Иннокентий Анненский

(1 сентября 1855 – 13 декабря 1909)

 

                     Иннокений Анненский. "Антология русского лиризма. ХХ век"

                                                                                              1900-е годы

Анненский Иннокентий Фёдорович родился в Омске, где в то время работал его отец Фёдор Николаевич, крупный государственный чиновник. В 1860 году семья переезжает в Петербург; к этому же времени относится тяжёлая болезнь И. Анненского, давшая непоправимые осложнения на сердце. Материальное положение семьи пошатнулось из-за служебных неурядиц главы семейства, что отразилось и на внутренней атмосфере дома Анненских; свою лепту вносила и мать Наталья Петровна (в девичестве Карамолина, по некоторым предположениям – из потомков Ганнибала)... Важную роль в жизни будущего поэта сыграл старший брат Николай Фёдорович: у него младший и живёт большей частью, и к сдаче экзаменов за гимназию экстерном готовится с помощью брата. (Его советы: не печататься до 30 лет, давать стихам «вылёживаться» в течение девяти лет – эта заповедь ещё от Горация и др. – станут законами для уже писавшего стихи Иннокентия Фёдоровича до конца жизни.)

В 1877 году И. Анненский страстно влюбляется в Н. Хмара-Борщевскую и через два года по окончании университета женится на ней. Стремясь обеспечить семью (Надежда Валентиновна выходила за него замуж, имея двух детей), молодой преподаватель ведёт в гимназии до 56 уроков в неделю, что и совсем здоровому человеку не под силу... В 1880 году у них родился сын Валентин.

Вместе с тем И. Анненский много переводит, особенно – по влечению – французских поэтов, продолжает писать свои стихи, никому их не показывая и не помышляя об издании. Выстраивается и карьера в просвещении: с 1896 по 1906 год И. Ф. Анненский – директор Николаевской гимназии в Царском Селе. С начала 90-х годов он приступил к переводу всех трагедий Еврипида. Чуть позже пишет четыре свои трагедии на сюжеты античных мифов. Выступает в педагогической печати со статьями по проблемам преподавания, приступает к статьям, которые составили знаменитые теперь «Книги отражений».

В эти же годы он достигает вершины своей карьеры: получает звание действительного статского советника, т. е. гражданского генерала...

Наконец, в 1901 году задумывает и в 1904 издает сборник своих стихотворений и переводов «Тихие песни» под псевдонимом «Ник. Т-о»**.

Почти сразу Брюсов, а позже Блок невнятно поприветствовали «молодого поэта»... Брюсов посоветовал работать над собой***; Блок ещё посетовал на вялый (?) эпиграф, нашёл «испуганную душу» и т. д.

«Символисты прозевали И. Анненского», – напишет в 1909 году Городецкий.

Именно на этот год приходится краткий период полупризнания: работа с Маковским в «Аполлоне», публикация стихов и – главное – злополучная статья Анненского «О современном лиризме», тон и смыслы которой сделали всех врагами автора в один момент...

С тем он и умер от сердечного приступа на ступенях Царскосельского вокзала 30 ноября 1909 года...

_______________________________________________________

 * Приносим извинения за нарушение алфавитного принципа расположения авторов. Но всё-таки первым и должен быть Первый. Формально алфавит будет нарушен ещё один раз – в самом конце 3-го тома.

** Н и к т о – по-гречески Улисс; так называл себя Одиссей, когда хотел спастись от одноглазого Полифема.

*** Рецензия вообще посвящена И. Рукавишникову, а об И. Анненском – попутно, несколько строк...

 

                                   СЕНТЯБРЬ

 

Раззолочённые, но чахлые сады

С соблазном пурпура на медленных недугах,

И солнца поздний пыл в его коротких дугах,

Невластный вылиться в душистые плоды.

 

И жёлтый шёлк ковров, и грубые следы,

И понятая ложь последнего свиданья,

И парков чёрные, бездонные пруды,

Давно готовые для спелого страданья... 

 

Но сердцу чудится лишь красота утрат,

Лишь упоение в заворожённой силе;

И тех, которые уж лотоса вкусили,

Волнует вкрадчивый осенний аромат.

 



  *  *  *

Только мыслей и слов

Постигая красу, –

Жить в сосновом лесу

Между красных стволов.

 

Быть как он, быть как все:

И любить, и сгорать...

Жить, но в чуткой красе,

Где листам умирать.

 

 

НОЯБРЬ

  Сонет 

 

Как тускло пурпурное пламя,

Как мёртвы жёлтые утра!

Как сеть ветвей в оконной раме

Всё та ж сегодня, что вчера...



Одна утеха, что местами

Налёт белил и серебра

Мягчит пушистыми чертами

Работу тонкую пера...



В тумане солнце, как в неволе...

Скорей бы сани, сумрак, поле,

Следить круженье облаков



Да, упиваясь медным свистом,

В безбрежной зыбкости снегов

Скользить по линиям волнистым.