«Я почувствовал, что с тех пор, как открылись мои глаза, моё сознание начало обретать свободу».

Камиль Писсарро

«Я никогда не сомневался, что было основой пути, которым мы инстинктивно шли. Изображение воздуха».

 Камиль Писсарро

«Работая, я забываю все горести и печали. Я даже просто их не знаю. Страдание подчиняет себе только бездельников».

Камиль Писсарро

«Человек должен быть уверен в успехе до конца, даже тогда, когда кажется, что надежды больше нет».

Камиль Писсарро

Камиль Писсарро. Автопортрет

Камиль Писсарро (1830-1903) – самый старший в плеяде импрессионистов. По возрасту он принадлежал к «поколению 1830 года», но прочно связал свою творческую судьбу с новым течением.

"Камиль Писарро был единственным из группы основателей, кто не покинул поле боя ни разу. В наиболее мрачные годы, когда самые стойкие откалывались, он один оставался на посту, обрекая себя на самую крайнюю нищету". (Л. Волынский, "Зелёное дерево жизни").

 

ВРЕМЕНА ГОДА


Писсарро. Огород и деревья в цвету 1877.

«Небо тоже кажется цветущим».  Л. Вентури

Камиль Писсаро. Красные крыши.

"В пейзаже всё подчинено передаче эффекта солнечного света и трепетности воздуха. Общее настроение определяется изображенными на первом плане тонкими деревьями. Они купаются в неярком зимнем солнце, их ветви, написанные небольшими зелеными и желтыми мазками, переплетаясь, образуют нежное золотистое кружево".

Д. К. Самин

 

«Будучи художником "тонких состояний" природы, Писсарро отдавал предпочтение переходным сезонам - весне и осени с их частыми переменами погоды. Удивительно, что он, уроженец Антильских островов, где контрасты света и тени отчаянно ярки, нашел себя именно в холодноватых, неброских осенне-весенних пейзажах Франции. Чудесно передает он и сумрачность весеннего пасмурного дня в "Пейзаже в Лувесьене", 1870, и влажно-морозную дымку над тронутыми снегом полями в "Эраньи, эффект снега", 1894, и "первоначальное увядание" в поздней картине "Осеннее утро в Эраньи. Облачно", 1901. Пейзажи Писсарро способны более очаровать, нежели восхитить».

"Художественная галерея. Писсарро", №111, 2006 г.

  Камиль  Писсарро был вместе с Клодом Моне организатором первой выставки импрессионистов и единственным, кто участвовал во всех восьми. …Моне и Писсарро связывала большая творческая близость, вместе они работали на пленэре в окрестностях Парижа, некоторые их пейзажи тех лет неопытному глазу даже трудно различить.  Оба стремились схватить летучий момент в его динамике, передать атмосферу, свет и воздух. Но у Писсарро не было романтических наклонностей Моне. Он строже, как будто бы прозаичнее; не пренебрегает конструктивностью, ясным чередованием планов, перспективной глубиной – что можно видеть в «Оперном проезде». Недаром многому научился у Писсаррро Сезанн, считавший себя более всего обязанным именно этому художнику.

Клод Моне.  Бульвар Капуцинок. 

Улица видна с высоты. Мелькание, движение, мерцание. Половина видимого утопает в свете вечернего солнца, половина погружена в холодноватую серо-лиловую тень. Нет предметов – есть жизнь города. (Вспомним: ещё Делакруа говорил, что хочет написать не саблю, а блеск сабли.) Нет традиционного центра или стержня композиции, схвачено мимолётное зрительное впечатление. Справа видны полуобрезанные рамой фигуры людей, стоящих на верхнем балконе, - они смотрят вниз. Картина города – это то, что они видят оттуда.

Камиль Писсарро. Оперный проезд в Париже. 

Серенький облачный день. Крыши слегка запорошены снегом, мостовая мокрая. Всё объемлется единым тоном – розовато-пепельным с сиреневым холодком. Ощутима особая «окраска воздуха», влажного, равномерно окутывающего улицу.  Если подойти близко к полотну, видна мозаика мелких, прилегающих друг к другу, но не сплавленных мазочков – характерные «запятые» импрессионистов. Писсарро привлекает не столько чудесная фантасмагория света, как у  Моне, сколько «обыкновенное чудо» воздушной атмосферы. Мир у него тоже как бы развеществлён: глядя на «Оперный проезд», мы не чувствуем ни каменности зданий, ни строений экипажей и человеческих фигур, - всё смотрится лёгкими пятнами и кажется сотканным из единой материи...

 Необычайная динамика пейзажей художника рождается из той смелости и экономной точности, с какой он пользуется своей свободной живописной техникой.  Для изображения фигуры человека с зонтиком ему достаточно двух мазков кисти – одного на человека, одного – на зонт. И ни на секунду не исчезает полная убеждённость, что это не два пятна серой краски, а человек под зонтом, - настолько движение мельчайших мазков строго следует форме и движению человеческой фигуры.

ГОРОДСКИЕ ВИДЫ

Особое место в творчестве Писсарро занимают полотна, посвященные Парижу.   Мастер страстно любил Париж, поэтому большинство полотен он посвятил именно ему.

Как женщины Ренуара, как лондонские туманы Моне, так городские бульвары Писсарро – художественное открытие.

Камиль Писсаро. Бульвар Монмартр во второй половине дня. Дождь. 1897.

Камиль Писсаро. Бульвар Монмартр ночью.

Камиль Писсаро. Бульвар Монмартр туманным утром.

«Писсарро Париж пленяет непрекращающимся и всеобщим движением – ходьбой пешеходов и бегом экипажей, течением потоков воздуха и игрой света. Город Писсарро не перечень достопримечательных домов, попавших в поле зрения художника, а живой и беспокойный организм. Захваченные этой жизнью, мы не осознаем банальности строений, составляющих бульвар Монмартр. Неповторимое очарование находит художник в неугомонности Больших бульваров. Утренним и дневным, вечерним и ночным, залитым солнцем и посеревшим запечатлел Писсарро бульвар Монмартр, рассматривая его из одного и того же окна. Вся серия состоит из тринадцати полотен. Ясный и простой мотив уходящей вдаль улицы создает четкую композиционную основу, не меняющуюся от холста к холсту».

А. Д. Чегодаев

Писсарро. Площадь Французского театра в Париже. 1898 

 

Писсарро. Эрмитаж в Понтуазе.

Любимым местом работы Писсарро долгие годы был холмистый Понтуаз, городок на реке Уазе. «Безоблачное небо, сочная зелень, яркое солнце – таким предстает лето в картине «Понтуаз» (1867). Короткие, интенсивные по цвету и, кажется, очень подвижные тени от фигурок и деревьев. Большие массы зеленого цвета, уравновешенные голубым, создают ощущение чистого и прозрачного воздуха. Эффекты ослепительного солнца, жаркого дня достигнуты сопоставлением контрастных цветов: среди холодных вкраплены горячие красные в фигурках людей, черепичных крышах» 

Г. Абеляшева .

 

Если Эдуард Мане был вдохновителем, а Клод Моне – лидером, то Писсарро называли мозгом импрессионистического движения. С не меньшим правом он мог считаться и его совестью. «Папашу Писсарро не просто любили, его обожали… - вспоминал его младший современник Таде Натансон.- Он всегда один из первых, если не первый, различал и защищал всё новое и интересное. Что только появлялось в искусстве». «В нём всё было благородно: мысли, чувства, характер, - вспоминал Жорж Леконт. – Никогда он не произносил горьких слов или слов зависти и мелочной злобы… Бедняк, с трудом содержавший семью, он находил возможность делать добро – для него это было совершенно естественно – и помогать другим не только подбадривающим словом. Но и делом».

Часть 2 здесь: http://obiskusstve.com/546906492861418473/kamil-pissarro-chast-2/