Великий Фирдоуси в своём всемирном труде “Шах-наме” упомянул и Лахор.

В жарком климате Востока нет ничего приятнее, чем предаваться неге в прохладной тени цветущего сада: в беседке на берегу ручья, в тени кипарисов и в окружении чёрнооких и пышногрудых гурий, наслаждаться их игрою на ситаре и зурнае…

В исламских садах, как, например, в садах Шалимар, что в Лахоре или в садах Альгамбры, что в Гранаде, всё аллегорично и обосновано словами Аллаха в Коране. Эта традиция была настолько сильна, что оказалась унаследованной и другими народами, исповедующими ислам, хотя географически они были далеки, как, например, моголы в Индии и мавры в Андалузии.

Лучшие сады, конечно же, были в гаремах повелителей: “…сад, где было всё, что желательно душе правоверного и услаждает очи. И были в этом саду плоды разнообразные, и птицы всех родов и цвета: голуби и горлинки, соловьи и певчие куропатки. А в каналах этого сада была вода текучая и прохладная, и блистали эти потоки цветами и плодами услаждающими. А на деревьях в саду этом было каждого плода по паре, и были в нём гранаты и сливы, абрикосы и персики, груши и яблоки, зелёный миндаль и вишни, померанцы и лимоны. А были в саду этом жасмин, перец и боярышник, лаванда и роза. И это был сад несравненный, и казался он уголком райских садов, и не в силах описать его язык, таковы его чудеса и диковины…” (“Тути-намэ”, “Книга попугая”).

Сады Шалимар, сохранившиеся в Лахоре – то немногое, что уцелело от пышных могольских садов, некогда существовавших на территории Хиндустана. Их разведением увлекался ещё Захир-ед Дин Мухаммад Бабур, потомок великого Тимура, в 1526 году положивший начало Могольской империи.

Самый излюбленный сюжет персидских миниатюр – прекрасный амир-заде, сидящий на ковре среди платанов, кипарисов и персиковых деревьев. Рядом с амир-заде нередко изображалась красавица, подносящая ему чашу щербета. Сад служил прекрасным фоном для любовных сцен и отдыха изнеженных знатных девушек и юношей. Отличное представление о персидском саде даёт поэма Низами Гянджеви “Лейла и Маджнун”.

Сады Шалимар (“Обитель любви”) несут исключительное свидетельство о блестящей архитектурной традиции мугалов (они же моголы: вторая буква в этом слове может читаться по-разному, в Пакистане ли, в Иране или в Афганистане). Сады Шалимар были разбиты, в пяти километрах от Лахора (это, если считать по-современному, а в те далёки времена - они, сады, были далеко за городом), по повелению падишаха Шах-Джахана в 1641-1642 годах. Здесь нужно заметить, что сады Шалимар  на то время уже были в Кашмире, и нравились любимой супруге падишаха - Мумтаз-Махал. Сады в Лахоре были завершены всего за 18 месяцев, и стоили 0.6 мл. рупий. Сады Шалимар были разбиты на трёх нисходящих террасах с севера на юг в виде прямоугольника и охватывают площадь около 17 гектар. Террасы эти расположены на трёх уровнях, каждый уровень ниже предыдущего на пять метров. Верхние и нижние сады имеют квадратную форму и одинаковый размер, в то время как средний сад - прямоугольной формы. Самая верхняя терраса названа Баг-е-Фарах Бакш, что означает “Дарующий Удовольствие”. Вторая известна, как Баг-е-Фаиз Бакш, то есть “Дарующий Благость”. И третья, нижняя, терраса  - "Даритель Жизни". Главный вход во времена Мумтаз-Махал в сады Шалимар был на нижней террасе. В среднем саду были самые сложные гидротехнические сооружения из всех, какие встречались в садах Моголов.

Павильон для музыкантов. На заднем плане - царский павильон облицованный белым мрамором. Также можно видеть беломраморный пандус, по которому стекает вода в бассейны.

Сад в стиле "чахар баг" - четыре сада. Участок сада разделён на четыре части. В центре - хауз (бассейн). На месте бассейна возможна беседка или павильон.

Сады разбиты в стиле "Чахар баг" ("Четыре сада"). Стиль чахар баг пришёл из Персии. Верхняя и нижняя террасы разделены водными каналами и пешеходными дорожками на четыре квадратных участков. В каналах и бассейнах верхнего сада есть 106 фонтанов и 153 фонтана есть в нижнем саду. Всего в садах четыреста десять фонтанов, наполняющих воздух приятной свежестью, даже, когда температура воздуха достигает +75R, что для Лахора не редкость. Два богато украшенных входа вели в нижний сад, через восточную и западную стены.

Хауз. Крайний справа вид - платформа, на которой падишах Шах-Джахан и его любимая (честно пиша, она была второй, но Шах-Джахан сделал её старшей, любимой) супруга, Мутаз-Махал сидели и лакомились мороженым, и наслаждались танцами, пением или просто слушали музыку. Дальше, влево, мехтаб, на котором происходило действо, далее снова влево виден павильон для дам падишаховой зананы. 

Средняя терраса состоит из трёх частей; центральная часть на 1.3 метра выше боковых; огромный бассейн (хауз) cо ста пятидесятью двумя (152) фонтанами расположенными на этой террасе, а в центре бассейна (хауза) этого находится платформа, мехтабом называемая. На этой, средней, террасе находятся четыре павильона, расположенные симметрично вокруг бассейна и трона. В своё время на верхней террасе располагались спальные покои падишаха, спальные покои его жён, Диван-и Ам (общественная приёмная) и Диван-и Хас (приватная приёмная) - всё это не сохранились. Дворцовые бани были расположены в дальней восточной стене - тоже не сохранились. А, раз, ничего из вышеперечисленного не сохранилось - то и нет нужды писать о них -))

От сайта к сайту в INNETe пишут, что до момента строительства земля в этом месте принадлежала семье некоего Миан Мухаммада Юсуфа, чьи предки тоже были садовниками. Придворные инженеры, выбиравшие место под будущие сады, остановили свой выбор на этом участке, потому что именно здесь было легче всего организовать пруды и фонтаны. Пришлось хозяину подарить свою землю падишаху, а тот в знак признательности даровал его семье пожизненное право быть хранителями садов. И что интересно, члены семьи Миан оставались хранителями садов более 300 (трёхсот) лет, когда в 1962 году сады не национализировал захвативший власть в Пакистане генерал Айюб-Хан.

План садов.

Итак, средняя терраса. Посреди хауза находится мехтаб на котром выступали танцовщицы, поэты или певцы. Танцовщицы муджра (куртизанки, танцами развлекающие знатных мужчин – навабов, раджей. В нашем случае - развлекали падишаха и его двор). 

Мехтаб.

Профессия танцовщицы передавалась по наследству от матери к дочери. Танец муджра сохранился и до наших дней: танцовщицы выступают на свадьбах, днях рождения, на мальчишниках (и на  девишниках тоже), снимаются в кино. В Лахоре, Карачи, Агре, Дели, Мумбае и в других крупных городах существуют школы танца муджра. Муджра = “почтительность”, “уважёние”, “приветствие”. 

Ещё во времена падишаха Акбара придворные музыканты были разделены на 7 (семь) групп, чтобы каждый день недели выступал новый оркестр. 

Родом музыканты были из Ирана и Трансоксианы (т. е. Узбекистана), Кашмира и Гвалияра (Индийский штат Мадхья-Прадеш), где процветало искусство пения друпадов.

Зелёная листва, белый мрамор, журчание воды, освежающая прохлада создают ощущение умиротворения и покоя. Недаром сады символизируют ступени исламского рая.

На беломраморной платформе у самой воды сидели их величества и наслаждались музыкой, танцами, пением. Служанки подносили им мороженое и ледяной щербет. Другие служанки в это время усердно работали опахалами. Рядом стояли клетки с певчими куропатками. Напротив царской платформы (см. фото чуть выше по тексту), на другой стороне хауза в двух беломраморных павильонах располагались дамы падишаховой зананы (от персидского зан = "женщина") или гарема, по-русски. 

Джали - решётка из камня или дерева. Кроме эстетического ещё и функциональное - создавали тень и сквознячок.

Один из павильонов для дам падишаха.

Ниже этих павильонов находится беломраморный бассейн, в котором дамы могли освежиться в душный знойный вечер.

От беломраморного мехтаба в центре бассейна, на котором выступали танцовщицы, узкие мостики ведут к павильонам из красного песчаника (песчаник ещё бывает чёрного цвета и песчаного). В этих павильонах играли музыканты. Очень крепкая акустика в этих павильонах. 

Фонтан в царском павильоне. Пол канала вокруг чаши фонтана выложен чередующимися полосами белого и чёрного мрамора, напоминающий зигзагообразную волну, что ещё больше усиливает эффект струящейся воды. На самом деле вода медленно течёт.

К царскому павильону, расположенному на верхнем уровне садов,подходит канал (на фото не виден). Вытекающая из этого павильона вода ниспадает по пандусу в бассейн. Создаётся иллюзия (обман) нескончаемого движения и + создаёт своим испарением прохладу, а журчание воды успокаивает, что полезно для туловища человеческого. Вода стекала вниз через серию порожков, охлаждая мрамор и отражая свет множества факелов и масляных ламп (надо думать, что днём из-за жары все сидели по домам и на улицу не выходили. Во время муссонных дождей тоже концерты не проводили. А зимой весь двор, канцелярия, казна переезжали в Дели или Агру).

Могольские дамы прогуливаются в саду. Сер. XVIII века. Из фондов Российской национальной библиотеки (им. С. Щедрина), СПб.

Территория садов огорожена стеной, и внешне оные напоминают небольшую крепость. Посетители заходят туда через парадный вход (на верхнем уровне), который в прежнее время являлся запасным. Ну, а если точно, никто теперь не скажет, как всё это выглядело в эпоху Моголов.

Чиил. Коршун на хинди звучит, как "чиил", око джунглей из книги о Лягушонке-Маугли, всегда высоко парит в небе. Скорее всего, Р. Киплинг описывал черного коршуна. В Индии (а нашему любезному читателю доподлинно известно, что до 1947 года Пакистан, Бангладеш и Индия составляли единое государство - Хиндустан) один из подвидов этого пернатого считается воплощением Гаруда – царем птиц. Коршуны парят над лесами и равнинами, словно патрулируют небо. В “Книге джунглей” Чиил помогает главным героям, предупреждает об опасности.

Сады Шалимар значительно пострадали на рубеже XVIII– XIX веков, когда моголы пали и в Панджабе начались беспорядки. Великолепные мраморные строения разбирали и отправляли в Амритсар на строительство Золотого храма (мандира) сикхов, бронзу фонтанов распродавали на базарах, цветы вытаптывали; украшения из полудрагоценных камней вырезались и выковыривались англичанами и теми же сикхами. За века своего существования Шалимар в немалой степени пострадал от влияния неблагоприятных климатических условий, эрозии почвы, природных катаклизмов, вандализма и войн. Сегодня остро стоит вопрос о сохранении сада в его первозданном виде и реставрации. Саду был нанесен серьезный ущерб засухами последних лет. В 1947 году правительство Пакистана, на территории которого расположены сады Шалимар, отчасти восстановило легендарные сады. Сейчас они стоят в одном ряду с величайшими памятниками мира. Шалимар является объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО. В 1981 году после включения объекта в список Всемирного наследия ЮНЕСКО выделило какие-то деньги.

Сады - любимое место отдыха лахорцев.

Сады Шалимар и сейчас удивляют своим великолепием: садах растут разнообразные плодовые и декоративные растения. Среди них миндаль и персик, вишня и манго, шелковица и айва, а также сладкие и кислые сорта апельсинов, тополь и кипарис. Особенно хороши эти места во время буйного цветения деревьев и кустарников.

Чаще всего художники создавали абстрактные женские образы, а не портреты реальных принцесс и придворных дам. Большинство портретов Мумтаз-Махал, в девичестве Арджуманад Бану Бегам, написано в XIX веке, в соответствии с художественным стилем черты её лица стилизованы и идеализированы. Ладони и пальцы окрашены хной.

Вдохновлённый красотой садов, французский парфюмер Жак Герлён в тридцатых годах прошлого столетия создал изысканные духи Shalimar, достойные самой Мумтаз Махал. Их дурманящий восточный аромат напоминает о благоухающих и неувядающих садах в окрестностях Лахора.