл МЕТСЮ

Сцены с любовной перепиской героев были популярной темой для голландских художников XVII века, ведь составление и чтение посланий считалось признаком высокого статуса и образованности.

Перед нами две подобных работы Габриэла Метсю.
На первой картине молодая женщина, оторвавшись от рукоделия, со швейной подушкой на коленях, с лёгкой улыбкой на губах читает полученное письмо.

Мы не знаем, о чём говорится в послании, но художник предоставил зрителю уникальную возможность подсмотреть этот тихий, сокровенный момент.

Моделью для образа девушки стала жена художника Изабелла де Волф.

На более поздней картине леди в черном меховом пиджаке и коричневой юбке на мгновенье отвлеклась от написания письма и дружелюбно взглянула на нас.

Соблазнительная улыбка на её губах намекает на любовное содержание письма.

Подтверждением этой мысли является картина в позолоченной раме на заднем плане: корабль в бурных водах символизирует непостоянство в любви. В правой руке она держит перо над чернильницей, стоящей на столе, покрытом восточным ковром.

Справа изображена маленькая коричнево-белая собака, с любопытством наблюдающая за хозяйкой.

Франс ван Мирис Старший, родившийся в семье лейденских ювелиров, начал обучаться ремеслу художника у Абрахама Торенвлита.

Когда талант юноши стал очевиден, отец отправил его в мастерскую Геррита Дау, у которого юный воспитанник научился тонкой, детализированной живописной манере. Сам Дау считал ван Мириса принцем среди учеников.

Художник добился признания как в Голландии, так и за рубежом, получая престижные заказы от богатых местных жителей и европейских королевских домов.


Пожилая пара в интерьере, 1650–1655 годы. Франс ван МИРИС Старший (1635–1681)

В зените славы Франс ван Мирис был популярен благодаря изысканным картинам и портретам знатных состоятельных горожан, написанных в их роскошных интерьерах.

Однако начинал художник с написания жанровых работ, в которых изображал обычных, чаще пожилых людей низшего сословия, в скромной домашней обстановке.

В этой бытовой сценке мужчина, повернувшись в кресле, смотрит на зрителя, раскуривая трубку от горящих углей.

Его супруга сосредоточенно ощипывает утку, которую собирается приготовить на ужин.

Стараясь поменьше мусорить, женщина бросает перья в плетёную корзину. У каждого своё дело...


Детский урок, 1656–1657 годы. Франс ван МИРИС Старший

Детский урок одна из самых ранних работ Франса Ван Мириса. В этой композиции объеденены жанровая сцена и библейский сюжет.
Ван Мирис расположил три фигуры в затемненном интерьере перед кирпичной аркой.

Несмотря на тусклый свет, проходящий через решетчатые стеклянные окна в задней комнате, все внимание сосредоточено на трех фигурах.

Модно одетая привлекательная женщина в чёрном платке, нежно держащая за руку своего белокурого сына, читающего книгу, лежащую на коленях матери, смотрит на приветливого старика с книгой.

Кто он? Возможно, учитель, который пришел, чтобы дать мальчику дополнительные задания и обнаружив мать, занимающуюся с мальчиком, довольно улыбается.

А может быть Ван Мирис изобразил момент из ветхозаветной истории об Анне, которая доверила заботу о своём сыне Самуиле первосвященнику Илии.

Многозначительность во взглядах женщины и пожилого мужчины в старомодной коричневой мантии говорит в пользу такой интерпретации.

Отдыхающий путник, около 1657
Отдыхающий путник, около 1657 года. Франс ван МИРИС Старший

Эта одна из немногих работ мастера на медной основе, которую он покрыл сусальным золотом.

Гладкая поверхность пластины позволила добиться поразительной точности и сияющего эффекта, которые восхищали современников художника. Он изобразил уставшего молодого, рыжеволосого человека, сидящего в тени древних руин, частично заросших растительностью и взирающего прямо на зрителя.

У него на коленях большая шляпа, а в левой руке он держит фляжку в плетённом чехле.

Судя по мешку, лежащему рядом с ним, его трости, спущенному чулку и разорванному шву на плече, мужчина путешествовал и остановился в прохладном месте, чтобы отдохнуть.

Сам ван Мирис никогда не был в Италии и, скорее всего, вдохновлялся итальянскими пейзажами, написанными его современниками.

3
Молодая женщина, кормящая попугая, 1663 год. Франц ван МИРИС Старший

Ещё одна изящная картина, являющаяся прекрасным образцом популярных в 1660-х годах изображений молодых женщин с попугаями.

На ней богато одетая молодая женщина с модной прической отвлеклась от рукоделия (не сняв даже блестящий напёрсток с пальца), чтобы накормить любимого серого попугая, сидящего на одной из перекладин тонкой деревянной подставки.

В этой небольшой элегантной работе ван Мирис продемонстрировал дивную технику исполнения, пристальное внимание к мелким деталям и идеальную прорисовку текстур.

В одежде модели, которой скорее всего стала его супруга Кюнера ван дер Кок, художник сочетает мерцающий атлас, шелковистый красный бархат и пушистый мех. Картина более двухсот лет находилась в коллекции баварских курфюрстов и королей.


Поясной автопортрет художника в украшенном пером тюрбане и отороченным мехом одеянии, 1667–1668гг. Франс ван МИРИС Старший

На протяжении своей творческой жизни Франс ван Мирис Старший часто запечатлевал свой образ в жанровых сценах, автопортретах, жанре tronies (экспрессивных голов, портретов в причудливых или экзотических одеждах или со странными гримасами и эмоциями на лице).

На традиционных портретах художники никогда не писали натурщиков улыбчивыми.

Этот и следующий автопортреты – яркие примеры tronies. На такие работы в Голландии был особенно высокий спрос у коллекционеров.

Скорее всего художник сделал попытку создать костюмированный шутливый автопортрет: красный бархатный тюрбан с длинным страусиным пером подвязан снизу разноцветным шарфом.

Дополняют образ жемчужная серьга в правом ухе и отороченное роскошным мехом одеяние.

Мирис гримасничает, повернув голову и глядя за пределы композиции. Черты его лица легко узнаваемы.


Автопортрет в берете с плюмажем, 1668 год. Франц ван МИРИС Старший

В Лейдене существовала давняя традиция написания автопортретов tronies, последователем которой стал Франс ван Мирис Старший.

Особенно прославился подобной серией офортов 1620 года Рембрандт ван Рейн.

На этом крошечном автопортрете представлен мужчина с двойным подбородком, вьющимися волосами и тонкими усами, одетый в украшенный пером бархатный берет, узорчатый шарф и едва заметный горжет.

Широкая улыбка, удивлённые распахнутые глаза не дают усомниться в том, что перед нами не только успешный художник, но и добрый весёлый человек, достижения которого не сделали его зазнайкой.

Портрет дамы, 1673 г
Портрет дамы, 1673 год. Франс ван МИРИС Старший

Это один из поздних красочных портретов Франса ван Мириса.

На переднем плане изображена молодая женщина на фоне простого, но элегантного интерьера, некоторые детали которого тонко намекают на её высокий социальный статус.

Дама смотрит на зрителя, изящно держась правой рукой за левое запястье.

На ней большие, декоративные серебряные серьги и кольцо на мизинце левой руки.

Женщина одета по последней моде: лиф, рукава сиреневого атласного платья и волосы украшены чёрной с золотым плетением тесьмой.

Тёмная бархатная шаль оттеняет лицо и руки модели, подчеркивая её чистую гладкую, словно фарфоровую, кожу.

Во время распродажи коллекции Франса ван Мириса в XVIII веке, Портрет дамы был продан за рекордную сумму, что свидетельствует о том, что и через сто лет после смерти художника его изящные работы пользовались повышенным спросом.

Франс ван Мирис Ст Смерть Лукреции1
Смерть Лукреции, 1679 год. Франц ван МИРИС Старший

Написанная всего за два года до безвременной кончины в возрасте сорока шести лет художника, Смерть Лукреции стала одной из лучших картин в карьере Франса Ван Мириса Старшего.

Работа на античный сюжет повествует о легендарной римской матроне, жене военачальника Тарквиния Коллатина, прославившейся своей красотой и добродетелью.

После того, как её обесчестил царский сын Секст Тарквиний, Лукреция покончила с собой, вонзив нож в своё сердце.

Немного музыки из Лейденской коллекции от различных авторов


Музыканты, 1642–1644 годы. Герард ТЕРБОРХ (1617–1681)

Ансамбль из трёх музыкантов исполняет камерную музыку, расположившись в небогатом домашнем интерьере.

Молодая девушка играет на вёрджинеле, напротив неё сидит изящно одетый молодой человек с виолой да гамба, а немного поодаль – мужчина с виолой да браччо.

Молодая женщина была написана с младшей сестры Терборха Гезины, которая послужила моделью для нескольких работ мастера. В композиции художник тонко намекает на любовные отношения между девушкой и молодым человеком.

Его брошенный украдкой взгляд и её мягкое выражение лица и глаза, скрытые в тени, подчеркивают проникновенность момента.


Молодая женщина за вёржинелом, 1670–1672 годы. Ян ВЕРМЕЕР Дельфтский (1632–1675)

ee

Этот шедевр позднего творчества Яна Вермеера Делфтского принадлежит к числу тридцати шести известных работ мастера, и является единственной работой, находящейся в частных руках.

Картина запечатлела тихую радость молодой женщины, сидящей за вёрджинелом, атмосферу утонченности и спокойствия, её гармонию с музыкой. Нежно касаясь пальцами клавиатуры, она обращается к зрителю с легкой улыбкой.

На одухотворенное лицо героини падает свет из окна, находящегося перед инструментом.

Холодное освещение в картинах Вермеера создается с помощью натурального ультрамарина, пигмента, известного своей исключительной дороговизной.


Автопортрет с лютней (Слух), 1664 год. Ян СТЕН (1626–1679)

Эта картина предположительно принадлежала к серии, изображающей пять чувств (аллегория слуха).

В XVI и начале XVII веков эти мотивы были очень популярны среди живописцев.

На этом обаятельном автопортрете известный пересмешник Ян Стен изобразил себя в образе хохочущего лютниста, непринуждённо сидящего за столом с песенником, на который, впрочем, он не обращает никакого внимания.

Художник, одетый по моде XVII века в белую рубашку, серый дублет и красные кюлоты, весело смотрит на зрителя и элегантно, со знанием дела перебирает пальцами струны лютни.

Jacob_Ochtervelt
Поющий скрипач, 1666–70гг. Якоб ОХТЕРВЕЛТ (1634–1682)

Более трети работ Якоба Охтервелта посвящены музыкальной тематике, возможно, потому, что, художник был хорошо знаком с строением музыкальных инструментов и приёмами исполнительского искусства.

Ярким примером является Поющий скрипач.

Эта небольшая, с тонкой нюансировкой картина свидетельствует о том, что художник был знаком с традициями мастеров тонкой живописи.

В нише, на подоконник которой небрежно брошена бархатная куртка баклажанового цвета, стоит одетый в причудливый костюм XVI века исполнитель, который, исподволь наблюдая за публикой, упоительно выводит рулады под звуки своей скрипки.


Дама, играющая на лютне, 1675 год. Эглон Хендрик ван дер НЕР (1634/36–1703)

Изящные композиции ван дер Нера отражают придворные вкусы XVII века, формировавшиеся под влиянием французской моды на классическую архитектуру и роскошные костюмы.

Эта картина, написанная в Роттердаме, демонстрирует его виртуозное владение кистью.

В величественном интерьере, украшенном позолотой, мраморами, напичканном дорогими предметами, сидит элегантная женщина в не менее шикарных одеждах, украшенных золотом и мехом.

Её пухленькие руки с тонкими пальцами мягко перебирают струны французской лютни, а манящее декольте подчеркивается нежной оборкой белой сорочки. 

Часть третья, окончание.

Сегодня, когда живописные шедевры старых мастеров давным-давно нашли своё законное место в знаменитейших музеях мира и известных частных коллекциях, Томас и Дафна Каплан задумали и успешно реализовали свой дерзкий проект: за 15 лет они с чистого листа собрали внушительную и многообразную коллекцию голландской живописи XVII века, приобретя практически все аутентичные живописные произведения этого периода и направления, которые изредка появлялись на международном антикварном рынке.

И дали нам возможность полюбоваться ими.


Портрет Самюэла Ампцинга, 1630 год. Франс ХАЛС

Узнаваемый живописный стиль принес Франсу Хальсу известность, заказчиками у него были не только представители знати, но и священнослужители.

Этот изысканный портрет, один из трёх, написанных на медной пластине, изображает харлемского священника, поэта и историка Самюэла Ампцинга.

Повернувшись вправо и глядя на зрителя, Ампцинг держит своё сочинение 1628 года Описание и хвала городу Харлем в Голландии. Создается ощущение, будто герой на мгновение оторвался от чтения.


Портрет Конрада Витора, 1644 год. Франс ХАЛС (1582/83–1666)

Ещё один портрет священнослужителя Конрада Витора, лютеранского проповедника из Ахена, кисти Франса Халса.

Он служил лютеранской общине в Харлеме в течение сорока лет, приехав туда вскоре после отмены декрета 1596 года, запрещавшего лютеранские богослужения.

Однако волнения в обществе продолжались, Витор стал самой спорной фигурой в религиозных кругах. Члены лютеранской общины в Голландии, видимо, видели в нем героического защитника своей веры в это неспокойное время.

Портрет 56-летнего Конрада Витора Франса Халса очень сдержан и имеет приглушенную палитру, характерную для работ мастера 1640-х годов.


Соломон и царица Савская, около 1630 года. Виллем де ПОРТЕР (1608 – после 1648)

На этой картине Виллем де Портер изобразил Ветхозаветную историю о посещении царицей Савской царя Соломона.

Она, скептически относясь к легендарной мудрости и монотеистической религии царя Соломона, отправилась с большим караваном из Сабы к его двору в Иерусалиме.

После того как царь Соломон, окруженный придворными, успешно ответил на её каверзные вопросы, восхищённая царица преклонила перед ним колени и сделала роскошные подношения: золото, специи, благовония и драгоценные камни.

На картине Соломон смотрит на царицу, восседая на высоком троне, держа в одной руке скипетр, а другой опирается на подлокотник трона.

+
Автопортрет с атрибутами занятий магией, 1635–1637 годы. Питер Ван ЛАР (1599–1642)

Пугающий своей агрессивной загадочностью Автопортрет с атрибутами занятий магией – одна из самых необычных работ не только в Лейденской коллекции, но и в голландском искусстве в целом.

Питер Ван Лар изобразил себя в состоянии леденящего ужаса при виде когтей дьявола, который пришёл предъявить на него свои права. Одетый в чёрный сюртук и шляпу чародея, мастер, с выпученными глазами и открытым ртом внезапно стал свидетелем появления беса.

Он стоит позади стола, заполненного книгами с алхимическими заметками (оккультными символами, пентаграммой и пронзённым сердцем), различными диковинными сосудами, потухшей свечой и черепом, служащим котлом для магического зелья, стоящим на горячих углях.

Чтобы усилить очень личный характер ужасного зрелища, Ван Лар поставил свою подпись в самом заметном месте картины – на нотном листе, лежащем на переднем плане. На нём начертано зловещее предостережение дьявол не шутит.

Совершенно очевидно, что в своём обращении к оккультным приёмам, чародей выпустил силы, с которыми не в состоянии справиться.

Он подошёл к той черте, где ему придётся отвечать за последствия своей дерзости.

13_-Van

Караваджистская манера передачи света и тени была изучена Питером Ван Ларом в Риме, где он провел около десяти лет.

Он был одним из активных участников римского общества голландских художников Перелетные птицы, известных своими неформальными заседаниями в римских тавернах.

Итальянцы дали Ван Лару прозвище Бамбоччо (карапуз), из-за его физического недостатка – он родился горбатым с жутким непропорциональным туловищем.

В те времена считалось (особенно на этом настаивала инквизиция), что физическое уродство является результатом влияния магии, взаимодействия с ведьмами и чародеями.

Возможно, именно такое отношение вызвало интерес у Питера ван Лара к магии и побудило к написанию подобного автопортрета.

+
Юноша за чтением, 1650 год. Якоб ван ЛО (1614–1670)

Якоб Ван Ло учился в Амстердаме и прославился благодаря портретам и жанровым картинам.

В этой работе художник изобразил мальчика, сидящего на скамье или сундуке и поглощенного чтением.

Его модная черная шляпа и темно-зелёный плащ небрежно брошены на спинке сиденья.

Ван Ло поместил источник мягкого света слева, чтобы подчеркнуть светящуюся кожу юноши и аккуратно прописанные складки его одежды. Изобразив простой интерьер, художник сделал акцент на психологическом аспекте картины.

Вместе с тем другие детали композиции предполагают развитие сюжетной линии.

Необычны деревянные двери и панели от пола до потолка. Голландские живописцы часто писали музыкальные сцены и персонажей, занятых чтением, однако данную работу нельзя отнести ни к одному из этих жанров.

Молодой человек не играет на инструменте, вокруг него царит тишина.

+ Герард Терборх. Дама щекочущая соломинкой спящего солдата. Около 1655
Дама, щекочущая соломинкой спящего солдата, 1655 год. Герард ТЕРБОРХ

После долгой борьбы Голландии за независимость от Испании, продолжавшейся с 1568 по 1648 годы в живописи в конце 1620-х годов появился интерес к изображению солдат в караульных помещениях в свободное от службы время.

Герард Терборх был хорошо знаком с повседневной жизнью солдат, так как в его родном Зволле располагался гарнизон, игравший важную роль в военных действиях и начал включать будни вояк в свои изящные жанровые композиции.

На картине из Лейденской коллекции изображен развалившийся на стуле спящий солдат, которого мягко будит, щекоча соломинкой, молодая женщина.

Оружие героя съехало на бок, шляпа упала на пол, его бесчувственное состояние, вероятно, стало результатом слишком большого количества выпивки.

Жест, которым женщина будит солдата, намеренно нежный и дразнящий, рог трубача, несомненно, был бы эффективнее.

Образ спящего солдата ассоциировался с ленью и пренебрежением обязанностями, особенно когда сон был вызван злоупотреблением выпивкой.

За упавшей шляпой прячется маленькая собачка.

Стершуюся при старых реставрациях соломинку в руке девушки пришлось заново рисовать в 2005 году. Горнист в растерянности почесывает голову, недоумевая, почему вести, которые он принес, не вызывают никакой реакции.

Якоб Врел
Больная женщина у камина, 1654–1656 годы. Якоб ВРЕЛ (работал в 1654–1662 годах)

Эта мирная домашняя сцена голландского художника Якоба Врела изображает пожилую женщину, сидящую на деревянном стуле в домашнем интерьере и склонившую голову к большой белой подушке, прислонённой к покрытому коричневыми изразцами высокому камину.

На каминной полке стоят тарелки, латунные подсвечники и лежит апельсин.

Справа висит совок, на полу стоят щипцы, темный терракотовый горшок и грелка для ног.

Пустой стул символизирует одиночество женщины. Она рассеянно смотрит перед собой, возможно, ей нездоровится.

Проникающий слева слабый свет окутывает серую стену и аскетичный интерьер, создавая ощущение безмятежности.

Кошка и маленькая собачка, свернувшись клубком, согреваются теплом камина.

+ CdM-Корнелис де Ман. Портрет фармацевта д-ра Изенбрандта Изенбрандтса 1667
Портрет фармацевта доктора Изенбрандта Изенбрандтса, 1667 год. Корнелис де МАН ( 1621–1706)

Портретные изображения в интерьерах вызывали интерес у заказчиков и занимали важное место в творчестве художников.

Самыми популярными мотивами были изображения за музыкальными упражнениями, перепиской, в кабинете за научными занятиями.

Множество портретов выполнялось для членов голландских медицинских сообществ.

В данной работе делфтский мастер Корнелис Де Ман запечатлел знаменитого фармацевта Изенбрандта Изенбрандтса, выходца из знатной семьи и выпускника Лейденского университета: его отец работал в Голландской Ост-Индской компании и был губернатором Коромандельского берега в Индии.

Возможно, портрет был заказан по случаю назначения Изенбрандта директором Роттердамской аптекарской гильдии, которую он возглавлял до 1704 года.

Новоиспечённый директор изображён в окружении изысканных предметов интерьера, означавших разносторонние увлечения молодого человека, обширные научные и культурные интересы, в том числе музыкой. На стене в центре в коричневой рамке герб И.

Изебрандтса с личным девизом Circumspecte (Осмотрительность), весьма подходящим к профессии фармацевта.

Небесный глобус на столе не только указывает широту познаний героя, но и отсылает к его жене Марии Блау, дочери известных картографов.

JT
Визит доктора, 1666–67 годы. Якоб ТОРЕНВЛИТ (1640–1719)

Тема посещения врачом пациентов была особенно популярной темой среди художников Лейдена в 1650–1660-х годов, что частично обусловлено научной средой Лейдена, центром которой был старейший голландский университет.

Эта великолепная работа Якоба Торенвлита, племянника и ученика Герарда Дау, является одной из лучших в этой серии.

Больная, слабая, элегантно одетая женщина, лежащая в постели, обменивается загадочными взглядами с горничной, которая нежно за ней ухаживает.

Седобородый врач держит больную одной рукой за запястье, ощупывая пульс, а другой поднимает склянку с мочой, визуально изучая её содержимое.

Опытный доктор подозревает причину недуга, вызвавшего меланхолию, от которого нет лекарств: неразделённая любовь...


Молитва перед едой, 1660 год. Ян СТЕН 1626–1679

Безмятежная картина семьи, молящейся перед началом трапезы, пропитана тихой духовностью.

Простота интерьера и одеяний отражают ценности семьи, а также роль веры в их жизни.

На стене сохранились следы от изображения распятия, позднее записанного.

Это может служить доказательством того, что персонажи картины не являются протестантами, и изначально образ задумывался как католический. На деревянной люстре начертаны слова из молитвы Да будет воля Твоя.

На плакате на стене художник поместил текст на голландском языке, свидетельствующий о религиозных убеждениях героев.

Он гласит: Трех вещей прошу у Тебя, не боле: превыше всех любить Бога-Отца, богатств не жаждать, но желать того, о чем мудрейшие молились: жить праведно в этом мире.

Все – в этих трех вещах. Обычная одежда семьи, простая мебель, голые стены и скромная еда из хлеба, сыра и ветчины указывают на то, что они действительно живут этим вероучением. Когда мать молится, обнимая своего ребенка, отец благоговейно держит шляпу перед лицом. Ключ, висящий позади отца символизирует его надежность.

В соответствии с распространенной традицией, шедевр Стена прославляет идеалы благочестивой и гармоничной семьи, популярные в голландском обществе к XVII веку.


Жертвоприношение Ифигении, 1671 год. Ян СТЕН

Сцена иллюстрирует кульминацию трагедии Еврипида Ифигения в Авлиде времён Троянской войны.

Дочь царя Агамемнона Ифигению должны были принести в жертву, чтобы корабли ахейцев, которые задерживала богиня Артемида, смогли доплыть до Трои.

Этой смертью царь надеялся искупить свою вину перед богиней Артемидой за убийство лани в её священной роще.

Девушку позвали к жертвенному алтарю под предлогом обручения с Ахиллесом.

Желая помочь отцу и заслужить попутный ветер для греческих кораблей, Ифигения согласилась со своей судьбой.

Девушка в белом платье представлена в центре драматичной сцены, возле горящего алтаря.

Черный платок Ифигении символизирует траур, а свадебные одежды сброшены и лежат возле корзины в рассыпавшимися цветами.

Справа от неё сидит отец, прикрывая лицо рукой. Художник даёт возможность домыслить неожиданную развязку этой сцены, поместив возле алтаря жертвенную лань, которую Артемида бросила под нож жреца вместо девушки.
Серьезный исторический сюжет напоминает типичную для Стена сцену в интерьере и трактован с немалой долей юмора, за что в XVIII веке знаменитый английский художник Джошуа Рейнольдс подверг картину яростной критике.


Пир Антония и Клеопатры, 1672–1675 годы. Ян СТЕН

Это прекрасное полотно Яна Стена демонстрирует талант художника писать исторические сцены серьёзно, но не без юмора.

Сюжет был любимым у художников XVII столетия и изображает сцену из истории Антония и Клеопатры, когда любовники бьются об заклад о том, кто из них устроит самый роскошный пир.

Стремясь выиграть спор, Клеопатра растворяет одну из своих бесценных жемчужных серег в уксусе.

На картине Стен немного отошел от традиционной трактовки сюжета и изобразил момент, когда Антоний, признавая себя побежденным, одной рукой касается сердца, а другой останавливает царицу, готовую растворить вторую серьгу.

Клеопатра с белой пышной грудью и рыжеватой шевелюрой выглядит типичной фламандкой. В XVII веке история Антония и Клеопатры считалась предостережением против расточительности и излишеств и женского коварства.

Ян Стен обращался к этому сюжету не менее четырёх раз в своем творчестве.


Крестьянская пирушка, около 1676 года. Ян СТЕН

Масштабное изображение деревенского праздника относится к последнему периоду творчества Яна Стена.

Мощная сцена заполнена группами персонажей, участвующих в пирушке или переживающих её последствия.

Флаг, вывешенный из окна таверны указывает, что поводом для веселья послужила ярмарка.

По случаю праздника между деревьями подвесили венок из цветов, под которым под музыку скрипача и рылейщика танцуют пары.

Женщины и мужчины произносят тосты, наслаждаясь курением и питьем. Крестьянская пирушка стала настоящим калейдоскопом забавных сценок; в одних мастер исследовал взаимодействие между людьми из разных социальных слоев, а другим придал некоторый иносказательный смысл.

.
Притча о богаче и Лазаре (Остерегайтесь роскоши), 1677 год. Ян СТЕН

На этой картине изображены различные живописные мотивы, предостерегающие от излишеств, таких как жадность, обжорство и сладострастие. Многие персонажи пьют вино, и больше всех – гуляка в центре композиции с бокалом вина в одной руке и кувшином в другой.

Расстегнутая рубашка, красная шляпа, украшенная пером петуха, и пьяное выражение лица придают персонажу сатирический характер.

Перед ним сидит женщина с вплетенной в волосы виноградной лозой и играет на лютне, привлекая внимание зрителя.

На заднем плане веселятся волынщик и флейтист.

Сцена, разворачивающаяся справа за столом на террасе, символизирует притчу о богаче и Лазаре.

Согласно Евангелию, некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно. Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его.

После смерти Лазаря ангелы вознесли его в рай, тогда как богач попал в ад.

Увидев Лазаря с Авраамом, богач попросил смочить водой его язык, но ему отказали.

Таким образом, притча служит напоминанием о необходимости заботиться о тех, кто испытывает лишения.


Портрет художника в мастерской, 1673 год. Михил ван МЮСХЕР (1645–1705)

Потомственный художник, его дядя, оба деда, отец были живописцами.

Творческая семья ван Мюсхера, увидев способности юноши, отправила его в Амстердам учиться профессии.

Михил сменил несколько мастеров; стал известен благодаря портретам, его моделями были знатные амстердамские заказчики и члены общины меннонитов. Это автопортрет, ван Мюсхер запечатлел себя в образе состоявшегося художника, показав за своей спиной мастерскую и мольберт с незавершенной картиной с тремя фигурами.

Картина, вероятно, была написана, когда художнику исполнилось 28 лет, и он только начинал свою карьеру в качестве портретиста в Амстердаме. Уверенно смотрящий на зрителя художник, одет по моде: в коричневый бархатный берет и пурпурно-коричневый атласный халат, перевязанный вокруг талии розовым, узорчатым шёлковым шарфом.

Его брови слегка приподняты, а губы раздвинуты, как будто он готовится к разговору с нами.

В правой руке он держит палитру, кисти и палочку, а левая его рука жестом направляет зрителя на изысканные предметы на узком каменном выступе перед ним: открытые часы, прикрепленные к розовой ленте, синий лист бумаги с рисунком женской обнаженной натуры, рваный альбом, открытая книга с геометрическими рисунками (голландское издание трактата Себастьяна Серлио Все произведения архитектуры и перспективы), покоящаяся на большой закрытой книге, и небесный глобус с созвездием Большой Медведицы по рисунку голландского астронома и картографа Петера Планциуса.

Ещё один художник золотого века голландской живописи Каспар Нетшер писал жанровые сцены, картины на религиозные и мифологические темы, но с конца 1660-х годов посвятил себя исключительно написанию портретов.

Его небольшие изысканные портреты, написанные, бесспорно, под французским влиянием, были очень популярны в Голландии.

Он был любимцем аристократии, мечтавшей заказать собственное изображение, помещённое в элегантном домашнем интерьере, выполненное в изящной, утонченной французской манере.

Его живопись оказала большое влияние на голландское портретное искусство конца XVII века.

Исследователи отмечают исключительное мастерство художника в передаче фактур тканей – блестящего атласа, нежного шёлка, мягкого бархата.


Портрет Сусанны Даблет Гюйгенс, 1669 год. Каспар НЕТШЕР (1639–1684)

Каспар Нетшер изобразил Сусанну Даблет Гюйгенс (1637–1725), самую младшую из пяти детей (и единственную дочь) Константина Гюйгенса, известного поэта, музыканта, учёного, дипломата, знатока искусства и секретаря двух голландских штатгальтеров.


Портрет Сусанны Даблет Гюйгенс, 1669 год. Каспар НЕТШЕР

Прелестная Сусанна изображена на фоне пышного красного бархатного занавеса и картины с видом на сад.

На ней белое атласное платье поверх плотно присборенной сорочки, рукава которой откатываются и пристёгивются одной жемчужиной.

Через разрезы рукава проглядывает лососево-розовая подкладка.

Складки её юбки слегка подколоты назад, чтобы придать фигуре впечатление движения вперед. Сусанна держит в левой руке веточку флёрдоранжа – символа чистоты и невинности.

Она причёсана по последней французской моде в стиле маркизы де Севинье – мелко завитые волосы, собирались в пучки по обе стороны головы.

+
Две женщины с корзиной лимонов, 1664–65 годы. Каспар НЕТШЕР

В семнадцатом веке лимоны и другие цитрусовые импортировались из Средиземноморья и были большой роскошью.

На картине Нетшер изобразил двух женщин, рассматривающих лимоны.

Это своего рода иллюстрация роли женщины в ведении домашнего хозяйства.

В голландских наставлениях по домоводству семнадцатого века содержались рассуждения о важности приобретения самых лучших продуктов без чрезмерных трат. Таким наставлениям сопутствовал рост популярности изображений женщин, покупающих еду.

Обычно эти сцены разворачивались на рынке или во дворе дома, однако Нетшер разместил персонажей – женщину и ее служанку – в интерьере. Таким образом, художник совместил сцену торговли с элегантной и богатой домашней обстановкой.


Сара приводит Агарь к Аврааму, 1673 год. Каспар НЕТШЕР

И на этой картине, написанной на ветхозаветный сюжет Каспар Нетшер, известный своим утонченным стилем, расположил героев в элегантном домашнем интерьере XVII века.

После многих лет брака библейский патриарх Авраам и его бесплодная, старая жена Сара не смогли зачать ребенка.

В надежде на то, что они еще могут стать наследниками, Сара предлагает мужу красивую юную египетскую рабыню Агарь в качестве наложницы. Художник сделал смелую трактовку этого сюжета, акцентируя внимание на Авраме, с интересом выслушивающего предложение жены.

Из-за полога за сценой подглядывает и подслушивает служанка.

Возможно, взяв пример из Библии, где говорится, что Авраам был очень богат скотом, серебром и золотом, Нетшер окутал фигуры роскошью: мерцающие покрывала, массивный золотое кувшин и поднос, мягкие ковры на столе и полу, а также тонкие шелковые и бархатные одежды самих фигур.

+ Якоб Торенвлит (1640-1719). Аллегория живописи, около 1675-1679
Аллегория живописи, 1675–1679 годы. Якоб ТОРЕНВЛИТ

Несколько раз в своей творческой карьере Якоб Торенвлит обращался к аллегорическим сюжетам.

Среди них и Аллегория живописи.

Несмотря на обычный голландский интерьер со столом, покрытым красочным ковром, книжной полкой, подвесным занавесом и любознательной собакой, многочисленные графические элементы в этой работе имеют символические ассоциации, которые отличают его от жанровых картин Tоренвлита.

Концепция картины взята из Иконологии Чезаре Рипы: Поэзия в живописи молчит, в то время как живопись в поэзии говорит.

Торенвлит точно знал этот текст, так как персонаж в его картине Аллегория риторики держит в руках именно эту книгу.

Предметы рядом с женщиной в светло-голубом платье, в том числе палитра с кистями, палочка и роспись на мольберте на заднем плане, указывают на то, что она – это аллегория живописи.

Указывая на открытую книгу, подчеркивая важность слова, как первоисточника для художников, она поворачивает голову к старику в мантии, который собирается увенчать её лавровым венком.

На нём такой же венок, он держится рукой за небесный глобус, и символизирует поэзию.


Персонаж Ветхого Завета, возможно царь Соломон, около 1685–1690гг. Арт де ГЕЛДЕР (1645–1727).

Арт (Арент) де Гелдер, известный своей смелой работой с цветом и живописной фактурой, был одним из последних учеников Рембрандта ван Рейна. Писал преимущественно исторические и религиозные полотна.

С 1694 по1711 годы художник служил капитаном в городской милиции, что помогало ему в получении заказов от дордрехтской знати.

На этой картине мастер изобразил сидящего на троне восточного правителя в роскошном экзотическом одеянии: тюрбане, украшенном пером и жемчугом, плаще с дорогим горностаевым мехом на плечах.

Персонаж может быть идентифицирован как ветхозаветный царь, его молодое лицо указывает, что это скорее всего Соломон.

Он сидит, опершись локтем, и смотрит в задумчивости куда-то вдаль.

В правой руке царь держит золотой скипетр – атрибут, с помощью которого он разрешал споры и конфликты.

Голландский художник Годфридус Схалкен учился сначала у Самюэла ван Хогстратена, в Дордрехте.

Затем, переехав в Лейден, продолжил обучение в мастерской ученика Рембрандта Герарда Доу, где он в совершенстве овладел отточенной живописной техникой, а также впервые проявил интерес к изображению жанровых сцен при свечах.

К концу 1660-х годов он стал специализироваться на ночных композициях с искусственным освещением.

Писал в основном портреты и жанровые полотна.


Притча о потерянной драхме, около 1675 года. Годфридус СХАЛКЕН (1643–1706)

Притча о потерянной драхме иллюстрирует сюжет из Евангелия от Луки.

Женщина, потеряв одну из десяти драхм, зажигает свечу, чтобы найти ее.

Обнаружив монету, она созывает подруг, дабы порадоваться вместе. Притча говорит о счастье покаяния, а свет свечи символизирует слово Божие.

Годфридус Схалкен Купание Дианы и нимф
Купание Дианы и нимф, 1680–1685 годы. Годфридус СХАЛКЕН

Любимым мифологическим персонажем Схалкена была богиня Диана.

На картине Диана, узнаваемая по полумесяцу в её прекрасных волосах, стоит на лесной поляне. Одетая в короткое платье, как описано Овидием в Метаморфозах, она держит окровавленную стрелу в левой руке и лук в правой руке.

Спутницы Дианы – шесть лесных нимф – присели отдохнуть. Богиня, уставшая от погони, собралась купаться в кристально чистой воде.

Её озаряет исходящий слева свет, подсвечивая золотистые волосы и украшающий их полумесяц.


Портрет Бартхаута ван Слингеландта, 1682 год. Годфридус СХАЛКЕН

Имя человека, изображенного на картине, было неизвестно до 2005 года, пока Гвидо Янсен не определил его как Бартхаута ван Слингеландта по рисунку, сделанному с этого портрета Матеусом Верхейденом.

Надпись на рисунке указала не только имя модели, но и дату создания оригинальной картины.

Великолепно одетый человек в расцвете сил изображен в три четверти длины на фоне лесного пейзажа.

Он носит парик с ниспадающими русыми кудрями, которые покрывают его грудь.

На нём надеты белая льняная рубашка со сложной кружевной отделкой на шее, богато украшенный плащ.

Его правая рука упирается в бедро, а левая лежит на убитом зайце, весь вид выражает уверенность в себе. После изучения права в Лейдене Бартхаут в 1677 году стал советником при Голландском суде.

А во время написания этого портрета, был приглашен в Старый совет Дордрехта – главный орган управления города, считавшегося старейшим в Голландии, и занимавший ключевые позиции в Генеральных штатах.

Таким образом, этот роскошный портрет молодого дворянина символизировал его быстрорастущий статус в обществе, которым он пользовался и в дальнейшем.


Юноша и девушка, разглядывающие статую Венеры при свете лампы, около 1688–1692гг. Годфридус СХАЛКЕН

Перед нами, за отодвинутым в сторону зеленым атласным занавесом, романтическая сцена: молодой человек в берете художника, держащий в левой руке рисунок, изображающий контуры мраморной статуи или гипсового слепка известной античной скульптуры Венера на корточках, стоящей рядом на столе, рассказывает о ней находящейся рядом с ним молодой женщине.

На переднем плане лежит слепок головы другой античной статуи, скорее всего так называемой Юноны Чези.

Отблески света медной масляной лампы мягко озаряют пространство. Изучение античной скульптуры было важной частью обучения молодых художников, а к середине XVII века стало обязательной составляющей академического образования.

Некоторые исследователи полагают, что в образе молодого художника Схалкен запечатлел себя, таким образом, эта картина в остроумной форме передает собственные взгляды мастера на искусство и идеалы классической древности.

Хотя центральными мотивами композиции являются художественная практика, усердие и античные идеалы, можно предположить, что она может быть и отражением идеи любви, ведь Венера – богиня любви.

Годфридус Схалкен Кающаяся Мария Магдалина, 1700
Кающаяся Мария Магдалина, 1700 год. Годфридус СХАЛКЕН

Эта масштабная работа одна из двух, написанных Схалкеном для курфюрста Пфальцского Иоганна Вильгельма.

В те времена фигура Марии Магдалины стала знаковым примером кающейся грешницы. Согласно популярному тогда сочинению XIII века – Золотой легенде Иакова Ворагинского, Мария происходила из древнего царского рода, но роскошную жизнь она сопровождала распутным поведением. Однако, встретив Иисуса Христа, она оставила прошлое и встала на путь покаяния.

Схалкен изобразил Марию Магдалину сидящей рядом с саркофагом, на котором лежит толстая книга и поверх неё горящая масляная лампа, которую Мария сжимает правой рукой.

Магдалина поднимает левую руку и поворачивает голову вверх в сторону ряда ангелов, которые держат пальмовую ветвь и венок и купаются в небесном свете.

У её ног лежат дорогие куски ткани, на них – золотая и серебряная посуда, жемчуг и золотая медаль, висящая на синей ленте, корона и золотой скипетр.

Художник продемонстрировал свой талант изображать эффекты ночного освещения несколькими источниками света – масляной лампой и ангельским светом, струящимся сквозь облака.

Женственная красота героини сочетается с озарением, дарованным ей с небес.

Тень от красного занавеса, обрамляющего композицию, и ночной вид штормового моря вдали ещё больше подчеркивают световые эффекты.

3a8c0df

Большое спасибо супругам Каплан за доставленную радость!!!


1.основной источник

2.источник 1, 2, 3, 4

3.источник