Русский музей учреждён в 1895 году как художественный и культурно-исторический музей. До 1917 года официально назывался императорский музей русского искусства Александра Третьего. Открыт в 1898 году в бывшем Михайловском дворце, главном здании архитектурного ансамбля площади Искусств. Основу коллекции составили 80 картин из Эрмитажа, 120 – из А. х, 200 – из императорских резиденций (Зимний, Гатчина, Александровский в Царском Селе.

Русский музей в Санкт-Петербурге называют “энциклопедией отечественного искусства”. Здесь находятся лучшие собрания русских художников, скульптуры, обширные коллекции графики, декоративно-прикладного и народного искусства, памятники Средневековой Руси. Переходя из зала в зал и рассматривая живописные полотна, акварели, изваяния, гравюры, рисунки, можно увидеть полную панораму русской художественной культуры на протяжении тысячелетия.

Русский музей - крупнейший в России, наряду с Третьяковской галереей, что в Москве, музей русского и советского искусства.

Поединок на Куликовом поле. (1943. ГРМ СПб).

Коренной перелом.  Картина Михаила Ивановича Авилова, которая в школьных учебниках иллюстрируют Куликовскую битву 1380 года, на самом деле не только о далёком прошлом, но и современной художнику войне против иноземного агрессора.

Михаилу Ивановичу Авилову понадобились особые обстоятельства, чтобы вернуться к теме Куликовской битвы, в ходе которой была одержана самая знаменитая победа русских над татаро-монголами. Картину “Выезд татарина Чели-бея на единоборство с Пересветом” он выставлял ещё в 1917 году, однако считал полотно неудавшимся и позже уничтожил. Почти четверть века спустя началась Великая Отечественная война. Ветеран первой мировой, Авилов хотел пойти добровольцем на фронт. Но ему отказали из-за возраста: живописцу было под шестьдесят. В декабре 1941 года художника эвакуировали из блокадного Ленинграда в Узбекистан. Осенью 1942 года баталист перебрался в Москву. Там ему выделили мастерскую, и Авилов уже совершенно с другим настроем начал писать огромное полотно о сражении русских с ордынцами. Работа над картиной, по словам Михаила Ивановича, шла на удивление легко.

О единоборстве монгольского батыра с русским монахом, которое предшествовало Куликовской битве и закончилось гибелью обоих, известно из довольно позднего источника, “Сказание о Мамаевом побоище” (обычно датируемое концом XV – началом XVI века). В более ранних рассказах о событиях 1380 года о поединке не упомянуто, и многие совремённые учёные сомневаются о достоверности сведений из “Сказаний…”. В годы войны отношение к этому источнику было менее критичным, а потребность в сюжетах из отечественной истории об успешной борьбе против захватчиков – велика. Авилов работал над картиной в переломный период, когда шли тяжёлые бои под Сталинградом, которые ценой невероятных усилий закончились победой Красной Армии. Ситуация на полотне резонировала с действительностью. Ещё не известно кто одержит верх в противостоянии, но то, что благословленный святым старцем монах-воин повергает грозного противника, пусть даже ценой своей жизни, даёт надежду всему русскому войску.

Впереди русской армии, на белом коне – великий князь Московский Дмитрий Иванович Донской.

Центральное место занимают взвившиеся на дыбы могучие кони, с сидящими на них Пересветом слева и Челубеем справа. Они изображены очень крупно и подавляют собой остальное изображённое на картине. Развевающиеся гривы, оскаленные зубы и свирепые морды делают коней страшными. Ярко выделяется развевающаяся по ветру пёстрая попона коня Челубея и расписной круглый щит, проткнутый копьём русского богатыря. У Пересвета ярко поблескивают на солнце стальной шлем и кольчуга.     

Копья противников ударяют в щиты друг друга. Щиты и кольчуги не выдерживают удара и копья протыкают их, вонзаясь в тела богатырей. Челубей слетает с седла лошади от удара копья русского богатыря. С его бритой головы летит красный малахай. Подался назад и Пересвет. Его фигура крайне напряжена, глаза лютой ненавистью впиваются в поверженного врага.

На заднем плане по краям картины стоят уходящие вдаль войска.

5-Шлем. По тексту “Сказания…”, в бою Пересвет Александр смиренно носит “Шелом архангельского образа”, то есть куколь, головной убор чернеца-схимника. Но советский художник старался не подчёркивать монашеский статус героя, поэтому на картине о миссии Пересвета как защитника православного мира напоминает разве что крест-мощевик поверх кольчуги. Голову воина защищает сфероконический шлем, причём позднего образца, с подвижным наносником. В XIV веке такие ещё не были распространены на Руси.

6-Наряд Челубея. Авилов использовал наброски азиатских орнаментов и предметов одежды, сделанные в эвакуации в Узбекистане.

7-Щит. Копьё Пересвета пробивает изображение змея на щите Челубея, словно русский воин святой Георгий. Змей в русском фольклоре - традиционный символ диких и опасных степных народов, а древние змееборческие сюжеты часто ассоциировались в том числе и борьбой против них.

8-Русское войско. В отличие от охваченной волнением армии противника, русская армия спокойна и статична. Это подчёркивается “лесом” вертикалей: копья и знамёна, среди которых – хоругвь с изображением Спаса Нерукотворного. Воины великого князя Московского Дмитрия Донского уверены в своей победе – их дело правое, победа будет за ними.

1-Место битвы. Как считается, Куликово поле располагалось возле слияния рек Дона и Непрядвы; в наши дни на этом месте, в Тульской области, находится соответствующий музей-заповедник. Однако историк и филолог, профессор Сергей Азбелев оспаривал это утверждение, указывая на путаницу в терминах, поскольку в XIV веке “летописцы… под словом -устье- разумели исток Непрядвы из озера Волово – на расстоянии приблизительно сорок километров от места слияния её с Доном”.

2-Александр Пересвет. В источниках его называют то монахом, то боярином, то бывшим боярином. В “Сказании о Мамаевом побоище” впервые раскрыта предыстория появления этого человека на поле боя: Сергий Радонежский по просьбе великого князя Дмитрия Ивановича, приехавшего за благословением, отправил с ним двух монахов, в прошлом прославленных воинов, Пересвета и Ослябю. Правда, исследователи сомневаются, что встреча великого князя со святым старцем перед битвой состоялась в реальности. Историк Игорь Данилевский, к примеру, отмечает, что Дмитрия Ивановича, спешившего к месту сбора русской рати в Коломну, было слишком опасно увеличивать путь вдвое, чтобы посетить Сергия, тем более, что в тот момент Дмитрий Иванович и Сергий Радонежский конфликтовали. Однако в тексте Задонщины можно видеть, что Пересвет был жив в разгар Куликовской битвы, ибо он на поле поскакивает на своём добром коне, а злачёным доспехом посвечивает, когда уже иные лежат посечены”. В “Сказании о Мамаевом побоище” оба воина погибли в поединке, однако победа осталась за Пересветом, так как его конь смог довезти воина до русских войск, тогда как Челубей оказался выбитым из седла.

3-Челубей. В разных редакциях “Сказаниях…” имя этого грозного воина либо не упомянуто, либо его зовут Темир-мурза или Таврул. Челубеем вражеского поединщика впервые именуют в источнике 1680 года. В “Сказании…” о нём написано так: “Выехал злой печенег из войска татарского перед всеми доблестию похваляясь, видом подобен древнему Голиафу: пяти сажен высота его, трёх сажен ширина его”.

4-Вооружение Пересвета. Авилов всегда отличавшийся к точности в деталях, сделал для картины множество эскизов русских доспехов и оружия из Государственного Исторического музея.

Михаил Иванович Авилов.

1882- родился в столице империи.

1904-1913 – учился в Императорской Академии художеств в классе батальной живописи. Дипломная работа – “Царевич Иван Грозный и бояре-воспитатели”.

1914-1917 – добровольцем пошёл на WWI. Публиковал в журналах фронтовые зарисовки.

1918-1921 – жил в Сибири, организовывал курсы рисунка и живописи, участвовал в оформлении городских праздников.

1923- вступил в Ассоциацию художников революционной России.

1941- эвакуирован из блокадного Ленинграда.

1942-1944 – жил и работал в Москве.

1943- создал эпическое полотно (327*557) см.

1946- получил Сталинскую премию за “Поединок на Куликовом поле”.

1947- стал действительным членом Академии художеств СССР, и начал преподавать в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина.

1953- получил звание Народного художника РСФСР.

1954 – умер; похоронен в Некрополе мастеров искусств на Тихвинском кладбище на территории Александро-Невской лавры СПб.

Михаил Иванович Авилов – один из наиболее популярных советских художников-баталистов.

Одна из последних больших работ М. И. Авилова – “Поединок на Куликовом поле” – изображает эпизод из далёкого прошлого нашей Родины. Художник сумел так передать в ней патриотизм русского человека, героизм и самоотверженность, что сцена боя с татарским богатырём Челубеем захватывает зрителя, как событие сегодняшнего дня. Художник также сумел предать высокие идеи, близкие и понятные каждому советскому гражданину: пламенную любовь к народу и беззаветную преданность Отчизне.

Правительство высоко оценило творческую и общественную деятельность Михаила Ивановича. Он удостоен звания Заслуженного деятеля искусств и награждён орденом Трудового Красного Знамени, он - действительный член академии художеств СССР, профессор Института им. И. Е. Репина.

За картину “Поединок на Куликовом поле” в 1946 году М. и. Авилову была присуждена высокая награда – Сталинская премия первой степени.

Православные иноки. На Руси не существовало монашеских рыцарских орденов, как у католиков. Однако православные иноки (инок или монах - человек, который жил в удалении от мира, молясь богу) всегда относились к ратному делу в полном соответствии со словами Афанасия Великого (один из греческих отцов Церкви, принадлежавший к Александрийской школе патристики, архиепископ Александрийский, преемник епископа Александра): “Не позволительно убивать: но убивать врагов на брани и законно, и похвалы достойно”. Московский же князь Дмитрий Иванович Донской называл игумена Троицкого монастыря Сергия Радонежского “способником нашим и вооружителем”. Монастыри давали государям ратных людей, обители выделяли средства на их содержание. И всё же на этом роль ратная русских монастырей не заканчивалась. 

Таким Александра Пересвета увидел Павел Викторович Рыженко: "Молитва Пересвета". Фрагмент.

Павел Викторович Рыженко (1970-2014). "Молитва Пересвета". Работал в Студии военных художников им. М. Б. Грекова.

Павел Викторович Рыженко (1970-2014). "Победа Пересвета".

Фрагмент картины Павла Викторовича Рыженко (1970-2014). Позади инока поверженный Челубей падает на землю. Пересвета конь несёт к своим. Пересвет ранен в правое плечо. 

Нет единого мнения у историков о том, строились ли монастыри на Руси изначально в качестве одного из эшелонов обороны или нет. Уже с XVI века крупные православные монастыри были окружены каменными стенами, башнями, склады огневого и продовольственного припаса. Для увеличения обороноспособности таких “монашеских крепостей” московские великие князья и цари посылали воинские отряды. В тех монастырях, в которых не стояли гарнизоны, всегда хватало людей способных держать оружие в руках. Речь, прежде всего, идёт о бывших ратных людях, принявших постриг. Иноки Александр Пересвет и Родион Ослябя, посланные игуменом Сергием на Куликовскую битву в “Сказании о Мамаевом побоище” названы “два въина от своего плъку”. Иноки считались воинами духовной брани.

И Пересвет, и Ослябя в своей прошлой, мирской, до пОстрига, жизни были витязями: Пересвет – боярин старшой дружины брянского князя, а Ослябя – боярин в Любутске-на-Оке. В Киево-Печерской лавре, например, покоится великий защитник земли Русской – Илья Муромец, сын Иванов из села Карачарово.

ПОстриг принимали в конце жизни многие князья и бояре, Иван Грозный, к примеру, а некоторые – даже схиму, Александр Невский, например, опять же. В XVIII веке, к примеру, одной из главных функций монастыря была забота о воинах-отставниках и о воинах-инвалидах. Жившие в монастырях воины-ветераны регулярно привлекались правительством к “работе по специальности”, например, служили в ланд-милиции, в пожарных командах. В случае необходимости ветераны организовывали оборону монастырей, как, например, организовали оборону Соловецкого монастыря летом 1571 года во время русско-шведской войны в рамках большой, Ливонской, войны. Или оборона Псково-Печерского монастыря во время Северной войны.

Историческая справка. Поле Куликово.

Урус-хан, хан Белой орды успешно отражал попытки амира Тимура распространить своё влияние к северу от Сырдарьи. А Туй-ходжа-оглан, амир Мангышлака, отказался помогать Урус-хану в его борьбе с Тимуром. За это Урус-хан велел казнить Туй-ходжу-оглана. Амир Тимур помог сыну казнённого, Тохтамышу, войсками. В 1375 году Урс-хан умер, и Тохтамыш стал ханом Белой и Синей орды. И тут он столкнулся с узурпатором Мамаем.

Чтобы воевать с Тохтамышем Мамаю нужно было собрать войско, т. к. волжские татары неохотно ему служили – не был чингизидом. А для войска нужны деньги, которые ему обещали купцы генуэзских колоний в Крыму. В обмен на деньги купцы потребовали получения концессий для добычи соболя в районе Великого Устюга. Мамаю и в голову не приходило, что генуэзцы считали его “унтерменшем”, его тупо использовали, а не любили. Мамай договорился с Дмитрием Ивановичем, будущим Донским, в обмен на предоставление генуэзцам концессии даст ему ярлык на великое княжение. Князь Дмитрей и некоторые его бояре не возражали (в 1371 году ярлык на великое княжение Дмитрий Иванович получил). Но этому помешал митрополит Алексей и игумен Троицкого монастыря Сергий Радонежский. Если бы сделка Мамая и Дмитрия состоялась, Московская Русь очень скоро стала бы торговой колонией Генуи. Митрополит Алексей, из знатного боярского рода Плещеевых, понимал, что за мусульманином Мамаем стоят католики (католики не считают православных - греков, русских, белорусов, украинцев, болгар, сербов, румын, молдаван за единоверцев. Впервые это случилось в 858-867, через 300 лет превратилось в религиозную войну с православием).

Дмитрий Донской на памятнике Тысячелетие России. (Под правой ногой Дмитрия Донского - Мамай).

Авторитет Сергия Радонежского был столь велик, что одной лишь только угрозой закрыть церкви принудил Нижний Новгород к компромиссу в войне с Москвой. Митрополит Алексей возглавлял московское правительство до самой своей смерти в 1378 году. За 25 лет его правления Москва без крови сделалась столицей Руси; ярких событий было мало, а перемен – много: Золотая орда стала Синей ордой (а это не одно и тоже), а на месте конфедерации вассалов хана возникло государство Московское. Отвергнув предложение Мамая (1374), правительство, возглавляемое митрополитом Алексеем показало верность союзу с законным наследником ханов золотой орды, чингизидом – Тохтамышем. Произошло розмирье между Москвой и Мамаем.Темник зело осерчал, и, чтобы наказать непокорного князя, заключил союз с Ягайлой, сыном Ольгердаса, князя Литвы. Обоих объединяло желание Залесскую Украину, Московскую Русь поделить на сферы влияния.

Горячим сторонником войны с татарами был епископ Суздаля Дионисий. Мамай прислал в Нижний Новгород (столицей Суздальского княжества был Суздаль – маленький городок, а Нижний Новгород – большой, богатый торговый город – суздальские князья и епископ жили в Нижнем). Зимой 1377 года, Мамай прислал посла в Нижний Новгород, чтобы договориться о мире и дружбе (против князя Дмитрия Ивановича), епископ Дионисий велел перебить посольство. А самого посла раздели донага, выпустили на лёд Волги и затравили собаками. Мамай был монголом и исповедовал религию бон – восточный вариант митраизма. Самым страшным, непрощаемым грехом митраисты считали предательство, в том числе и убийство гостя; то воздаяния за убийство посла были вызваны глубоким убеждением или наследием древнего мировоззрения, впитанного монголами в плоть и кровь. Закон о неприкосновенности послов монголы выполняли столь последовательно, что позднейшие дипломаты должны были поставить памятник Чингис-хану и его закону (Яссе).

Сергий Радонежский (1314-1392).

Мамай велел мурзе Арапше наказать виновников гибели своего посла, что и было исполнено: на реке Пьяне (1377) суздальцы и нижегородцы были разбиты, затем Арапша взял Нижний Новгород – всё, что осталось после резни было сожжено. В 1378 году Мамай послал мурзу Бегича, и на реке Вожа московская рать побила мурзу.

Таким образом Москва поменяла союзника: Мамая на Тохтамыша, узурпатора на чингизида. В мае 1380 Ягайло заключил мирный договор с Орденом, чтобы высвободить все свои силы для похода на Дон. Этим договором Ягайло предал Кейстутиса, героически оборонявшего от немцев Жемайтию. Потери Мамая на Куликовом поле были огромны, но погибли наёмники, навербованные на деньги генуэзских колоний в Крыму. Своя же орда уцелела. Москва, потеряв в битве своих лучших пассионариев – ослабела. Русские понесли огромные потери, особенно ранеными. А свежие литовские ратники Ягайлы, киевляне и белорусы, преследовали обозы с ранеными, грабили их и убивали беззащитный раненых. На поле Куликово шли москвичи, тверичи, рязанцы, куряне, меря, мурома, а вернулись – русские. Население Залесской Украины ощутило себя этносом. Подвиг на поле Куликовом объединивший всё население, стал моментом рождения и государства, и народности, и культуры, и воинского духа, позволившего потомкам витязей XIV века жить и побеждать, ориентируясь на себя и только на самого себя! (И в Смутное время, и в ВОВ, и в войне на Украине). Потому что это были уже новые силы, новый запас энергии.

В 1381 году Дмитрий Донской пригласил киевского митрополита Киприана на московскую митрополию, и Киприан, несмотря на то, что канонически он уже не может претендовать на митрополию Всея Руси, едет в Москву, где его со всеми почестями встречает великий князь. Теперь православные подданные язычника Ягайло в делах веры стали подчиняться Москве. Это тонкое и умное дело суздальские князья представили хану Тохтамышу, как сговор Москвы с Литвой, союзницей Мамая – врага Тохтамыша. В 12 августа 1382 Тохтамыш изгоном (на рысях, без обоза) подошёл к Москве и сжёг её.