Творчество ювелира Рене Лалика

Имя Рене Жюля Лалика в истории мирового ювелирного искусства стоит в одном ряду с именами таких всемирно прославленных мастеров, как Карл Фаберже, Фредерик Бушерон, Луи-Франсуа Картье, Луис К. Тиффани.

Благородный блеск хрусталя, сияние ювелирных украшений, тонкий аромат французских духов, прелесть стилей модерн и арт деко — таковы ассоциации со словом «Lalique».

Эта знаменитая торговая марка, символизирующая роскошь и изысканность, получила имя своего создателя — Рене Жюля Лалика, замечательного художника и дизайнера.

Он ввел в ювелирное дело новые материалы и сюжеты, произвел революцию в стеклоделии и запатентовал 16 собственных технологий.

Лалик проявил себя и как выдающийся маркетолог, обратившись к массовому производству художественного стекла, создав новые направления на рынке и меняясь вместе с миром, которому дарил красоту.

/ Все названия даны сверху иллюстрации /

Рене Жюль Лалик. Фото 1903 года

Сын портнихи и торговца вином, Рене Лалик родился и вырос в Шампани, в краю старинных замков и виноградников.

Когда мальчику исполнилось два года, семья переехала в Париж, однако регулярно приезжала в родной городок Ай на летний отдых.

В 1872 году юный Рене поступил в колледж Тюрго. Четыре года спустя, после смерти отца, Рене стал учеником ведущего парижского ювелира Луи Аукока, представителя семейной династии, чьей компании Aucoc покровительствовали французские монархи, а позже Наполеон III и его жена императрица Евгения.

Компания Аукока специализировалась на изделиях из серебра, а также стекла, выпуская элегантные несессеры — изысканные комплекты всего самого необходимого для длительного путешествия.

Это дало молодому Лалику прекрасную возможность «с нуля» изучить производство ювелирных изделий, стекла, а также дизайн.

Работая в Aucoc, Лалик параллельно посещал парижскую Школу декоративных искусств. В 1878 году он на два года уехал в Лондон, где оттачивал свои навыки графического дизайна в Художественной школе Кристал Пэлас.

Здесь студентов обучали таким предметам, как акварель, черчение, рисунок, лепка и живопись маслом.

В Кристал Пэлас любовь молодого художника к природным мотивам вышла на новый уровень и стала одним из ярких творческих увлечений, которые прославят его в будущем.

ожерелье Рене Лалика из фундука (выставка Медузы, музей современного искусства в городе Париж)

В 1880 году двадцатилетний Рене Лалик вернулся в Париж, полный новых замыслов и идей. Работая в мастерской у родственников, он создавал дизайны для ювелирных украшений, параллельно брал уроки пластики у скульптора Жюстина Лекьена.

Прошло немного времени, и Лалик стал работать внештатным дизайнером во многих французских ювелирных компаниях, среди которых были Cartier и Boucheron, а также обзавелся частной клиентурой.

1884 год принес Рене Лалику первое признание: его рисунки и эскизы были представлены на выставке прикладного искусства в Лувре. Рассказывают, что знаменитый парижский ювелир Альфонс Фуке, увидев работы Лалика, отметил: «В то время я не знал ни одного ювелирного дизайнера, и, наконец у нас он есть!»

Один из заказчиков Лалика предложил молодому ювелиру партнерство. Компания Lalique&Varenne просуществовала недолго — Лалик получил более выгодное предложение от ювелира Жюля Дестапа, который оценил мастерство и коммерческую хватку Рене.

Вскоре Лалик возглавил мастерскую Дестапа и получил право на собственное клеймо.

Украшение для корсажа 1904-1905 г Жук

Брошь

Перед ним открываются огромные возможности для экспериментов с новыми материалами и дизайном, которые впоследствии сделали его одним из самым знаменитых ювелиров эпохи ар-нуво.

В 1885 году Лалик женился на Марии-Луи Ламберт, в браке родилась дочь Жоржетта, однако семейное счастье продлилось недолго, и супруги расстались. Лалик полностью погрузился в работу.

Он вводил в свои украшения новые материалы: используя слоновую кость и рог, эмаль и поделочные камни, Лалик ознаменовал переход ювелирного изделия от изысканной оправы драгоценного камня к многоплановому произведению искусства.

Все материалы, которые он использовал, подчинялись дизайну изделия, оправдывая не столько его стоимость, сколько художественную ценность. На брошах, подвесах, тиарах возникали пейзажи и портреты, экзотические птицы, букеты цветов и нагие женские фигурки.

Рядом с бриллиантами стояли камеи из слоновой кости, на гребнях из рога сверкало цветное стекло и жемчуга, инкрустации из полудрагоценных камней обрамлялись золотом и изумрудами.

Гребень

Это была революция, это было попрание всех принципов ювелирного дела. И это было высокое искусство, которое вскоре оценили во всем мире.

Рене Лалик. Ваза «Roses»

Парижский салон дю Шан-де-Марс в 1889 году принес Лалику еще большую известность: о нем заговорили, его ругали, его превозносили, но вся эта шумиха сыграла ему на руку. Немало женщин желало получить украшение «от Лалика», но одной из главных его заказчиц, способствовавших оглушительному успеху ювелира, стала Сара Бернар.

Актриса была в зените славы, ее афишами пестрел весь Париж, о ней говорили, ей подражали.

Бернар была желанной гостьей в лучших парижских салонах и одной из законодательниц мод.

Массивные украшения Лалика плохо смотрелись на закрытых платьях, и модельеры пошли у него на поводу: модели стали более изящными, ткани — струящимися, а женщины — более оголенными.

Став его поклонницей и живой моделью, Сара Бернар тем самым внесла свою лепту в прославление Мастера. Это для нее он создает знаменитые «ошейники» из перламутра, драгоценностей, керамики или металла.

Она заказывает ему колье, браслеты, брошки и гребни для каждого отдельного спектакля. Лалик даже придумывает для нее прически.

«Божественной Саре» пришлись по душе изысканные украшения Лалика, их декоративность и плавные линии, восточная стилизация, напоминающая о Японии, Египте и Китае.

Броши и широкие ожерелья-ошейники, диадемы и кольца, тяжелые браслеты и крупные серьги «от Лалика» сверкали и переливались в свете рампы, делая Сару Бернар неотразимой, а Рене Лалика — всемирно знаменитым.

Рисунок

ожерелье фрагмент

Позже украшения для актрисы создавали художник Альфонс Муха и ювелир Жорж Фуке.

Рене Лалик и его вторая жена, Августина-Алиса Ледрю

Лалик все еще был женат, когда встретил Августину-Алису Ледрю. Она была дочерью скульптора Огюста Ледрю, который был известен своими бронзовыми фигурками и вазами в стиле ар-нуво. Как и Лалик, Ледрю обожал обнаженную женскую натуру, и многие его произведения в чем-то перекликались с работами будущего зятя.

Так или иначе, Рене и Алиса полюбили друг друга. В 1892 году Алиса родила Лалику дочь Сюзанну, и лишь год спустя художник окончательно оформил развод с первой женой — Марией Ламберт.

В 1900 году у пары родился сын Марк, два года спустя они официально оформили отношения. Алиса получила достаточно хорошее художественное образование, прекрасно разбиралась в искусстве и его современных течениях.

Рассказывали, что она работала над некоторыми эскизами для украшений, создаваемых в мастерских ее мужа. Лалик всегда мог рассчитывать на ее совет и всевозможную поддержку в начинаниях. К сожалению, этот союз продлился недолго — Алиса скончалась в 1909 году.

Ожерелье, созданное Рене Лаликом для второй жены, Алисы Ледрю. Опалы и аметисты. Ок. 1897–99. Музей Метрополитен, Нью-Йорк

Оно же, вид в другой плоскости

Что ж, снова работа. На волне коммерческого успеха в 1890 году Рене Лалик открыл новый магазин улице Терезы, близ парижской Оперы. Укрепившееся благосостояние позволило ювелиру расширить творческие возможности и начать первые эксперименты со стеклом, которое его привлекало еще со времен работы у Луи Аукока.

Цвет, форма, оттенки, способы обработки и дизайнерские возможности — все эти аспекты стекла стали объектами пристального внимания Рене Лалика. Первые шаги в новом направлении он делал в своем загородном доме в деревне Клерфонтен, недалеко от Парижа.

Его экспериментальные работы принесли ему признание, но о доходах речь пока не шла.

Корсажная брошь «Женщина-стрекоза» ок. 1903 г.

Корсажная брошь «Женщина-стрекоза» ок. 1903 г. иной ракурс

Корсажная брошь «Женщина-стрекоза» ок. 1903 г. фрагмент

Стенд Рене Лалика на Всемирной выставке в Париже, 1900. Париж, музей декоративных искусств © MAD, Париж.

В 1895 г. Лалик вновь выставил коллекцию украшений в салоне du Champ-de-Mars.

На этот раз он представил на суд зрителей украшения, в которых использовался рог индийских и южноамериканских буйволов.

"В работах не только одного Лалика, испытавшего воздействие идей «ар нуво», объектами, порою в буквальном смысле, ставали деревья, камни, лес, небо и даже вода. Именно в этом искусствоведы усматривают огромное влияние традиционных культур Японии и Китая с их философией созерцания красоты и непостижимости природы. Как раз в "органической архитектуре" бесконфликтно и крайне выразительно сочетаются лучшие качества самых обычных природных материалов – необработанного камня, дерева, слоновой кости, меди." (эта цитата отсюда)

Эта же стрекоза

Теперь уже не только публика, но и критики ахнули от восхищения, ведь работы были умопомрачительно прекрасны, бесподобны. Через пару лет за гребень для волос из рога и слоновой кости Лалик получит свою первую премию, а чуть позже орден Почетного Легиона за фурор, произведённый новой коллекцией украшений на Брюссельской ювелирной выставке.

Коллекция ювелирных изделий в стиле ар-нуво, показанная Лаликом, принесла ему грандиозный успех, который он еще более укрепил на Брюссельской Всемирной выставке 1897 года.

За экспозицию, представленную на Всемирной Парижской выставке в 1900 году, Рене Лалик получил Гран-при и был награжден Орденом Почетного Легиона. Это — всемирный триумф, это новые заказчики. Монархи и аристократия оценили гениальность ювелирного мастерства Лалика, его символизм , его новаторство, смелость дизайнерской мысли и виртуозное ее воплощение.

Рене Лалик. Эскизы к ювелирным украшениям. 1894−1896 гг.

Три «F»: «femme», «flore» и «faune» — женские образы, флора и фауна — стали основными мотивами, которые прославили имя ювелира.

Его умение выразить в изысканных украшениях дух fin de siècle — «конца века», «прекрасной эпохи», пронизанной индивидуализмом и отказом от общепринятых норм, как нельзя более соответствовало запросам богатой публики.

Никогда до Лалика в ювелирных украшениях не было сюжетов со змеями, рыбами, пчелами, жуками или стрекозами.

Насекомые, а также бамбук, водоросли, лианы, — отголоски увлечения японским искусством, модным в Париже рубежа веков, Лалик перенес в формы art nouveau. ...

Рене Лалик. Брошь «Зимний пейзаж», 1899−1900 гг. Золото, укрывистая эмаль, стекло, жемчуг

Примерно в это время у Лалика появился богатый поклонник, финансист и нефтяной магнат Галуст Саркис Гюльбенкян.

Страстный коллекционер прекрасного, Гюльбенкян влюбился в творчество Лалика, считая его работы шедеврами ювелирного искусства; «меня может удовлетворить только лучшее» — говорил он.

За время их дружбы магнат приобрел более 150 украшений и дизайнерских вещиц, мог купить сразу всю новую коллекцию.

Сегодня его обширное собрание произведений Рене Лалика в числе других 6000 экспонатов можно увидеть в музее Галуста Гюльбенкяна в Лиссабоне.

Продолжая свои опыты со стеклом, Рене Лалик в 1905 году познакомился с парфюмером Франсуа Коти, который к тому времени уже успел прославиться своим первым созданным именным парфюмом — Rose Jacqueminot («Роза Жакмино»).

Любопытно, что первые заказы на новые духи Коти получил после того, как случайно разбил флакон в одном из магазинов, который отказал парфюмеру в сотрудничестве.

Запах был так прекрасен, что посетители стали требовать от продавца немедленно продать им эти духи.

«Эвкалипт»

Первым делом Коти заказал Лалику разработать дизайн для флаконов, которые в то время были довольно невзрачными, практически аптечными пузырьками.

Но вскоре Коти решил, что его духи должны выделяться не только запахом, но и внешним видом.

Как ювелир он сделал невозможное: заставил женщин отказаться от золота, бриллиантов и алмазов ради обыкновенного стекла, полудрагоценных камней и самоцветов, янтаря, яшмы, эмали, рогов и черепашьих панцирей.

Образы и фигурки выходили из мистического тумана ар нуво: змеи, стрекозы и скарабеи, павлины и колосья пшеницы, чувственные силуэты женщины, в которой угадывался очаровательный образ Августины-Алисы Ледрю - друга Родена и дочери скульптора Огюста Ледрю

Рене Лалик. Рельефный портрет Алисы Ледрю. Музей стекла, Корнинг, США

Августина - Алиса (на фото вместе с Рене Лалик ) стала музой, ближайшим другом и добрым советчиком в творческой мастерской Рене. Считается, что некоторые эскизы украшений созданы Алисой или при ее участии..

Рене Лалик. «Молодая женщина с сосновыми ветвями». 1900. Женский профиль - Алиса Ледрю

Успех духов «Роза Жакмино» в новом флаконе от Лалика с пробкой в виде распускающейся розы превзошел все ожидания Коти: так началось долгое и плодотворное сотрудничество парфюмера и ювелира.

Лалик «одевал» все знаменитые духи Коти — Cyclamen, Ambre Antique, Styx, Chypre, L’Origan, Le Muguet, — а позже по заказу парфюмера выполнил дизайн для его нового магазина на 5-й Авеню в Нью-Йорке.

Вслед за Коти к Лалику стали обращаться и другие парфюмерные дома: идея нарядных флаконов показала сою коммерческую состоятельность, и заказы пошли одни за одним. Roget&Gallet, Worth, Molinard, Guerlain, Lelong, Houbigant — духи этих фирм вскоре были представлены на рынке изысканными дизайнами от Рене Лалика.

Сам Лалик был поглощен новой работой со стеклом, к которой так стремился последние годы. Вскоре его стеклодувные мастерские перестают соответствовать объемам заказов, и Лалик часть работ передает на фабрику Легра, а в 1909 году берет в аренду стеклодувный завод и позже выкупает его.

Брошь «Поцелуй»

Брошь «Поцелуй» была создана Рене Лаликом для очаровательной француженки в память об их бурном романе, который начался в Лондоне примерно в 1904 году. Лалик обожал женщин, боготворил женщин и временами заводил романы на стороне.

От этой связи в 1907 году родился мальчик Рене Ле Мениль. На обороте броши — надпись: «Я мечтаю о поцелуях, которые длятся вечно!».

Когда Лалику исполнилось 65 лет, его третья спутница жизни, Мари Анере, родила ему сына Жана Раймона, а в 1927 году — дочь Жоржетту. Всего у Рене Лалика было шестеро детей.

На основе рисунка броши был создан и флакон для духов «Поцелуй»

Видео - ЛАЛИК - Одиссея священного огня

Рене Лалик, «отец» нового направлений в дизайне, мечтал «создавать что-то, чего раньше никогда не видели».

Времена менялись, и от ювелирных изделий он постепенно перешел к изготовлению стекла.

К 1912 году мастер полностью сосредоточился на стекольном производстве, присовокупив к своему дизайнерскому таланту искусство создавать новые рецептуры стекла и методы его обработки.

Каждый из парфюмерных флаконов, вышедший из рук Лалика, был произведением искусства и встречался публикой с восторгом..

«Бабочка»

«Сильфида»

«Commedia».

флакон «Сирены» (1905). В октябре 2012 года был продан на аукционе в Токио за рекордную сумму 370 тыс. долларов США

«Шиповник Королевы» 1920г.

Стеклянный флакон духов LALIQUE с рисунком Клерфонтена 1945 года выпуска

Одним из его любимых материалов стал хрусталь. Рассказывают красивую историю о том, как в юные годы Рене, любящий рисовать, замечательно изображал природу, но никак не мог запечатлеть облака.

И вот многие годы спустя он наконец нашел материал, в котором смог передать зрителю воздушность и переменчивость движения облаков, и это было хрустальное стекло.

Ваза с завихрениями из хрусталя

Ваза «Вакханки»

«Женщины и природа — мой главный источник вдохновения» — не уставал повторять Лалик. Прекрасные женские лица и силуэты то и дело возникали на всех его произведениях — ювелирных украшениях, флаконах для духов, вазах.

Одна из самых знаменитых ваз Лалика — «Вакханки» — до сих пор остается культовым произведением искусства. Дизайнеру удалось передать восхитительную пластику танцующих женских тел, напоминающих античных богинь.

С 1909 по 1912 годы Лалик создал несколько уникальных ваз.

Ваза 1924 г.

Произведения, созданные по технологии «исчезающего воска» (Cire Perdues), существовали в единственном экземпляре — такова технология производства. Всего таких предметов было создано порядка 700, и каждый из них является уникальным — и, соответственно, очень дорогим — произведением стеклянного искусства.

Техника «исчезающего воска» использовалась Лаликом для создания сложных объемных форм, как, например, его знаменитые вазы «Восемь попугаев» и «Розы». Также в каталоге его работ более 300 серийных ваз, созданных при помощи пресс-форм или отливки.

Рене Лалик. «Ель»

"Для своей души - Рене Лалик бесконечно экспериментировал с цветным и муаровым стеклом, понимая - не зря он заинтересовался стилем «ар нуво». И он - трудился все более интенсивно…

Во многих своих первых работах нового стиля Лалик применял метод литья «исчезающего воска» (взятый им из ювелирной техники, затем его назовут «метод литья по выплавляемым моделям» для художественных изделий).

Он прекрасно освоил эту технологию, затем, ее усовершенствовав, внедрил в промышленных масштабах на заводе в Винжен-сюр-Модере.

Так появился новый технологический метод - литье стекла под давлением.

Точно такой же прием освоит уже и знаменитый чех - Альфред Муха… Именно с помощью этой технологии были выполнены почти все стеклянные творения Лалика - скульптуры и вазы из стекла.

Но то был не рядовой хрусталь, а стекло, с нанесённой на него патиной (цветной эмалью).

Именно это стекло - и есть поражающая своей красотой характерная особенность всех стеклянных работ Лалика, хотя рецепт состава и метод обработки знаменитого "опалесцентного стекла Лалика" до сих пор является «секретом фирмы» и ее "know how" отсюда"

Расширению производства помешала Первая мировая война: завод выпускал продукцию, необходимую для военных, в том числе обыкновенные бутылки и пузырьки для лекарств, а позже закрылся.

Лишь в 1921 году Лалик вновь открывает новый завод по производству стекла в Эльзасе, в местечке Венжан-сюр-Моде с давними историческими традициями стекольного производства. Сегодня это единственная в мире фабрика Lalique.

Кулон - Принцесса Лойнтэйн 1898-99г. работа Рене Лалика

Кулон 1905

Брошь «Орхидея». Золото, серебро, опал, эмаль. -1898−1902гг. Музей Лалика, Lalique Museum Hakone,Япония.

Брошь «За пределами границ». Бриллианты и стекло. Ок. 1897 -1898гг.

Брошь. Бриллианты, стекло и эмаль. 1899-1901 гг.

Подвеска «Два павлина»

Брошь.

Начиная с 1925 года Рене Лалик увлекся еще одним дизайнерским направлением: он стал изготавливать автомобильные талисманы — маскоты, которые украшали капот автомобиля. (примечание: Маскот — в широком смысле это персонаж-талисман. Свои маскоты есть, например, у Олимпийских игр, спортивных команд, университетов. А ещё — у некоторых брендов. Персонаж может быть изображён на логотипе или просто являться частью фирменного стиля. Маскот может изображать животное, человека или вымышленное существо — в зависимости от дизайнерской задумки.)

Одним из первых талисманов стал Cinq Chevaux («5 лошадей»), который был разработан для Citroen.

В последующие 6 лет было выпущено еще 30 автомобильных талисманов, в том числе один персональный — Levrier 1 — для авто принца Уэльского.
Лалик создавал сами фигурки, а также разработал их крепления и специальное освещение, которое можно было регулировать с помощью цветных фильтров, чтобы талисман светился во время движения автомобиля.

Это было невероятно роскошно для своего времени.

Сегодня маскоты Рене Лалика — большая редкость, гордость коллекционеров.

Так, в марте 2012 года состоялся аукцион RM Sothebys, на котором коллекция из 30 автомобильных талисманов была продана за рекордную сумму 805 тысяч долларов США.

Маскот "Дух ветра" 1928г.

Талисман из прозрачного и матового стекла 1931

1956г. Rolls-Royce Silver Wraith Крыша из плексигласа

В 1925 году в Париже прошла Международная выставка современных декоративных и промышленных искусств, и, конечно же, это значимое культурное мероприятие не обошлось без Рене Лалика. Он разработал дизайн и оформил павильон «Севр», центральной композицией которого стал стеклянный фонтан «Весна Франции».

фонтан «Весна Франции».

Лалик увлекся архитектурными концепциями, и начал с собственного дома в Париже на Cours la Reine. Он украсил парадный вход дверями со стеклянными вставками, изображающими сосновые ветви и шишки, рисунок которых продолжается на стенах. Это было и рекламным ходом, поскольку здесь размещался выставочный зал и мастерская художника.

В начале 1920-х годов Лалик расширил свое производство стекла, включив в него проектные и производственные работы по оформлению интерьеров нескольких океанских лайнеров, в том числе «Париж» (1921), «Иль де Франс» (1927) и наиболее известный — «Нормандия» (1935), о котором говорили, что это самый большой объект, когда-либо приводимый в движение человеком. В 1927 году Лалик спроектировал и изготовил ряд архитектурных украшений для Овиат Билдинг в Лос-Анджелесе — здания, полностью решенного в стиле ар деко.

Интерьер поезда Восточный экспресс. 1929г.

В годы Второй мировой войны основное производство Лалика в Эльзсе и большую часть бизнеса пришлось закрыть. Мастер очень переживал о своих бесценных формах, находящихся на оккупированной территории.

Всего за несколько дней до своей кончины он получил известие о том, что его фабрика в Вингене была освобождена войсками союзников, и все формы уцелели.

Это стало для Рене Лалика большим утешением в последние дни жизни. Он скончался 1 мая 1945 года в своем парижском доме — в доме со знаменитыми стеклянными дверными панелями на Cours la Reine. Мастер был похоронен на кладбище Пер Лашез, и на надгробном камне Рене Лалика поместили стеклянное распятие, созданное по его собственному дизайну.

Слава Лалика как дизайнера интерьеров была огромна.

В том же 1927 году его пригласили спроектировать интерьеры для вагонов-ресторанов Восточного экспресса. В 1929 году он сделал украшения для знаменитого Fairmont Peace Hotel в Шанхае.

Несколько лет спустя ему заказали оформление нескольких церквей, том числе церкви Св. Матфея в Миллбруке, остров Джерси, которая сегодня известна как «Стеклянная церковь».

Мастер также изготовил стеклянные двери для Императорского дворца принца Асаки в Токио (в настоящее время — Токийский музей Metropolitan Teien).

В годы Второй мировой войны основное производство Лалика в Эльзсе и большую часть бизнеса пришлось закрыть. Мастер очень переживал о своих бесценных формах, находящихся на оккупированной территории.

Всего за несколько дней до своей кончины он получил известие о том, что его фабрика в Вингене была освобождена войсками союзников, и все формы уцелели. Это стало для Рене Лалика большим утешением в последние дни жизни.

Он скончался 1 мая 1945 года в своем парижском доме — в доме со знаменитыми стеклянными дверными панелями на Cours la Reine. 

Мастер был похоронен на кладбище Пер Лашез, и на надгробном камне Рене Лалика поместили стеклянное распятие, созданное по его собственному дизайну.

Стеклянный алтарь Лалика в стеклянной церкви Джерси

Немного о продолжении дела Рене Лалика в наши дни

Мари-Клод Лалик - внучка Рене Лалик

Коллекция ювелирных украшений l’Odyssée du Feu Sacré был представлена публике в 2012 году и ознаменовала возвращение к традициям, заложенным основателем компании, удивительным ювелиром и дизайнером Рене Лаликом.

Дело отца принял сын Марк Лалик, который продолжил традиции отца и много работал с хрусталем.

 В 1977 году во главе компании встала внучка дизайнера, Мари-Клод Лалик — она вернулась к производству ювелирных украшений в фирменном стиле Лалик, а в 1992 году выпустила на рынок парфюмерные ароматы, перевым из которых стал «Lalique de Lalique». 

В 2008 году компанию Lalique приобрела швейцарская группа Art & Fragrance под управлением Сильвио Денца, которая в настоящее время занимается ее глобальным развитием и наращивает мощности по производству хрустального стекла.

флакон «Яблоко»

В 2011 году компания начала развивать дизайнерское направление. Коллекция Lalique Maison, созданная в стиле ар-деко , возникла в результате сотрудничества компании с известными дизайнерами Lady Tina Green и Pietro Mingarelli.

В том же году заработало еще одно подразделение — Lalique Art, которое сотрудничает с выдающимися современными художниками, фондами и талантливыми дизайнерами для создания уникальных произведений искусства. Свои таланты в работе с хрусталем уже испробовали художники Демиен Херст и Аниш Капур.

Дэмиен Херст и Lalique Eternal Truth. Символ мира, голубь с оливковой ветвью в 18-каратном золоте. 20 экз. 58 000 евро.

Ваза

За свой долгий творческий путь Рене Жюль Лалик освоил множество профессий и в каждой из них достиг небывалых высот. Художник, ювелир, стеклодув, стилист, дизайнер, архитектор — Лалик обладал потрясающей фантазией и оставил после себя богатейшее наследие.

Продолжатели его дела до сих пор пользуются огромным багажом художественных идей, промышленных рецептов, принципов производства, которые были смыслом существования предприимчивого француза.

Автор: Рита Лозинская

Интересная статья встретилась мне на иностранном сайте, немного процитирую через гугл-переводчик.

Под другим углом зрения автор рассматривает творчесвто Ювелира

"Работа Рене Лалика - это разъяснение мифов, алхимии, магии и ювелирного дизайна.
В свое время (начало 1900-х годов) он считался мастером в использовании алхимических процессов производства стекла для изготовления своих опалесцирующих, паутинных форм, что дало ему титул ‘изобретателя современных ювелирных изделий’.

"Работы Рене Лалика завоевали широкую популярность. Он уже использовал эмаль и стекло в сочетании с золотом, опалами, бриллиантами, жемчугом или аметистами для украшения своих украшений. В то время от оригинальности и креативности отказались в пользу вычурных и роскошных стилей с обилием драгоценных камней. Лалик сделал материалы, которые он использовал, центральными в своих проектах. Он выбрал их за их силу, свет и цвет, независимо от того, были они драгоценными или нет. Он сочетал золото и драгоценные камни с полудрагоценными камнями, перламутром, слоновой костью и рогом, в дополнение к эмали и стеклу".

Зачастую сюрреалистичный и символический характер дизайнов Лалика относится к области алхимии (воплощения духовного в сфере материального). Павлин - популярный мотив этой традиции, известный в некоторых текстах под латинским термином Cauda Pavonis, обозначающим стадию алхимического процесса, на которой маслянистая субстанция превращается в радужное свечение, относящееся также к сознанию практикующего.

брошь. Анютины глазки

В физическом плане это указывает на взаимосвязь между трансформируемой субстанцией и огнем, в результате чего высокие температуры генерируют узоры по всей материальной субстанции синхронно с поверхностью ума, который участвует в процессе тут

флакон Фигурки из прозрачного и матового стекла. AVEC BOUCHON Ваза с пробкой и патиной цвета сепии 1920г.

отдельный пост о флаконах для духов и дальнейшей разработки идей Рене в недалеком будущем будет на сайте.

источник

часть фото отсюда

ещё источник

и ещё источник